Пытки и убийства в челябинских колониях

Судебно-карательная машина работает без сбоев и погрешностей – только обвинение. И ничего больше. Страшно говорить, но мы к этому начинаем привыкать и порой уже воспринимаем, как обычное явление. А те, кто проходят через жернова следственного беспредела и судейской системы, автозаки, СИЗО, начинают уже подумывать «Поскорее бы в лагерь. Там будет проще». Сам так когда-то думал. Но в лагерях большинства российских управлений ФСИН осужденные оказываются в еще более нечеловеческих условиях. Условиях, при которых выжить так же тяжело, как и спокойно умереть.

Я последнее время все чаще и чаще задаю себе вопрос: Неужели то, что происходит в российских колониях, осуществляется людьми, которые рядом с ними ездят в автобусах, стоят в очереди к банкомату, сидят за соседним столиком в кафе, нянчат детей?

Но это все лирика. Теперь о фактах  Страшных, нечеловеческих фактах:

Управление ФСИН по Челябинской области известно среди тысяч осужденных, как «гестапо». Это одна из самых жутких «управ» в России и люди, получившие обвинительный приговор, готовы на что угодно, лишь бы туда не попасть. В 2008 году при мне в камере один зек вскрыл себе живот и яремную вену, чтобы не поехать по «распределению» в Челябинск. И не поехал. Потому, что умер.

Итак, две исправительных колонии по Челябинской области. ИК-6 (Копейск) и ИК-10 (Кыштым).

Этим летом в ИК-6 сотрудники  страшно избили осужденного Коровкина. Именно об этом сообщили многочисленные свидетели, которые отбывали наказание вместе с ним. Сначала не выдержал Даниил Абакумов. Как только «вырвался» из колонии, оказавшись в одном из следственных изоляторов Челябинска, он рассказал проверяющим из ОНК, что есть такой заключенный Коровкин, который неоднократно  жаловался на «прессинг»  со стороны сотрудников исправительного учреждения, что его избили, и в связи с этим он попал в лечебное учреждение. Правозащитницы Валерия Приходкина и Дина Латыпова решили встретиться с избитым. Однако, прибыв в ЛПУ-3 они узнали, что он УМЕР! Точную причину смерти не   назвали, но сослались на то, что у него имелся ВИЧ.

Вернувшись в СИЗО, они стали подробно расспрашивать Абакумова о том, что же все-таки произошло. Тот написал заявление в Следственный комитет и Прокуратуру Челябинской области.  Оказалось, что процесс избиения Коровкина он видел лично. Его показания были записаны на видеокамеру в присутствии помощника начальника ГУФСИН по Челябинской области Назаркина. Уже в тот момент стало ясно, что и над жизнью Даниила нависла опасность, и  что его нельзя этапировать обратно в ИК-6. Однако все получилось наоборот.

Несколько дней он отказывался принимать пищу - боялся, что его отравят. Членами ОНК и правозащитниками были написаны заявления в Следственный комитет РФ и Генеральную прокуратуру с требованием провести проверки фактов, изложенных Абакумовым, а также просьба оградить свидетеля от давления, обеспечив ему нахождение за пределами ИК-6. Обращение было перенаправлено в Челябинскую область. Выдержка из ответа: «Установлено, что старшим следователем по Металлургическому району Распоповым Е.В. по факту смерти Коровкина проведена проверка в порядке ст. 144-145 УПК РФ, по результатам которой 27.06.2012 года вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления. Кроме того, в следственном отделе г. Копейск СК РФ в отношении Абакумова Д.Н. возбуждено уголовное дело по факту клеветы (!!! Авт.)».

И тут начались совсем странные события. Появилось еще несколько свидетелей. Это Олег Локтионов, аудиозапись обращения которого получили мои коллеги из  «Гулагу.нет», и Владимир Обухов, а на днях правду рассказал Анатолий Громов, старшина медицинской части колонии № 6. «Коровкина избил начальник отдела безопасности, - говорит он. - После избиения его принесли в санитарную часть, и меня под давлением заставили подделать документы, что Коровкин не подвергался избиению, а упал с лестницы. У осужденного по всему телу были гематомы, в том числе на лице и голове, впоследствии чего состояние Коровкина ухудшилось, и его госпитализировали в больницу, где он позже скончался. Мои показания могут подтвердить осужденные Малышев Антон, Чернышов Максим, но они так же находятся под давлением администрации ИК-6. Но, если им обеспечат перевод и обезопасят от преследования, то они дадут правдивые показания по избиению Коровкина Н.А., чтобы виновных привлекли к уголовной ответственности».

Однако о каком контроле идет речь, если сразу же после этого Даниила Абакумова перевели обратно в ИК-6, где поместили в ШИЗО (штрафной изолятор)  и стали пытать оперативники и начальство? То, что он пережил, - врагу не пожелаешь! Он сам говорит об этом на видеозаписи:

После того, как Даниила перевели обратно в ИК-6, по его словам, сотрудники колонии его избили и изнасиловали. Кроме того, оперативники силой заставляли его подписать признание, что смерть Коровкина он выдумал, что ничего не было, что все это ложь и провокация. Как рассказывает Абакумов, в ход шел и шантаж, повесить на него и «убойные» висяки. Заставляют Абакумова и отказаться от адвоката. По его словам, адвокату даже не позволяют беседовать с ним наедине, все время кто-то присутствует.

А вот показания бывшего заключенного Михаил Ермураки, который подвергался не мене страшным пыткам в челябинской зоне. Он провел в заключении 13 лет и был освобожден условно-досрочно за (внимание!) один день до окончания срока.

«Избиение, пытки приобрели массовый характер во всех учреждениях ГУФСИН по Челябинской области. Осужденные не имеют возможности отправить жалобы на условия содержания, кроме того, участились случаи вымогательства денег у родных заключенных. Впервые мы столкнулись с тем, что на наши обращения никак не реагируют ни прокуратура, ни руководство ГУФСИН области, ни следственное управление. Ситуации с пытками достигли пика…  Мы встречались еще с несколькими заключенными, отбывающими наказание в ИК№6. Они рассказали о том, как проводят пытки в медкабинете штрафного изолятора: узника приматывают скотчем к решетке и избивают. Это называется «распятие». После этого прутья решетки становятся липкими. Мы прошли в медицинский кабинет и лично убедились в этом», – сообщил руководитель уральского демократического фонда, член ОНК Николай Щур.

И вот еще одно свидетельство о том, что творят с осужденными в Челябинском УФСИН:

Также в качестве доказательства вышесказанного привожу список осужденных, которые месяц назад вскрыли себе вены в ФКУ ИК-10 ГУФСИН по Челябинской области :

1.Байдашев Ринат
2.Ужиков Данила Сергеевич,
3.Тулупов Олег АлеКсандрович
4.Махнин Дмитрий Леонидович.

Кроме того, называю фамилии осужденных, объявивших голодовку в лечебно-исправительном учреждении ЛИУ-9 ГУФСИН России по Челябинской области:

1.Шихов Дмитрий Николаевич, 1972 г.р.

2.Танделов Илларион Илларионович, 1988 г.р.

3. Куликов Пётр Сергеевич, 1988 г.р.

4.Козлов Сергей Сергеевич, 1980 г.р.

5.Беспалов Алексей Витальевич, 1992 г.р.

6.Магдеев Рустем рашидович, 1981 г.р.

7.Шулепов Михаил Владимирович, 1966 г.р.

8.Прудиус Кирилл Константинович, 1991 г.р.

А теперь хотелось бы задать вопрос председателю Следственного Комитета РФ Александру Бастрыкину: Александр Иванович, достаточно ли приведенных здесь показаний трех свидетелей (все их данные у меня имеются) и других фактов, названных в этом материале, для проведения проверки в отношении сотрудников Челябинского УФСИН и возбуждения уголовных дел по статьям 105 (убийство), 111 (умышленное причинения тяжкого вреда здоровью), 117 (истязание), 285 (злоупотребление должностными полномочиями)?

И еще я прошу господина Бастрыкина не отмалчиваться (часть  сведений ему и Генпрокурору Юрию Чайке уже направлялись правозащитниками из «Гулагу.нет»), а принять меры, которые являются его служебными обязанностями. Я понимаю, что СК сейчас сосредоточен на других делах, а убивают и пытают в Челябинске «всего лишь» преступников. Но, господа главные правоохранители, хочу напомнить вам, что этих людей никто к пыткам и насильственным смертям не приговаривал.

PS: Скоро никто из осужденных Челябинской области уже не сможет написать жалобу или дать письменные показания. По свидетельствам осужденных (запись имеется) с ними в колонии поступают так: «А еще они правую руку калечат, чтоб жалобы не писали. А у левшей бьют по левой руке. Кладут на кисть книгу и бьют. Перебивается фаланга, и все»

http://oleglurie-new.livejournal.com/50707.html

0 комментариев




%d такие блоггеры, как: