Шелковый путь как проблема для России

Экономическая мощь КНР приобрела четкие контуры, проект Шелкового пути поглотил 110 стран мира.

В ближайшее воскресенье в Китае начнется форум «Один пояс — один путь». Мероприятие соберет представителей 110 государств, включая лидеров 10 европейских, 13 азиатских, двух латиноамериканских, двух африканских и одного микронезийского государства (Фиджи) и подведет итоги развития китайской инициативы Шелкового пути. От России ожидается внушительная делегация во главе с президентом Владимиром Путиным, который на форуме будет негласно представлять Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Общее число участников превысит 1,2 тыс. человек.

Формально проект «Один пояс — один путь» валяется китайской инициативой, полностью финансируется КНР, которая, по разным данным, вложила в его развитие от 250 до 300 млрд долларов. Большинство этих денег не пошли за рубеж, а остались в Китае в распоряжении местных компаний для дальнейшего развития как внутреннего, так и внешнего производства.

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Преимущественно проект «Один пояс — один путь» подразумевает под собой экономический компонент, однако кроме этого, там присутствует также геополитический и культурный аспект. Большинство стран-участников этого глобального проекта привлекает перспектива капиталовложения. По данным китайской прессы, за несколько лет Пекин заключил сотни инфраструктурных соглашений на сумму от $300 млрд до $900 млрд. Около 50 стран формально присоединились к договору с Китаем, однако, пока большинство государств только ограничились одобрением, в том числе и Россия.

РФ воспринимает «Один пояс — один путь», как чисто китайский проект, поэтому не может быть частью китайской инициативы. Однако, как рассказал «Колоколу России» директор Центра стратегических исследований Китая РУДН, китаевед Алексей Маслов, в тех областях, где для России есть выгода, мы готовы к полномасштабному сотрудничеству в рамках этого глобального проекта. По мнению эксперта, по сути, он является реглобализацией по китайскому образцу, при этом даже несмотря на значительные финансовые цифры, сам проект вызывает массу вопросов.

«В первую очередь пока не понятно, какую финансовую отдачу от своих инвестиций в этом проекте хочет получить сам Китай. Потому что он вкладывает в достаточно долгосрочные проекты, которые в ряде случаев в ближайшее десятилетие могут не дать прибыли. Однако таким образом, КНР может занять существенное место в национальных экономиках. Еще одним спорным моментом может стать проникновение Пекина в область национальной, технологической, транспортной политик, в связи с чем, многие финансовые элиты стран выступают против проекта «Один пояс — один путь». Сегодня существует два региона, которые поддерживают китайский проект – Центральная Азия и страны Центральной Европы, куда Китай обещал вложить немалые средства, и прежде всего в транспортную инфраструктуру», - пояснил эксперт.

Что касается России, то она больше поддерживает «китайского гиганта» не с экономической точки зрения, сколько с политической, потому что «Один пояс — один путь» формально предоставляет формирование альтернативной геостратегической реальности. Однако пока многие компоненты этого проекта до конца не ясны и Пекин не спешит их раскрывать. Китайские власти пока формируют позитивное мнение своему детищу, но, по мнению китаеведа Алексея Маслова, уходя от американской концепции глобализации, есть опасность получить китайскую модель глобализации.

С экономической точки зрения проект «Один пояс — один путь» не особо интересен для РФ, потому что китайские инвестиции могут зайти в Россию и вне этого проекта. К примеру, идея строительства скоростной железной дороги Москва-Пекин давно обсуждается вне этого проекта, так же как Китай вкладывает огромные инвестиции в «Ямал СПГ» (объем инвестиций в проект достиг $23,4 млрд рублей, из них Фонд Шелкового пути вкладывает 9,9%), кроме этого, ранее российская сторона открыла для китайцев зоны опережающего развития. При этом если Китай планирует использовать российские железные дороги, как мост по доставке своих товаров в Европу, то сегодня об этом мало кто говорит, а товарооборот осуществляется в обход России.

Объяснение психологии китайского успеха
в статье
Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе
Так же в статье
Китайский подход к прогрессу и модернизации

Сегодня сухопутные перевозки грузов по оси Китай — ЕАЭС — Европа по объемам ничтожны по сравнению с морскими перевозками. Китайские товары идут в Европу не транзитом через Россию, а морским путем. Дистанция примерно в три раза длиннее, чем напрямую сушей через Казахстан или Сибирь. Но так дешевле и удобнее.

У России есть собственный экономический проект - Евразийский экономический союз (ЕАЭС), куда входят несколько страны из бывшего СССР. Однако не все его участники довольны структурой и правилами внутри этой организации. Так, в частности, президент Белоруссии Александр Лукашенко неоднократно критиковал эту организацию и даже намекал на выход из нее. А падение товарооборота в ЕАЭС он связал с протекционизмом и призвал страны объединить усилия для преодоления экономических проблем.

«Безусловно, проект «Один пояс — один путь» представляет некую угрозу российскому проекту ЕАЭС. Сегодня Казахстан является активным участником китайского проекта, старается не отставать и Белоруссия, развивая альтернативные экономические связи. Китай в рамках своего проекта активно предлагает зоны свободной торговли, однако такое предложение хорошо только для тех стран, которые больше производят товаров, а в проигрышной ситуации окажутся те, кто больше покупает. Поэтому одной из главных задач этого торгового маршрута: облегчить доступ к китайским товарам и их удешевить для иностранных рынков, при этом пока речи не идет об открытом доступе российских товаров на китайский рынок», - отметил собеседник «Колокола России».

США «осознали важность» китайской инициативы «Один пояс — один путь» и направят своего представителя для участия в предстоящем форуме, заявил заместитель министра финансов КНР Чжу Гуанъяо. При этом он не уточнил, кто именно будет представлять США на форуме. Ранее глава МИД Китая Ван И призвал не политизировать отсутствие среди участников форума лидеров некоторых западных стран.

«Китайский проект бросает вызов американской финансовой гегемонии, что представляет явную угрозу национальным интересам США. Если раньше Китай был исключительно мировой фабрикой по производству товаров и услуг, то сегодня предлагает модель экономического взаимодействия. КНР готов финансировать производство инфраструктуры и одновременно контролировать ее, что дает ему мощный рычаг влияния на все мировые процессы. Плюс ко всему, за счет инвестиций Китай активно проникает в европейскую, южно-азиатскую зоны интересов США. Более того, в рамках этого проекта Китай будет использовать свою национальную валюту юань, что приведет к ослаблению американского доллара, и в итоге может вывести юань на уровень мировой валюты, не делая его свободно конвертируемой валютой», - резюмировал китаевед.

Особенности китайской психологии и поведения
Сохранение лица в китайской культуре
в статье
Расизм в Китае

Китай в 2013 году объявил о новой стратегии экономического развития «Один пояс — один путь», направленной на создание инфраструктуры и налаживание взаимосвязей между странами Евразии. В нее входит два ключевых направления развития: экономический пояс Шелкового пути и морской Шелковый путь. Речь идет о создании торгового коридора для прямых поставок товаров с востока на запад на льготных условиях.

Комментарий:

Я уже писал, что под видом проекта межгосударственных отношений вокруг Шелкового пути скрывается идея создать политический аналог движения неприсоединения. Весьма символично, что Индия от встречи уклонилась, но это никак не повлияет на проект. Ничуть не менее символично желание в РФ уклониться от прямого участия в проекте, чтобы не раздражать западных покровителей. РФ не может сделать проект прозападным и не может выстраивать с Индией конкурентный китайскому проект, поскольку и такой проект не сможет сделать прозападным. Остается только ныть и делать вид, что китайский проект России не интересен.

Что касается экономической составляющей проекта, то тут КНР занимается переделкой мировой инфраструктуры под свои потребности, а также под потребности сотрудничества стран без учета западных потребностей. Можно четко выделить несколько регионов. В ЮВА улучшается инфраструктура, необходимая для развития сотрудничества с КНР и также для экономического сотрудничества стран ЮВА между собой. В Средней Азии китайские вложения открыли путь к широкому, китайскому экономическому и политическому влиянию. Очень интересен проект по постройке морских терминалов в Греции и на Черном море. Западная Европа отсекается от посредничества при перевалке грузов с морских судов из Китая на пути в страны Восточной Европы. При этом налицо экономический выигрыш в стоимости транзита.

Конечно, сухопутные перевозки напрямую от Пекина до Лондона нерентабельны. Поэтому стыкуемость транспортных подсистем особо рентабельность всей системы не улучшает. Но, если рассматривать каждую подсистему в отдельность, то они вполне рентабельны и уже сейчас влияют на экономическую географию мира. Тут надо заметить, что Китай ничего нового не изобретает. В своё время западные страны строили мировую экономическую инфраструктуру под себя. Заодно пытались торпедировать проекты конкурентов. Британия делала ставку на линию торговых перевозок морем через Гибралтар, Мальту и далее Суэц. Германия ответила строительством железной дороги на Стамбул и далее в Сирию и Ирак. В Китае строили железные дороги прежде всего от иностранных портов вглубь континента. Россия ответила на это строительством КВЖД, а СССР построил магистраль через Монголию на Пекин, создав систему перевозок по линии СССР-КНР. Не важно, что в образовавшейся линии железных дорог от Пекина до Парижа перевозка товаров до Парижа была дороже морской, зато от Пекина до Москвы перевозка была рентабельна и крайне необходима.

Естественно, за вложениями в инфраструктуру следуют инвестиции в реальную экономику. Фактически, это вызов для инвесторов - инвестируй в производство или опоздаешь. Китай создает целую систему экономических вызовов для западных инвесторов. Инвестируйте в ЮВА, иначе не с ваших фабрик и заводов товары пойдут в КНР, инвестируйте в Таджикистан и Узбекистан, иначе не ваше сырье пойдет в Китай и Иран, свято место пусто не бывает. Инвестируйте в Румынию, иначе китайцы или турки там сами начнут шить кроссовки или делать мебель. Эта система экономических вызовов путает привычную стратегию экономического доминирования, заставляя инвестировать сегодня или проигрывать уже сегодня там, где хотели приступать к инвестициям лет через десять-двадцать или никогда.

В политическом же отношении система открытых дверей, которую пропагандировали в США до Второй мировой, весьма сочетаема с политикой неприсоединения, то есть открытости для всех конкурентов, которую пропагандировала Индия, и далее с идеей китайской трактовки глобализации и Шелкового пути как системы проектов. Везде, конечно, есть свои нюансы, но общая логика присутствует. Просто у нас делают вид, будто не замечают очевидного.

http://kosarex.livejournal.com/2829923.html

http://www.kolokolrussia.ru/geopolitika/kitay-nabrasvaet-shelkovuu-udavku-na-rossiu-i-ssha

0 комментариев




%d такие блоггеры, как: