В метро будут тотально досматривать

С января 2018 года в московском метро будет введен тотальный досмотр пассажиров на всех станциях подземки. Как стало известно Федеральному агентству новостей, уже в августе по метро пойдет предупреждение пассажиров с просьбой стараться избегать провозки крупногабаритных грузов.

Правда, в столице, в отличие от Петербурга, эта процедура пройдет менее болезненно. Во-первых, в московском метро в разы больше служба безопасности. Во-вторых, больше специального оборудования. По предварительным данным, в «часы пик» проход на станцию будет занимать у пассажиров не более пяти минут.

Наибольшее затруднение вызовут станции, примыкающие к железнодорожным вокзалам. Там возможно введение конвейеров для крупного багажа, аналогичных тем, которые расположены на входе на железнодорожные вокзалы и в здания аэропортов.

Напомним, 5 апреля 2017 года вышло постановление Правительства №410 об утверждении требований транспортной безопасности, в том числе и требований антитеррористической защищенности объектов. Согласно этому постановлению, необходимо ввести тотальный досмотр пассажиров метро в случае, если они вызывают вопросы у сотрудников безопасности. В Петербурге и Москве уже был проведен ряд экспериментов, их результаты будут учитывать при разработке окончательного плана выполнения постановления.

Сплошной досмотр пассажиров будет введен и на других станциях подземки. Начальник Петербургского метрополитена Владимир Гарюгин объяснил «Фонтанке», что проблема не в нем, а в законе.

Девять из десяти пассажиров не попадут вовремя в метро, когда проверка по принципу аэропортов коснется всех станций. Пользователей подземки обяжут предъявлять к досмотру мобильники, ключи и мелочь. Невиданные пробки, наблюдаемые четвертый день перед «Спасской», «Звенигородской», «Крестовским островом» и «Электросилой», станут нормой. Владимир Гарюгин дал понять, что попасть в метро станет не только сложнее, но и дороже.

- Владимир Александрович, нельзя ли было заранее предупредить пассажиров об эксперименте с досмотром?

– Исполнение закона – это не эксперимент.

- Почему именно сейчас? И почему только на четырех станциях?

– Есть временной фактор. У нас недостаточная численность сотрудников. При тех требованиях, которые предъявляются к нам, набрать сотни людей сразу не сумеем. Поэтому взяли станции с меньшим пассажиропотоком и внедряем основные каноны и постулаты нормативных актов по досмотру пассажиров. Их суть сводится к тому, что, если на человека сработал металлодетектор, он должен быть досмотрен. Пассажиры с ручной кладью идут в пункт досмотра с рентгеновским аппаратом. Без клади досматриваются вручную.

- В каждом вестибюле установлено по одному рентгену. К тому же мы все понимаем, что у 99 % пассажиров, если не больше, есть металлические предметы. Очереди неизбежны.

– Вы рассуждаете так, будто это я на досуге написал закон. Мы приняли к исполнению то, что есть. И приняли это под большим давлением Ространснадзора и прокуратуры, которые массово применяют жесткие меры к нашим сотрудникам.

- Вы ждете реакции от комитета транспорта Петербурга?

– Это вышестоящий орган, мы доложим о прошедших днях работы. Я глубоко сомневаюсь, что комитет транспорта скажет нам не исполнять закон. Но видеть и знать обстоятельства он должен. Я прямо скажу: на станциях, где пассажиропоток будет в час пик не три тысячи, а семь-восемь или десять, пройдет только десять процентов пассажиров.

- Вы хотите продемонстрировать Смольному последствия досмотровых мероприятий?

– Мы хотим, чтобы все понимали. Я не вижу в законе каких-то проблем. Например, построили стадион. В короткое время туда заходит 60 тысяч человек. Но сколько там входов? Сколько человек на контроле? Это все можно организовать. Но если нормативные акты составляются под существующие вестибюли… Думаю, на «Спасской» не было бы никаких очередей, если бы было три-четыре линейки из металлодетектора и рентгеновского аппарата. Детектор и рентген – это единый комплекс. Так, как в аэропортах.

- Когда были введены требования, сопоставимые с аэропортовскими, ведь после 2011 года?

– Давно, да, но окончательно они сформулированы полтора-два года назад. Полагаю, должны быть отличия между метрополитеном и аэропортом, а у нас слишком большой удельный вес, взятый с аэропорта. Эти требования при массовых перевозках реализовать очень сложно.

- Можно ли назвать неожиданное начало исполнения федеральных правил итальянской забастовкой или демаршем? Со стороны это кажется так, будто метрополитен говорит властям и законодателю: нате, полюбуйтесь.

– Ну какой это демарш. Это исполнительская дисциплина. Если бы я хотел поозорничать, я бы начал с «Проспекта Просвещения» в утренний час пик. Предъявляемое требование, с одной стороны, законно, с другой – за этот период времени выполнить его физически невозможно.

- Подразделением транспортной безопасности является служба контроля на метрополитене (СКМ). Сколько человек в вашем распоряжении?

– Всего инспекторского состава в настоящее время 950 человек, в конце года планируем увеличить численность до 2000. Всем работникам дали заявления на увольнение, поскольку будем проводить реструктуризацию. СКМ будет называться службой транспортной безопасности (СТБ). В нее войдут помимо инспекторов технические специалисты для сопровождения систем видеонаблюдения, в том числе интеллектуального.

- Каждый новый сотрудник СТБ, если он хочет получить работу, должен пройти аттестацию? Она ведь включает психодиагностические тесты на интеллект, работоспособность, внимание, свойства личности, вербально-логическое мышление, память на лица.

– Да.

– Единственная аттестующая организация на Северо-Западе – Ведомственная охрана железнодорожного транспорта на ОЖД. Вы воспользуетесь ее услугами?

– У железной дороги своих тысячи людей. Я глубоко сомневаюсь, что за короткое время мы с ее помощью сумеем провести аттестационные мероприятия. Мы ведем переговоры с Воронежем и другими регионами.

- Когда в Ленинском суде разбиралась ваша жалоба на постановление Ространснадзора о привлечении к ответственности за нарушение требований транспортной безопасности, представитель метрополитена сообщал, что ранее аттестацию невозможно было провести из-за отсутствия уполномоченных организаций на Северо-Западе. Сейчас вы говорите, что договариваетесь с регионалами. Что вам мешало раньше?

– Требование аттестовать сотрудников появилось раньше нормативной базы. Она только сейчас формируется.

- Ространснадзор вменяет вам не только отсутствие аттестованной СТБ, но и нехватку систем интеллектуального видеонаблюдения. У вас есть только в 23 вестибюлях из 74.

– Все, что у нас реализовано, – в рамках выделенного финансирования. Прежде всего федерального. Никто ж не против, чтобы все было сделано. Но надо учесть, что на реализацию всех требований необходимо более двух миллиардов рублей.

- Федеральное финансирование продолжается?

– На ближайшие годы вопрос в стадии решения.

- Правильно ли я понимаю, что вам могут сколько угодно выдавать предписаний по отсутствию интеллектуального видеонаблюдения, но оно все равно не появится?

– Мы не можем реализовать задачу без финансирования. Но у нас есть более 6000 камер, из них 3500 – интеллектуальные. Такой плотности нет ни в одном метрополитене и, я уверен, ни на одном городском объекте. Поэтому одно дело – критиковать за отсутствие, другое – видеть, что сделано.

- Согласитесь, что сплошной досмотр пассажиров и настроенные на максимальную чувствительность рамки металлодетекторов – это не совсем то, чего в первую очередь требуют федеральные правила.

– Изначально предполагалось, что чувствительность рамок будет ниже, чтобы они срабатывали на более крупные предметы. Но фактически они настроены на 180 граммов суммарно. Если есть пудреница, телефон и ключи, этого достаточно на сработку. Мы обращались с просьбой рассмотреть вопрос о снижении чувствительности, чтобы количество срабатываний было меньше. Нам сказали, что ГОСТы никто менять не будет.

- А вы сами перенастроить не можете?

– Все оборудование на гарантии. Допустим, я скажу своему механику поменять параметры. Если вы переделали купленную машину, как думаете, ее примут на ремонт по гарантии? Но самое главное – параметры настройки до нас должны довести в установленном порядке.

- И 3 апреля рамки были настроены на 180 граммов?

– Да.

- Вы наверняка анализировали ситуацию 3 апреля. Согласны ли вы с тем, что сотрудники СКМ не уделяли должного внимания рамкам?

– Человек отлучился, когда проходил террорист. Это однозначное нарушение. Но делать заключение, что сотрудники СКМ виноваты в том, что подрывник оказался на территории метрополитена, я бы не стал. Если говорить конкретно о персонаже, совершившем теракт, то специалисты по профайлингу указали, что он ничем внешне не выделялся.

- Вы показывали видео специалистам?

– Да, многим, в том числе сотрудникам аэропорта. Ничего в его поведении, что бы могло привлечь внимание, не замечалось.

- Есть ли примерные подсчеты, сколько средств потребуется на создание СТБ? Включая аттестацию, обучение, закупку технических средств для групп быстрого реагирования.

– Нужно за счет федерального бюджета сначала дооснастить станции техсредствами, а уже под них набирать численность. На сегодняшний день себестоимость транспортной безопасности в тарифе проездного занимает 3 рубля. Если все сделать по канонам, сумма будет не менее 5 – 6 рублей. Но то, что это составляет миллиарды, можете не сомневаться. Как мы посмотрели по работе четырех станций, двух тысяч сотрудников СТБ явно не хватит.

- А вы прогнозировали набрать две тысячи?

– Это был подсчет не под требования Ространснадзора и прокуратуры (звоночек прозвенел – пассажир должен быть досмотрен), под более мягкие. Я провел вчера эксперимент. Поставил людей на станции «Технологический институт». С часу до двух дня прошли 1569 человек. Процент срабатывания рамок – сто, то есть все без исключения должны пройти досмотр.

- Вы говорили со ссылкой на сотрудников аэропорта, что комплексы из рамки и рентгена максимально пропускают 200 человек в час. Значит ли это, что пассажиропоток будет снижен в семь-восемь раз?

– Однозначно так говорить нельзя. Надеюсь, что-то решится с рамками, получится их «загрубить», чтобы на телефоны и ключи не реагировали.

- Есть ли возможность у метрополитена влиять на проектирование новых вестибюлей, чтобы учитывать федеральные правила?

– Безусловно, в техусловия это будет заложено. Думаю, что тогда вестибюли будут похожи на мини-аэропорты.

- Зачем вы отправляете своих сотрудников в Китай? Перенимать опыт? Там же километровые очереди.

– Очереди вырваны из контекста. В Пекине к Олимпиаде-2008 внедрили сплошной досмотр по классической аэропортовской системе. Вещи на ленту, перед рамкой даже часы снимают. Ни в одной европейской стране нет таких правил, как у нас. Никто там не говорит о тотальном досмотре. Я не хотел бы, чтобы прозвучало цинично, но терроризм – это явление, с которым мы живем. И даже в эту проблему мы должны встраиваться. Нельзя на человека с самого утра психологически давить: кругом терроризм. Меры нужно принимать, но они должны быть адекватными, чтобы жизнь города не остановилась.

- Вчера пресс-конференцию давал глава Ространснадзора Басаргин. По его мнению, в 410-м постановлении тоже есть недостатки.

– В апреле сотрудник Ространснадзора говорил мне, что выполнимость требований его не касается. Написано – надо исполнять. Через три месяца, при общении с Минтрансом и Росжелдором, я увидел, что понимания несколько больше. Есть вещи реальные, а есть нереальные. Наверное, осознают, что 410-е постановление нужно корректировать.

- Чего ждать пассажирам в ближайшее время?

– Требования существуют, мы проигрываем суды прокуратуре. Оттягивать проблему уже нет возможности. Досмотр на четырех станциях продолжится, будем отрабатывать методологию. Должны же мы понять, что нам потом на более сложных станциях делать. Регулировать поток нужно на подходах. Змейкой пассажиров пускать, например.

- Пассажирам метро следует привыкать к таким правилам? Все металлическое из карманов, ручную кладь к досмотру?

– Да.

Беседовал Александр Ермаков,
«Фонтанка.ру»

Справка:

Досмотр в петербургском метро производится на основании постановления правительства РФ № 410 «Об утверждении требований по обеспечению транспортной безопасности, в том числе требований к антитеррористической защищенности объектов метрополитена». Оно принято в апреле 2017 года после теракта. Постановлением значительно повышены критерии безопасности на объектах наземного и подземного транспорта, они сопоставимы с теми, что предъявляются к аэропортам.

http://www.fontanka.ru/2017/07/26/101/

https://riafan.ru/region/msk/883851-moskovskii-metropoliten-planiruet-vvesti-totalnyi-dosmotr

0 комментариев