Русских в Прибалтике превращают в еропейцев

EADaily беседует с известным активистом русской общины Эстонии, журналистом и политологом Максимом Ревой. Тема беседы: стратегия и планы Вашингтона относительно Прибалтики и русскоязычного населения этого региона. Максим Рева предполагает, что в отношении местных русских США постепенно меняют «кнут» на «пряник», пытаясь рассорить их с исторической родиной.

В настоящее время в Прибалтике происходит очередная ротация находящегося там американского военного контингента, одновременно в регион вводятся международные батальоны НАТО. На ваш взгляд, это усиливает риск войны?

Я не считаю, что это нужно воспринимать в качестве какой-то серьёзной угрозы. Контингент американских войск, а также международные батальоны НАТО вводятся в Эстонию, Латвию и Литву под предлогом защиты восточноевропейских стран — в качестве «сдерживающего фактора», из-за якобы «агрессивной политики России». Однако сами же американские военные, рассматривая возможные варианты конфликта с РФ, понимают, что в случае войны защита государственных образований в Прибалтике — дело довольно-таки безнадёжное.

Поэтому в их распоряжении имеется запасной план, подразумевающий срочную эвакуацию войск — он отрабатывается американцами в ходе регулярных штабных учений. Тут нужно учитывать, что Прибалтика, омываемая с запада морем, имеет лишь небольшой участок суши, соединяющий её с Польшей и с континентальными силами НАТО. Это создаёт большие проблемы для тылового обеспечения, ограничивает тактический манёвр войск и не позволяет создать глубоко эшелонированную оборону.

Достаточно посмотреть на карту, чтобы понять, как сложно будет удержать «в случае чего» плацдарм на столь узком участке суши. Однако, должен сказать, что географическое положение и вызванные этим стратегические и тактические ограничения не являются единственным фактором, влияющим на нежелание как США, так и в целом в НАТО, силовым путём удерживать прибалтийский плацдарм.

А какие здесь есть другие факторы?

Ну, давайте порассуждаем. Складывается такое впечатление, будто американские военные в Прибалтике находятся в положении неких «цивилизованных колонизаторов». По выучке и оснащению армии Эстонии, Литвы и Латвии в условиях современной войны годятся лишь для полицейских операций. Мало того, невысокий моральный дух и упадочнические настроения внутри вооружённых сил стран Прибалтики не позволяют США и их западным союзникам серьёзно рассчитывать на прибалтов в случае военного конфликта с Россией.

Почему неизбежны этнические чистки для русских

Не будем забывать, что и в Эстонии, и в Латвии около 15−20 процентов от воинского состава являются представителями русскоязычного населения. И хоть в армии стараются не допускать межнациональных конфликтов, этнократическая основа прибалтийских государств, подрывающая единство нации, также влияет и на боеспособность вооруженных сил. Молодые русские призывники, в открытую говорят: в случае войны в Россию стрелять не будем. Это отчётливо понимают в США. Также там осознают, что территории, на которых до девяноста процентов составляет русскоязычное население (как, например, северо-восток Эстонии — Ида-Вирумаа) — это зоны повышенного риска для их войск.

А американцы что-то пытаются делать, дабы купировать возможную угрозу своим войскам со стороны русского населения Прибалтики?

Стоит отметить, что для самих американцев националистическая риторика прибалтийских элит, скажем так, малопонятна. Для них абсолютно не важна национальная принадлежность — главное, эффективность того или иного объекта и степень его лояльности. И американцы, введя войска в регион, полностью осознали как угрозы от внутренней националистической политики в Прибалтике, так и её пагубное влияние на безопасность и данных стран, и НАТО, и самих США. Понимая всё это, ведомства США, прежде всего посольства в Эстонии и Латвии, а также фонды, финансируемые Госдепартаментом, значительно усилили свою работу с активными членами русской общины.

Русскоязычным общественникам предлагаются деньги, определённые льготы и защита от местных спецслужб. Им гарантируется возможность заниматься теми же вещами что и прежде: защитой прав русскоязычного населения, проблемами русской школы, сохранением памяти о Великой Отечественной войне. Дозволяется даже бороться с мифами о «советской оккупации» Прибалтики.

Но все это они теперь должны делать на проамериканской и антироссийской основе. Дескать, да, мы русские, сохраняем родную культуру и память о нашей героической истории, боремся с дискриминацией — но в то же время решительно осуждаем агрессивный и коррумпированный режим, находящийся у власти в современной России. Пока что подобную наживку заглотили относительно немногие. Те же, кто не соглашается — а таких, надо сказать, подавляющее большинство! — подвергаются всевозможным репрессиям со стороны местных спецслужб.

И что, американцы всерьёз надеются таким образом «перекодировать» русских в Прибалтике?

Целью такой политики является попытка перехвата у Кремля контроля над зарубежным Русским миром. И если десять лет назад основной задачей в работе с соотечественными общинами Прибалтики являлась попытка разрыва их связей с Россией, забвения и вымывания памяти о Великой Отечественной войне, то теперь США готовы поддерживать тех, кто своей деятельностью сохраняет основы Русского мира — в обмен на проамериканскую позицию. В свою очередь, от местных элит США нынче требуют показывать более лояльное отношение к русскому населению. Однако пока такая стратегия явно пробуксовывает.

Почему русскому нельзя стать латышом

Почему же?

Потому что русское население Прибалтики ещё долго будет помнить о роли США как в развале СССР, так и в создании в их родном регионе националистических государств, занявшихся политикой этноцида нацменьшинств. Понимая это, американцы, судя по всему, если и надеются на положительные результаты своей новой стратегии, то только в отдалённой перспективе, лет через пятнадцать-двадцать. А ситуация в современном мире развивается гораздо быстрее.

Поэтому у США есть запасной план. Так как большую часть русскоязычных активистов «перекупить» не получается, в игру начинают активно вводить радикальных русских националистов. Это, с одной стороны, дискредитирует и раскалывает русское движение, ведь до сих пор его идейной основой являлся антагонизм национализму — интернационализм. Одновременно подобная стратегия создаёт почву для конфликта в рядах соотечественников — когда начинается выяснение того, кто из них более «русский».

В последнее время эстонская пресса часто писала о возможности возникновения в стране конфликта наподобие донбасского. Насколько серьёзной вы оцениваете подобную вероятность?

Сильно на этот счёт я не беспокоюсь. Теоретически, учитывая тяжелое социально-экономическое положение населения на северо-востоке Эстонии, спецслужбам спровоцировать там что-либо, напоминающее «Донбасский вариант», не составит особого труда. И, надо сказать, в эстонской печати возможность подобного варианта действительно проговаривалась неоднократно — естественно, с ужасом и паникой. Дескать, конфликт в Ида-Вирумаа вынудит Россию на активные действия по защите русского населения.

Однако надо точно понимать, кому будет выгоден такой вариант развития событий. Вспомним, что президент Путин пытался сохранить мир на Донбассе вплоть до середины мая 2014-го — когда предлагал его лидерам отказаться от референдума в обмен на переговоры с Киевом при посредничестве ОБСЕ. Но украинские «грады» тогда не дали другого выхода донбассцам, кроме как настоять на референдуме и защитить свой родной край. Последствия мы все хорошо знаем — санкции против России, которые должны были разрушить нашу экономику. Если кому-то и понадобится «донбасский вариант» в Прибалтике, то только тем, кому выгодна конфронтация с Россией и дальнейшее усиление «железного занавеса» вокруг нас.

В течение нескольких последних месяцев в Эстонии происходят вещи, которые ещё недавно было трудно представить. Государство, в лице его руководителей, высказывает — пусть половинчато, противоречиво! — желание уладить наиболее вопиющие проблемы проживающего в этой стране русского нацменьшинства. Есть мнение, что основная заслуга в этом принадлежит «экспериментаторам из Вашингтона», которые решили превратить Эстонию в своеобразную «лабораторию» по отработке новых методов взаимодействия с проживающим на территории стран НАТО русскоязычным населением.

Призрак перемен

Сначала факты. Напомним, что русскоязычных жителей в Эстонии насчитывается (по данным на 2016 год) свыше 365 тысяч человек — при общей величине населения около 1 316 тысяч. Основных проблем у этой части жителей государства ровно три: наличие все ещё большого числа неграждан (т. наз. «серопаспортников»), гонения на русскоязычные школы, запрет на использование русского языка в официальной сфере. И буквально по всем трём направлениям недавно обнаружились небольшие подвижки.

Во-первых, неграждане, которых насчитывается около 85 тысяч. Наличие такого количества фактических апатридов серьёзнейшим образом портило имидж страны, но за двадцать с лишним лет в ней не нашлось влиятельной политической силы, готовой подойти к радикальному решению вопроса. Эстонские правящие политики утешали себя тем, что, дескать, со временем вопрос «рассосётся» сам — через несколько десятков лет. Но все изменилось, когда минувшей осенью в государстве сменилась правящая коалиция: новое правительство возглавила Центристская партия, перед этим многие годы сидевшая в оппозиции. К власти её опасались подпускать по двум причинам.

Во-первых, за «центристов», за неимением лучшего варианта, традиционно голосуют те эстонские русские, кто имеет гражданство — поскольку на фоне радикальных националистов эта партия выглядит куда предпочтительнее. Во-вторых, «центристов» возглавлял слишком независимый и своевольный Эдгар Сависаар, многие идеи которого — например, о необходимости нормальных отношений с Россией — раздражали эстонскую элиту. Но всё изменилось в ноябре 2016-го. Сначала Сависаар, почувствовав исчезновение поддержки в собственной партии, отказался переизбираться на пост её главы — и его преемником стал вице-спикер Рийгикогу Юри Ратас.

Возглавив «центристов», Ратас призвал к формированию в Эстонии нового правительства — без участия Партии реформ, которая была главной в прежней коалиции. Всего через несколько дней Центристская партия, правый националистический «Союз отечества и Res Publica» и Социал-демократическая партия Эстонии сообщили о начале переговоров по формированию нового кабинета министров. Предыдущему премьер-министру Таави Рыйвасу пришлось уйти в отставку, а его преемником оказался никто иной, как Юри Ратас. Быстрота и гладкость смены власти в государстве оставили впечатление некой внешней срежиссированности.

Закрепившись во главе Кабмина, Ратас поставил вопрос о негражданах. «Все жители страны важны для нашей партии — независимо от того, говорят ли они по-русски или по-эстонски. Я очень хорошо знаю, что есть проблема, касающаяся гражданства: у многих людей в Эстонии так называемые „серые паспорта“. Мы считаем ненормальной ситуацию, когда у жителей страны нет гражданства.

Один из пунктов нашей программы гласит, что все люди, которые прожили здесь более двадцати пяти лет, должны получить эстонский паспорт. Но мы все знаем, что сейчас в коалицию входят три партнера, и этого сейчас добиться невозможно. Это может стать конкретной целью на следующих парламентских выборах (в 2019 году — EADaily). Но и сейчас вместе с новой коалицией мы делаем маленькие шаги. Например, в семье, где у родителей разные документы — „серый паспорт“ или удостоверение другого государства — дети могут получить эстонский паспорт», — пояснил премьер.

Недавно проведенный мониторинг показал, что больше половины жителей страны поддержали идею о том, что родившиеся в Эстонии люди должны получить гражданство. Помимо Ратаса в поддержку данного предложения высказались и некоторые другие высокопоставленные «центристы». Правда, большинство представителей других партий эту идею не поддержали. Но не все.

Так, по мнению члена правления коалиционной Социал-демократической партии Яака Аллика, Эстонии, при решении так называемого русского вопроса нужно прекратить угрозы и принудительную ассимиляцию. «Мы должны видеть в наших русскоязычных соотечественниках действительно соотечественников, а не приехавших сюда неизвестно зачем пришельцев», — сказал Аллик в интервью изданию Postimees. Он согласен, что тем обладателям «серых паспортов», которые в течение четверти века не пожелали стать россиянами, следует предоставить гражданство Эстонии по упрощённой процедуре.

«Главные сопутствующие этому шагу опасения — что это приведет к власти Центристскую партию — и так уже оправдались. Так что, наши страхи в области национальной политики не принесли никакой пользы», — отмечает политик. Не исключено, что в течение нескольких следующих лет правящие придут к консенсусу по этому вопросу и уродливое явление массового «серопаспортничества» в Эстонии действительно ликвидируют.

Школьный вопрос

Наметились и подвижки с разрешением на использование русского языка — хотя и минимальные. Так Рийгикогу, невзирая на сопротивление националистов, принял в третьем чтении законодательные поправки, которые упростят возможность получения правовой помощи. Согласно принятым поправкам, ходатайства, написанные на русском языке, больше не будут возвращаться — их станет переводить суд. Расходы на перевод истец при этом нести не будет. Закон был принят 53 голосами «за», 36 депутатов от оппозиции выступили против.

По словам депутата от «Союза отечества и Res Publica» Райво Аэга, «законопроект ориентирован на лиц с низкими доходами, которые без помощи государства не в состоянии защищать свои права в суде». Также было принято решение о том, что с нынешнего года в аптеках стала доступна информация на русском языке о препаратах, применение которых не требует специально выписанного рецепта. Речь идет о наиболее часто используемых лекарствах.

Пациенты могут теперь бесплатно получить информацию о препарате на родном для них языке в регистре лекарств. Глава Минздрава Евгений Осиновский рассказал: «Аптеки в будущем будут обязаны по желанию пациента распечатать имеющийся в регистре инфолисток на русском языке. Уже сегодня аптекарь обязан консультировать пациентов по вопросу употребления лекарств, независимо от родного языка посетителя».

Кроме того, коалиция пообещала послабления по вопросу русских школ. Новоиспеченная глава Минобразования Майлис Репс дала понять: система 60/40, когда больше половины предметов в русских гимназиях в обязательном порядке преподают на эстонском языке, не работает. «Соотношение шестьдесят на сорок — это были политические цифры. Данные проценты не учитывали, чего именно желают школы.

Наша идея в том, чтобы найти другой путь, с помощью которого можно повысить знание эстонского языка. Школа будет сама решать, в каком объёме преподавать предметы: будет ли стопроцентно преподавать на русском, будет ли двадцать процентов на эстонском или вообще создаст другую систему. И спустя шесть лет на уровне гимназии, а может и раньше, школы покажут, что уровень владения эстонским языком окажется выше. Родители поймут, что это не политический шаг, а педагогический», — сказала Репс.

В свою очередь, старейшина таллинского района Ласнамяэ Марина Юферева («центристка», как и Репс) рассказала: «Смена правительства принесла в сферу образования свежий ветер надежды. Во-первых, новый министр науки и образования Майлис Репс отказалась от политики закручивания гаек. Во-вторых, школам было решено дать больше свободы в формировании политики образования. Однако, когда русским школам была дана возможность спокойно вздохнуть, оказалось, что им самим придется сделать львиную часть работы: а именно, разработать методику, которая позволит, с одной стороны, подтянуть знания учеников по предметам, а с другой, улучшит владение эстонским языком.

Конечная цель каждой гимназии заключается в том, чтобы её выпускники смогли в равной степени конкурировать с выпускниками эстонских школ при поступлении в эстонские вузы. Именно поэтому на уровне города была поставлена амбициозная задача: в течение шести лет усилить позиции русской школы Эстонии, повысив уровень знаний учеников по всем направлениям. Действительно, никто не обещает легких путей, и нужно понимать, что русским детям придется потратить больше времени и сил для получения достойного образования. Но город при поддержке министерства науки и образования готов выделить дополнительные средства тем школам, которые выберут русский язык обучения и разработают новые методики обучения эстонскому языку».

Впрочем, Репс пока что, по её словам, готова предоставить послабления лишь «трём-четырём школам, не более». К тому же, министр подчёркивает, что будет внимательно отслеживать успехи школ, получивших право на собственную языковую стратегию, и в случае отсутствия результатов тут же приостановит проект. «В этом и заключается смысл инициативы: если та или иная школа захочет доказать, что в сотрудничестве с министерством образования она способна быстрее и успешнее добиться лучших результатов, если мы прислушаемся к ним, то мы готовы на это. Насколько успешным окажется проект, мы будем следить за этим каждый год, практически всё время», — заверила Репс. Это значит, что опасный с точки зрения националистов «эксперимент» в любой момент может быть свёрнут. А может и получить новое развитие.

Смена стратегии

Таким образом, тенденция налицо: новое правительство хоть и очень медленно, но «раскручивает гайки» в отношении русскоязычных. Подчеркнем: члены нового кабинета с самого начала постарались развеять слухи, будто их команда является «пророссийской». «Распространение подобных слухов — низкий и мелочный поступок, это продиктованное личной горечью недовольство, которое бросает тень на всю страну. Я очень надеюсь, что вредящие репутации Эстонии на международном уровне заявления не попали в зарубежные СМИ благодаря местным политикам. Это было бы проявлением крайнего неуважения и пренебрежения по отношению к своим стране и народу», — с досадой сказал Юри Ратас.

Более того, он заявил во время слушаний в Рийгикогу, что «Крым был оккупирован Россией». Ратас добавил, что договор о сотрудничестве, существующий у «центристов» с российской партией «Единая Россия», давно заморожен и не имеет существенного значения для возглавляемой им партии. То есть, хотя новое правительство и стремится наладить контакт со «своими» русскими, на Россию это стремление не распространяется.

Есть предположение, не лишенное разумных оснований. В последнее время представители Вашингтона активизировали контакты с членами русских общин в Прибалтике: по неофициальным данным им предлагают послабления в обмен на переориентацию с России на США. Напомним, что с 2014 в регионе находятся американские контингенты, кроме того, сюда начали прибывать многонациональные батальоны НАТО.

В этих условиях северо-восток Эстонии Ида-Вирумаа, населённый, главным образом, русскоязычными (как и латвийская Латгалия) воспринимается американцами как потенциально мятежная территория. Ида-Вирумаа и Латгалия населены сотнями тысяч человек, в случае конфликта с Россией пребывание подразделений НАТО (напомним, относительно небольших по численности) становится здесь весьма опасным.

Такое положение дел сложилось по вине самих американцев, которые за минувшие десятилетия даже не пытались хоть как-то одёрнуть всецело контролируемые ими элиты Латвии и Эстонии, объявившие по отношению к нацменьшинствам курс вытеснения и ассимиляции. И поэтому, мало того, что эстонские и латвийские русские в массе своей не испытывают особой лояльности к государствам проживания, они недолюбливают и США, возлагая на них долю вины за своё угнетенное положение.

Беспристрастно рассуждая, можно сказать, что согласие с созданием в Прибалтике «националистических заповедников» было ошибкой Вашингтона. Ошибкой вполне понятной: дабы максимально оторвать регион от России, США отправили туда огромное количество своих эмиссаров. Они происходили, главным образом, из тех латышей, эстонцев и литовцев, кто бежал на Запад в 44−45-м — и на родину отцов они, возвращались, естественно, пылая чувством реванша по отношению к победившим их некогда русским.

Правящие реваншисты моментально зажали русское население в ежовых рукавицах — и США им в этом не препятствовали. Там тоже надеялись, что подобными методами русскую проблему удастся решить сравнительно быстро: ассимилируются или разбегутся. Данный расчёт оправдался лишь в незначительной степени и сейчас, спустя двадцать шесть лет, США имеют на подконтрольной территории, да ещё и под боком у России, сотни тысяч населения, которое в случае потенциальной войны примет, в лучшем случае, нейтралитет.

Совсем по-другому было бы, если б тогда, в начале 90-х, русским дали в Прибалтике равные права. В этом случае настроить их против исторической родины оказалось бы куда проще — да ещё можно было бы использовать в качестве «положительного примера» для россиян: смотрите, как живут ваши соплеменники в ЕС, в условиях свободы и демократии. Сейчас этот поезд в значительной степени уже ушёл. Но янки, судя по всему, не теряют надежду запихать, фигурально выражаясь, пасту обратно в тюбик. Понятно, что «перекодировать» русское население Прибалтики в одночасье не удастся — это работа на годы вперед. Но США, судя по всему, готовы взяться за эту задачу, что мы и начинаем видеть на примере Эстонии.

Подробнее:

https://vk.cc/6fY21Z

https://vk.cc/6iybQv

0 комментариев




%d такие блоггеры, как: