Толерантность как отличие Запада от России

Слово «толерантность» сегодня в русском языке уже стало ругательным. И есть за что. Почему нужно быть толерантным, если абсолютно не воспринимаешь чужую позицию? И мало того, считаешь ее совершенно деструктивной? Внятного ответа на этот вопрос представители запада дать не могут. Или скорее, если бы даже могли, то не дали. А он необходим. И не только потому, что толерантностью вооружается каждый «прогрессист» абсолютно любого качества.

Как ни странно, но такие вопросы возникают и на Западе. Вполне есть силы и интеллектуалы, которые не воспринимают такие качества в людях как нацизм или расизм. И они правомерно задаются вопросом: «Какого черта нам нужно это "толерировать"?». Это один момент. А другой момент, когда дело уже касается их лично и они уже вживую наблюдают деструктивное поведение. Например, радикально-разрушительное поведение религиозного характера, где догма толерантности от них требует оставаться пассивными. Одним из таких интеллектуалов является Йонатан Зунгер (Yonatan Zunger), который предоставил свой анализ понятия толерантности. Его статья вышла под названием «Толерантность не является моральной заповедью». И быстро стала популярной в определенных группах в социальных сетях вполне левого толка.

В чем ложь толерантности?

Что по сути говорит Зунгер? Он говорит, что толерантность не является моральной заповедью. Это, с одной стороны, вполне логично, ведь если мораль обязывает тебя быть равнодушным ко злу, то какая же это мораль? Но с другой стороны, такое высказывание рушит картину мира большой части западных граждан, действительно свято верующей в благость толерантности. «Как это, — спросит он, — толерантность не является моральной заповедью? Этого же не может быть! Быть толерантным требуется от каждого человека, мало-мальски претендующего на моральное бытие!» Такой крайний когнитивный диссонанс может показаться гражданам России немного преувеличенным, но могу поручиться, что такое мировоззрение наблюдается слишком часто на Западе. Это как раз и есть одна из причин, почему информационно-психологическая война против России как проявления нетолерантного зла оказалась столь эффективной. И почему левые силы порой крайне негативно относятся к России несмотря на очевидные преимущества союза с ней.

Итак, если толерантность не является моральной заповедью, а именно это транслировалось на Западе все последние десятилетия, то что же это по сути такое? Зунгер говорит, что толерантность есть мирный договор. То есть это договор жить мирно с теми-то и теми-то, поскольку вражда с ними принесет больше урона, нежели мирный договор. У мирного договора есть одно маленькое, но крайне существенное отличие от моральной заповеди, пишет Зунгер. И это отличие основывается на том факте, что влияние мирного договора распространяется только на тех, кто готов соблюдать условия этого договора. Если человек не готов соблюдать условия договора, то на него толерантность не распространяется. Значит, если одна сторона не соблюдает мирный договор, то агрессивное отношение к нему не противоречит толерантности. Ведь он нарушил мирный договор первым. И таким определением решаются, по мнению Зунгера, вышеописанные проблемы.

Мнение Зунгера — это всего лишь мнение одного частного лица, пусть и вполне интересного интеллектуала. Но из данного им вполне злободневного определения следует, что если война ведется (и совершенно не русским правительством или русским народом) на фронтах истории, экономики, культуры, ведется информационная война, война против семьи и, в конце концов, против человека, то что тогда означает быть «толерантным»? Это означает выбрать очень конкретную сторону и заключить с ней мирный договор.

Истоки толерантности

Такое определение де-факто использовала западная элита, когда она по отношению к России проявляла постоянную и абсолютную нетолерантность. И это совершенно не мешало западной общественности: мол, Россия просто фактом своего существования, уже нарушала любую основу для мирного договора. И, соответственно, нетолерантное отношение не противоречит «толерантности», так как для толерантности требуется мирный договор, а его нет. Причем, если само существование России мешает мирному договору, то нетолерантному отношению или, иначе говоря — уничтожению — подлежит все, связанное с русской культурно-исторической личностью. Этот факт просто не доходил до западного человека. И не доходит практически по сей день.

А что это означает для нас? Ну, в первом приближении, такое определение и понимание всех последствий этого определения абсолютно необходимо, если нужно строить диалог с выступающими за толерантность силами. Например, с представителями левых в Европе. Ведь это говорит не пророссийский аналитик. Наоборот, Йонатан Зунгер позиционирует себя как противник любого авторитарного режима, к которому он, несомненно, относит и Россию. Просто по-другому толерантность вообще не работает. Она работает только в формате «мирный договор в ситуации войны». Или война, и тогда нужен мирный договор (то есть, толерантность), или нет войны, но и тогда нет основы для толерантности.

А если есть война, то нужно определить, какая именно война. Русских постоянно обвиняют в нетолерантном отношении к секс-меньшинствам. Логика такая, что эти меньшиства никому не угрожают, никого не трогают, то есть не ведут войну. А мы их угнетаем, ущемляем их права, и так далее. Они бы хотели жить мирно с нами и соблюдать мирный договор, а мы — нет. Соответственно, мы плохая сторона. Такова логика западного человека и западных СМИ. И логика русских «прогрессистов» типа Собчак. Но все они совершенно не учитывают того факта, что для «мирного» существования определенных меньшиств нужно провести тотальную рекультуризацию (кое-кто даже назовет это акультуризацией), полностью обновить весь образовательный комплекс по абсолютно нерусским стандартам, полностью изменить свою культурно-историческую личность. А это, извините пожалуйста, уже объявление войны! Практически под заявлением «будьте толерантными» стоит требование отказаться от борьбы за свою культуру, за свое образование, за свою историю, за свою собственную идентичность.

Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

В конечном счете это война за свое понимание человека. О каком мирном договоре вообще идет речь? Везде сплошная война! Процессы под названием «толерантности» проходят в других странах только в ситуации полной капитуляции. С Германией после Второй мировой войны, например. Там была безоговорочная капитуляция Германии. То есть некий эквивалент мирному договору. И теперь Германия толерантна ко всему, что делает та же самая Америка, так как разрыв «мирного» договора с ней слишком дорого обойдется. И, кстати, такая же логика используется для объяснения совместной работы с украинскими националистами. Ведь война против них приведет к слишком сильным потерям, не так ли?

А Россия? У СССР к Западу была еще некая, причем крайне односторонняя, толерантность. И потом такая толерантность привела к тому, что русский народ не захотел продолжать войну с Западом и СССР рухнул. Но сегодня, по большому счету, мы начинаем переосмысливать такой выбор. И, видимо, отказываемся от полной односторонней толерантности к Западу. Главная задача сейчас — точно определить, по каким направлениям ведется война и четко обозначить нашу позицию. Если этого ответа не будет, то война будет принимать все более жесткие формы — ведь если нет мирного договора, эскалация конфликта неизбежна!

Может быть, в ближайшем будущем русские СМИ у нас и на Западе сформулируют хотя бы какой-то ответ на вопрос, какого рода война ведется в сегодняшнем мире. Но надеяться на это нельзя. Нужно брать и нести информацию о сегодняшней войне всем вместе.

http://rossaprimavera.ru/article/2de31ea9

0 комментариев




%d такие блоггеры, как: