Русофобия в США и усыновленные дети

В очередной раз из США пришла новость: приемные родители убили ребенка, усыновленного в России. На этот раз жертвой толерантности, человеколюбия и развитой демократии пал 3-х летний Максим Кузьмин. Его долгое время пичкали психотропными веществами, а потом просто забили насмерть.

Услышав об этой трагедии, я решил продолжить писать на тему жестокого обращения с детьми в США, о котором уже говорил уже ранее в одной из своих статей.

Сегодня речь пойдет о том, как американцы относятся именно к усыновленным детям. К слову, в предыдущей статье, я уже предположил, что американские родители относятся к русским детям примерно так же, как к ним относились фашистские оккупанты. Проще говоря, в Америке приемный русский ребенок автоматически получает статус «унтерменш».

Почему это происходит, кто несет за это ответственность? Об этом и не только говорит в своем открытом письме Павлу Астахову Джин Мерсер, доктор наук, заслуженный профессор психологии колледжа Ричард Стоктон, штат Нью-Джерси:

Уважаемый господин Астахов!

Прошу извинить меня за то, что пишу Вам на своем родном языке, но у меня нет ни словаря, ни раскладки на клавиатуре, чтобы выразить свои мысли на русском.

Я хочу рассказать Вам о причине насилия над приемными детьми из России в США. Несколько лет назад по этому вопросу у меня брал интервью журналист Константин Семин, который в то время работал в Соединенных Штатах.

Я с сожалением сообщаю Вам, что со времени нашей беседы с господином Семиным практически ничего не изменилось. Как бы то ни было, международная реакция на дело Артема Савельева может стать тем прецедентом (имеется в виду годичный мораторий на усыновление российских детей американскими гражданами. — прим. перев.), который сдвинет ситуацию с мертвой точки. Впрочем, возникает ощущение, что больше внимания было уделено лечению, которое получил Артем, нежели случаям физического насилия над детьми и даже их убийствам.

На мой взгляд, основной причиной жестокого обращения с приемными детьми в США является распространение в СМИ ошибочной информации об их проблемах с психикой и недостаточном уровне развития. Даже в статье, опубликованной этим утром в New York Times, автор сослался на «реактивную отчужденность привязанностей» – диагноз, которого в природе не существует; возможно, журналист имел в виду «реактивное расстройство привязанностей», хотя, конечно, никто такой диагноз Артему не ставил. Региональные же издания вообще ежедневно публикуют неверную информацию о «расстройствах привязанностей», сведения о которых они черпают из коммерческих интернет-источников. Совершенно очевидно, что и “Nightline” (популярная в США вечерняя новостная передача на канале ABC – прим. перев.) на прошлой неделе также взяла материал для эфира с этих сайтов.

Среди ошибок, распространяемых популярными сайтами в интернете, можно выделить следующие: 1. Приемный ребенок скорее всего имеет реактивное расстройство привязанностей, и это легко обнаружить даже у детей от 5 лет. 2. Реактивное расстройство привязанностей характеризуется жестоким, враждебным поведением по отношению к опекуну, младшим детям и животным. 3. Одним из методов лечения этой болезни является удаление ребенка из приемной семьи и его проживание в специализированном лечебном центре. 4. Традиционные способы психологического и психиатрического лечения лишь обостряют проблемы приемных детей, и только нетрадиционная медицина может принести пользу. Причины таких ошибок, как и информацию о детях, пострадавших от непонимания феномена реактивного расстройства привязанностей, можно посмотреть на сайте www.childrenintherapy.org.

Ни один из вышеперечисленных тезисов не подкреплен доказательствами. Нетрудно представить картину, когда введенные таким образом в заблуждение родители будут считать ребенка причиной всех бед в доме или же станут опасаться его поведения и любой смены настроения, хотя оно может и не выходить за пределы нормы. Запутавшиеся опекуны зачастую видят решение проблемы в отказе от ребенка. Одним из последствий предрассудка, что дети представляют опасность, может стать применение приемными родителями физической силы в ответ на малейшее непослушание или недопонимание. В добавок к этому, приемные родители, упорствующие в собственных заблуждениях, не желают воспользоваться услугами профессионалов, отрицающих эти предрассудки. Именно это, вероятно, стало причиной, по которой мисс Хэнсен (приемная мать Артема Савельева – прим. перев.) не попросила помощи, когда, несомненно, в ней нуждалась.

К сожалению, даже очень уважаемые агентства по усыновлению зачастую становятся заложниками этих предубеждений и передают их потенциальным приемным родителям. Правительства некоторых штатов позволяют службами по защите детей использовать при подготовке опекунов методы, основанные на таких заблуждениях.

Очевидно, что РФ не обязана искоренять предрассудки, распространенные в США. Как бы то ни было, мотивация американцев к усыновлению детей из России может стать тем двигателем, который, вероятно, даст старт положительным изменениям в отношении к детям с самой разной биографией. Если бы Россия приостановила действие разрешения на усыновление детей в США до тех пор, пока СМИ и агентства по усыновлению не предпримут меры по борьбе с предрассудками, которые они сами и создали, принимая на веру ложную информацию, то это стало бы хорошим стимулом для всех участников процесса усыновления в Соединенных Штатах. Если бы все участники этого процесса распространяли правильную информацию, приемные родители были бы лучше готовы к усыновлению.

Конечно, я не говорю, что это решит все проблемы, так как я убеждена в том, что для некоторых родителей усыновление становится спусковым крючком к проявлению скрытых психических расстройств, которые трудно предвидеть. Впрочем, я думаю, что, изменив сюжеты новостных выпусков и газетных статей, мы сможем сильно повлиять на образ мышления и поведение приемных родителей.

Спасибо Вам за внимание. Мне было бы очень приятно, с Вашего разрешения, в дальнейшем продолжить этот разговор.
Искренне Ваша, Джин Мерсер, доктор наук
Заслуженный профессор психологии колледжа Ричард Стоктон, Помона, штат Нью-Джерси.

Как мы видим из этого письма, госпожа Мерсер пытается вскрыть очень серьезный гнойник на теле американского общества. Дело в том, что она, по сути, говорит о стереотипах, которые представители бизнеса вбивают через СМИ в головы простых американцев. Логика очень простая: заставить поверить приемных родителей в то, что ребенок болен по определению, подтолкнуть опекунов к оплате разного рода лечебниц, курсов, семинаров, покупке специальных «детских» психотропных веществ (которыми, кстати, пичкали маленького Максима, перед тем как убить) и т.д. Но это, на мой взгляд, далеко не все. Заслуженный профессор психологии почему-то обходит стороной, так называемые, этнические стереотипы.

Ни для кого не секрет, что в глазах американских обывателей стараниями тех же СМИ среднестатистический русский выглядит, как пьяное, небритое, грязное и агрессивное быдло.

1794949_m-580x307

А раз все русские такие, то и дети у них по определению склонны к агрессии, пьянству и неадекватному поведению. Соответственно, если даже у американских приемных детей есть пресловутое реактивное расстройство привязанностей, то у маленьких русских варваров оно достигает вообще космических масштабов.

И в итоге возникает ситуация, когда американский гражданин, преисполненный благих намерений усыновляет в России ребенка, привозит его в Штаты. Там ему говорят: «Да Вашего ребенка полечить бы неплохо! Вы же не хотите, чтобы он стал социопатом?» Новоиспеченный родитель, конечно, соглашается, и начинаются все эти бесконечные курсы, процедуры, тренинги, психотропные препараты, которые делают из ребенка маленькое сумасшедшее чудовище. Опекуны видят, что лечение не помогает, начинают искать причину. А так как американская медицина не может ошибаться априори, приходится искать корень проблемы в генетической предрасположенности «русских ублюдков» к неадекватному и агрессивному поведению. И что же делать в таком случае неудавшемуся родителю? Конечно, бить, иногда даже насмерть.

В заключение я хотел бы сказать, что письмо Павлу Астахову было написано в 2010 г., задолго до принятия закона Димы Яковлева, и митинга против этого закона. И лично мне очень интересно, почему отечественные человеколюбивые оппозиционеры, интеллигенция, креативный класс и совесть нации, люди, поголовно знающие английский язык, не удосужились прочитать это небольшое послание американского ученого? Конечно, можно объяснить это нехваткой времени, но такое объяснение не будет достаточно убедительным – на чтение постов в интернете и посещение гневных митингов у рассерженных горожан время почему-то всегда находится. Скорее всего, эта престранная леность ума происходит от вещи гораздо более прозаичной – нехватки совести.

http://vvv-ig.livejournal.com/401245.html

Комментарии к записи Русофобия в США и усыновленные дети отключены ,




Комментарии закрыты.

%d такие блоггеры, как: