Зачем возрождают идею монархии

Очень странный сейчас пошел процесс. Как и в конце 80-х, вдруг "ожили" идеи возрождения монархии в России. И Кирилловичи опять в Россию зачастили, раздавая ордена; и недавно от лица прокурора Крыма прозвучало заявление, что оказывается Николай Второй от престола не отрекался, чем был дан намек на то, что монархия в России до сих пор де-юре существует.

И хотя, крымская Няша в этом ошиблась, тенденция, однако, интересная. Давайте поглядим на историю "ренессанса" монархических идей в России, а заодно попробуем понять - кто такие господа нынешние монархисты и можно ли считать их патриотами.

Первые неофициальные "патриотические" движения появились еще в СССР в конце 80-х. На фоне разваливавшейся на глазах советской официальной идеологии и зарождающейся в то же время "демшизы", их идеи находили весьма значительную поддержку среди тех, кому в самом деле была далеко не безразлична судьба России. Например, на закате перестройки вдруг резко набрали популярность идеи монархизма.

В середине 1989 года о монархической ориентации заявила "Память" Дмитрия Васильева, в ноябре 1989-го образовалась Православно-монархическая партия Сергея Юркова-Энгельгардта. Уже в те годы возрожденная монархическая идеология своим главным духовным источником провозглашает православие. В головы масс внедряется следующая логическая цепочка: русский — значит, православный, а православный — значит, монархист.

Уже в 1990 году монархисты заявляли, что правые (демократы тогда предпочитали называть себя левыми) — это те, кто по правую руку от Бога: на том свете Бог разделит людей на две части, поставив праведников по правую руку, а грешников — по левую. Хочешь попасть в рай — становись монархистом.

В принципе, на первый взгляд монархисты несли в народ правильные идеи — признавая ошибками обе революции (февральскую и октябрьскую) 1917 года, подвергая критике либералов позднего советского периода и выступая за восстановление русской истории, что находило отклик в творчестве очень почитаемого в монархических кругах певца и поэта Игоря Талькова.

С другой стороны, это совсем не мешало тем же монархистам подвергать резкой критике почти всё, что происходило в СССР с 20-х по конец 80-х годов. В этом плане они были солидарны с тогдашними либералами — повторяя вслед за ними одинаковые мантры про миллионы расстрелянных лично Сталиным, ужасы ГУЛАГА, про то, как немцев заваливали трупами сотен тысяч замученных голодоморами и индустриализациями крестьян.

Таким образом, монархисты — так же как и либералы — выступали за разрушение СССР как непригодного, по их мнению, государства. Только если либералы предлагали построить на обломках Советского Союза демократическое государство по западному, а скорее даже, по американскому образцу, то монархисты — на тех же самых обломках — отреставрировать монархию, ввести обязательное изучение во всех школах "Закона Божьего" и ввести вместо семейного кодекса "Домострой".

Их идеи были по сути в условиях современности, мягко выражаясь, утопичными и даже порой выглядели комично — как например, молодые люди в белогвардейской форме на митингах в начале 90-х, которые даже не знали того, что в реальности большинство представителей Белого движения были не в восторге от идей реставрации монархии в России. Впрочем, вся эта комичность с белогвардейскими мундирами и бесконечными крестными ходами не помешала монархистам принять посильное участие в "подтачивании" фундамента СССР: в событиях августа 1991 года есть значительная доля и их "заслуг".

В течении последующих лет в середине 90-х монархисты постоянно конфликтовали с другими патриотическими и оппозиционными по отношению к либеральному правлению Ельцина силами. После того, как идеи монархистов потеряли популярность, политологи либерального толка в своих схемах и построениях отвели им скромное место "одной из составляющих" пресловутого "патриотического движения от коммунистов до монархистов", рассматривая последних лишь в качестве части ельцинской оппозиции, прикрывающей свой нонконформизм выставляемым напоказ православием и монархической атрибутикой.

Иными словами, Российское монархическое движение "вписали в схему" в качестве "карманных патриотов", не представляющих серьезной опасности для либералов — такими, над которыми иногда можно вдоволь потешиться, а при необходимости — и попугать обывателей перспективой возрождения "черной сотни". Современные монархисты, конечно, уже утратили большую часть популярности, заработанной в конце 80-х и начале 90-х годов.

Тем не менее, их можно часто заметить на различных мероприятиях, организуемых оппозицией, не исключая и известный "Русский марш". А в 2012 году, как раз на волне протестной активности в России, была официально зарегистрирована Монархическая партия, возглавляемая предпринимателем и депутатом Антоном Баковым. Современные монархисты, в основном, негативно относятся к системе государственной власти в России.

В начале 2013 года Баков совместно с уральским писателем Андреем Матвеевым представил книгу «Идолы власти: от Хеопса до Путина». В ней они связывают светскую власть в современной России и ликвидированном СССР с древним языческим культом, и называют монархию единственным конструктивным путём развития российской политики. При этом, кандидатом на российский престол этими патриотами почему-то был предложен немецкий принц Карл-Эмих Лейнингенский, которого в этом году Баков объявил кандидатом на российский престол Николаем III.

Другие представители монархических кругов, не входящие в официально зарегистрированную монархическую партию Бакова, предлагают свои варианты "монархов" для России — начиная от потомков династии Романовых, вплоть до людей очень далеких от королевских и княжеских фамилий — вроде дочери маршала Жукова. В принципе, позиция большинства монархистов очень подходит под лозунг оппозиции и вполне устраивающий Госдеп США, который был озвучен в ходе протестных акций 2011-2012 годов: кто угодно, только не Путин.

Фактически, при внимательном рассмотрении, подавляющее большинство этих современных монархистов можно считать такой же несистемной оппозицией, как и наших либералов, только разве что не восторгающихся западным образом жизни и не называющими российский народ "быдлом" и "анчоусами".

На закате перестройки от монархистов отпочковалось еще одно политическое направление, которое, порой, также относят к патриотическим силам. В 1990 году от монархического общества "Память" откололась наиболее радикальная часть их сторонников, создавших свою националистическую организацию под названием Русское национальное единство (РНЕ). Вообще-то, националисты в центральной России перестроечного периода не приживались. В то же время, в союзных республиках, таких как Грузия, Азербайджан, Украина и Молдова происходил "подъем национального самосознания", а по сути — дикий разгул национализма, который приводил к кровавым межнациональным конфликтам.

Параллельно, националисты в республиках всячески продвигали лозунг: хватит кормить Москву, который устраивал местные элиты и нравился многим обывателям. В РСФСР — наоборот, националистические движения стали развиваться уже после развала Советского Союза. В 1992 году отставной генерал КГБ Стерлигов создает первую крупную национально-патриотическую организацию — Русский Национальный Собор.

Поначалу националисты активно сотрудничали с другими патриотическими партиями под эгидой Фронта национального спасения. Резкое неприятие политики либералов, оказавшихся у власти в 90-е, привлекло в их ряды не только сторонников лозунга "Россия для русских", но и настоящих патриотов. Тем более, что к числу националистов либеральная демшиза порой относила любые партии патриотического толка — например, Конгресс русских общин, который основал будущий вице-премьер Дмитрий Рогозин.

С другой стороны, на фоне массового исхода русскоязычного населения из бывших союзных республик, неудачной первой военной компании в Чечне и крайне нестабильной социальной обстановки внутри страны, идеи национализма стали набирать популярность.

Ситуация стала меняться с началом нулевых годов, когда в политике страны стала появляться внятная патриотическая направленность. Значительная часть патриотов покинула ряды националистических партий, перейдя в более умеренные патриотические движения, лишенные национализма как составной части программной политики. В итоге националисты стали тем, что можно наблюдать сейчас.

Значительная часть современных российских националистов уже давно не критикует либералов, а предпочитает с ними плодотворно сотрудничать. Например, созданная в 2012 году националистическая партия Новая сила в своей программе открыто поддержала идеи либерализма в России и деятельность Алексея Навального. Если проанализировать полный список партий и общественных движений, которые относят себя к числу националистов, то почти все они негативно относятся к современной политике России и в той или иной степени находятся в союзных отношениях с либералами.

Конечно, появление рядов националистов на Болотной и Манежной площади в ходе событий 2011-2012 годов в одной компании с хипстерами, геями, креаклами и либералами — с одной стороны выглядет очень странно. С другой, если посмотреть на события майдана на Украине в этом году, то ничего странного в этом союзе нет: либералы использовали националистов как ударную силу для захвата власти, а националисты надеялись "въехать" во власть на плечах либералов.

В итоге — в случае с Украиной — националисты обеспечили победу либералам в ходе "майдана". Затем их, разумеется, кинули. Сейчас украинские националисты тысячами гибнут в зоне "антитеррористической операции", а властные портфели в Киеве поделили между собой либералы. Что интересно, то в новой украинской власти нашлось место даже Виталию Кличко, но не нашлось места ни одному из видных украинских националистов. Не для них все затевалось, одним словом.

Вернемся к российским реалиям. В России "майдан" 2011-2012 года готовился по схожему с Украиной сценарию. Ситуацию в стране раскачивали по двум основным направлениям — сложные межнациональные отношения и ситуация с коррупцией. Поэтому и у российских либералов, включая Навального, "вдруг" появилась националистическая риторика, вроде лозунга хватит кормить Кавказ, и у российских националистов вдруг появилась любовь к либеральным ценностям. Например, российский Национально-демократический альянс мало того, что целиком и полностью поддерживает украинский "майдан", еще и предлагает создать вместо Российской Федерации несколько русских республик. Ну чем не подмога для той же Альбац, считающей, что "Россию надо разделить по хребту"?

Таким образом, большинство партий и движений националистического толка сейчас сложно отнести к лагерю патриотических сил. Скорее, они трансформировались за последнее десятилетие в "ударную силу" и своеобразный таран, который должен "пробить" дорогу для возврата к власти либералов, многие из которых и не скрывают своей дружбы с зарубежными грантодателями, и открыто демонстрируют ненависть даже к патриотической символике.

Стоит ли говорить, что такие "патриоты", ищущие союза с либералами и подкармливаемыми из посольств иностранных государств политическими силами — вряд ли способны принести в жизнь нашей страны что-то хорошее и полезное. Они также опасны для страны и государственности в случае своего прихода к власти, как и Альбац, Шендерович, компания "Гудков и сын", или Навальный с "борцами с коррупцией" вроде Неистового Жоржа Албурова.

Поэтому обыватель должен давно уже научиться различать настоящих и мнимых патриотов. Чтобы не повторить ошибки соседей из Украины.

http://vova-borodach.livejournal.com/109422.html

1 комментарий




  • Алексей Горшков

    цитаты современников о «страстотерпце» Николае II, которого так настойчиво пытаются реабилитировать в последние годы.Из дневника профессора Б. В. Никольского, участника и идеолога монархического «Русского собрания»:
    15 апреля: «…Я думаю, что царя органически нельзя вразумить. Он хуже, чем бездарен! Он — прости меня Боже, — полное ничтожество…
    26 апреля: «…Мне дело ясно. Несчастный вырождающийся царь с его ничтожным, мелким и жалким характером, совершенно глупый и безвольный, не ведая, что творит, губит Россию. Генерал Врангель (тот самый): «Царь ни точно очерченных пороков, ни ясно определенных качеств не имел. Он был безразличен. Он ничего и никого не любил».
    Самодержавие есть форма правления отжившая… Поддерживать эту форму правления… можно только
    посредством всякого насилия… Мерами насилия можно угнетать народ, но нельзя управлять им»
    Лев Николаевич Толстой
    Британский премьер-министр Ллойд-Джордж, был современником событий. И считал, что Российская империя была «ковчегом, у которого полностью отсутствовали мореходные качества. Весь его остов прогнил, и капитан был не лучше. Капитан годился только для прогулочной яхты в спокойных водах, а штурмана выбирала его жена, отдыхавшая на кушетке в каюте». Николая англичанин характеризовал как «корону без головы»
    Хитрый, двуличный, трусливый государь», — так охарактеризовал Николая II председатель второй Государственной думы кадет Ф.А. Головин
    Великая богатая Россия» к 1917 году была в долгах, как в шелках.В том же Саратове за электроэнергию и трамвайное сообщение отвечали европейские концессии. И планировали отвечать долго. Золотые рубли, которые часто любят вспоминать поклонники «государя-великомученника» также были выпущены на иностранные займы. Которые бы довольно скоро пришлось отдавать.К 1917 г мы имели
    1) Нищее в массе своей население.
    2) Дикое расслоение общества на очень-очень богатых, причем богатых абсолютно незаслуженно, и абсолютно бедных. Тоже, наверное, не за какие-то конкретные грехи.
    3) Богатое де-юре, но нищее де-факто государство, насквозь пропитанное коррупцией.
    4) Невнятные и постоянно меняющиеся люди в правительстве

%d такие блоггеры, как: