Приватизаторы делают крайним Путина?

Насколько можно судить, по мере нарастания недовольства деятельностью властей в обществе и отмирания паразитической модели «проедания нефтедолларов», происходит резкое обострение борьбы властных группировок за сохранение контроля над финансовыми потоками и удержание портфелей.

В этом плане крайне знаковым стало обращение Государственно-правового управления президента России (ГПУ) в адрес правительства с инициативой вернуть президенту Путину практически ничем неограниченные полномочия по управлению и распоряжению государственным имуществом.

В настоящий момент для передачи полномочий «главного приватизатора» Путину, нужно всего лишь внести поправки в закон «О приватизации государственного и муниципального имущества» и «разбудить» указ президента Ельцина от 1995 года «О порядке принятия решений об управлении и распоряжении находящимися в федеральной собственности акциями». Именно этот указ, который до сих пор остаётся в силе, являлся основным документом, на основании которого в течение 1995г. регулировалась приватизация госимущества. В частности, в нем содержалась норма о том, что все решения об управлении и распоряжении госимуществом, включая его продажу, принимаются только по указу президента.

Судя по всему, имеет место попытка президентской администрации окольными путями вернуть Россию в ситуацию середины 1990-х годов, когда приведённый компрадорской олигархией к власти президент Борис Ельцин в нарушение действовавшей Конституции обладал практически никем и ничем неограниченными возможностями директивного управления практически всеми объектами государственного имущества. Подписанный им в 1995г. указ №986 позволяли Ельцину в обход правительства и контролируемого оппозиционными коммунистами парламента лишь на основании своих собственных указов распоряжаться крупнейшими объектами государственной собственности и приватизировать наиболее лакомые куски госсобственности, том числе и в стратегически значимых секторах экономики.

Больше всего удивления вызывает тот факт, что по нынешнему законодательству президент и так имеет возможность контролировать процесс управления и распоряжения государственными предприятиями, входящими в список так называемых стратегических компаний. Ничто не мешает президенту уже сегодня при наличии политической воли и реального желания остановить распродажу стратегически значимых секторов экономики наложить вето на решения правительство за счёт включения в список стратегически значимых предприятий тех из них, которые представляют интерес для финансово-экономического суверенитета России и поддержания обороноспособности страны.

При этом цена вопроса, из-за которого с новой силой разгорелся спор между правительством премьер-министра Дмитрия Медведева и администрацией президента, достаточно высока. За счёт распродажи государственного имущества к 2015г. правительство планирует выручить порядка 1,5 трлн. рублей. Уже в ближайшем 2013г. запланировано проведение 8 крупных приватизационных сделок, которые должны принести в бюджет свыше270 млрд. рублей. В планах правительства в спешном порядке провести продажу миноритарного пакета акций «Роснефти», ВТБ, «АЛРОСы», также будет продать половину «Совкомфлота», более четверти авиаперевозчика «Сибирь» и «Мосэнергостроя».

Стоит отметить, что ключевой поправкой ГПУ является "возможность установления, при необходимости, решениями президента РФ дополнительных требований к порядку включения федерального имущества в прогнозный план (программу) приватизации федерального имущества". Уже к 14 декабря руководитель аппарата правительства Владислав Сурков будет должен предоставить официальную позицию Правительства по данному вопросу. Речь идёт, прежде всего, о позиции Минфина и Министерства экономического развития, которые уже негласно выразили категорическое несогласие с позицией администрацией президента.

Судя по всему, несмотря на всю личную преданность президенту Путину, Сурков будет вынужден отклонить подготовленные ГПУ поправки к федеральному закону "О приватизации государственного и муниципального имущества" и к указу президента N986 от 30 сентября 1995 года "О порядке принятия решений об управлении и распоряжении находящимися в федеральной собственности акциями". По крайней мере, логика аппаратной борьбы и формальное подчинение премьеру Медведеву, ставшему центром притяжения либералов всех мастей, особенного пространства для манёвра не оставляют.

Более того, появилась информация, что первый-вице-премьер правительства Медведева Игорь Шувалов, известный своей провальной «антикризисной» финансово-экономической политикой в 2008-2009гг. (в результате которой олигархи беспрепятственно вывели десятки миллиардов долларов в оффшоры в виде рекордных дивидендов, а выделенные правительством 6,5 трлн. рублей на рефинансирование промышленного сектора утекли на валютный рынок и спровоцировали обвал рубля на 50% по отношению к американскому доллар), высказал недоумение по поводу инициативы ГПУ замкнуть приватизацию на Путина.

Сохраняя политес и не имея возможности ставить жёсткий ультиматум президенту Путину (бремя недавних коррупционных скандалов в крупнейших американских СМИ с его именем до сих пор свежи в памяти «силовиков»), он тактично указал, что президент и так имеет возможность руководить процессом приватизации стратегически значимых предприятий. Шувалов, ставший выразителем интересов и идей либерального клана и приближенных к нему олигархов, продолжает всеми силами замыкать финансовые потоки и механизмы принятия решений на правительство, оккупированное идейными «гайдаровцами» и прочими «рыночными фундаменталистами». Которые, насколько можно судить, искренне верят в то, что правительство призвано служить интересам глобального бизнеса.

Не менее интересная ситуация складывается с указом президента: администрация по аналогии с законом предлагает вернуть в него нормы, предоставляющие президенту максимальные права управления госимуществом в случаях неполноты законодательства. Речь идет о "закреплении акций за федеральными государственными унитарными предприятиями и федеральными госучреждениями, о передаче акций в доверительное управление, в залог и об ином их обременении". Такие решения, подчеркивается в проекте указа, должны приниматься "на основании решений президента РФ, определяющих формы и сроки распоряжения акциями".

С формальной точки зрения юридическая коллизия и нестыковки в законодательстве действительно существуют – право управления и распоряжения государственным имуществом на уровне Конституции закреплено за правительством. Притом что президентский указ за номером 986, подписанный Борисом Ельцины аж в разгар олигархических войн 1995г. формально никто не отменял и он остаётся в силе.

Однако поразительно то, что на протяжении последних 11 лет, с 2001г., когда был принят действующий закон о приватизации, никто и не вспоминал о наличии столь вопиющих ляпов в законодательстве, регулирующем стратегически значимую сферу общественных отношений – управление и распоряжение государственным имуществом. Тот факт, что про законодательные изъяны вспомнили только сейчас, в разгар приватизационной кампании, свидетельствует о том, что вся борьба «за справедливость» обусловлена «подковёрной борьбой» властных группировок. И ни какого отношения к защите национальных интересов и наведению порядка в законодательной системе она не имеет.

Единство либералов и силовиков

Самое удивительное состоит в том, что, насколько можно судить, никаких принципиальных противоречий между президентом Путиным (и окружающими его силовиками) и правительством, в котором наблюдается повышенная концентрация «либеральных сектантов» и идейных последователей Гайдара-Чубайса. По крайне мере об этом говорит тот факт, что буквально недавно, 12 декабря, во время традиционного послания в адрес Федерального Собрания, президент Путин открыто поддержал разработанную и продвигаемую «младореформаторами» концепцию распродажи наиболее рентабельных и стратегически значимых предприятий.

Для понимая реального положении дел и истинного отношения президента к вопросу затеянной либералами приватизации имеет смыл привести слова самого Путина, сказанные им во время послания Федеральному собранию 12 декабря текущего года. «Государство само должно показать пример использования отечественной юрисдикции, выбирая именно российские площадки для размещения государственных ресурсов для приватизационных сделок. Приватизация, которую Правительство намерено проводить, не должна иметь ничего общего, кстати говоря, с практикой 90-х годов, с пресловутыми залоговыми аукционами. Это должна быть приватизация, основанная на честной, открытой продаже госсобственности по справедливой, реальной цене. Качество приватизации, уважаемые коллеги, - это не только поступление средств в бюджет. Это прежде всего вопрос доверия общества к действиям государства, это появление по-настоящему легитимного, уважаемого собственника. Я прошу об этом помнить всех представителей Правительства, которые отвечают за проведение приватизационных процессов».

Совершенно очевидно, что Путин вопреки своей патриотичной риторике и показной борьбе с либералами поддерживает лоббируемую «рыночными фундаменталистами» и «гайдаровцами» идею распродажи государственного имущества.

Очень похоже на то, что попытка ГПУ надавить на правительство и замкнуть на президенте Путине, который будет находиться у власти в течение ещё как минимум 6 лет (если не произойдёт срыв в системный кризис), все рычаги управления и распоряжения стратегически значимыми и наиболее лакомыми объектами государственной собственности.

Насколько можно судить, это делается с целью усиления позиций администрации президента и лично Владимира Путина в вопросе приватизации госсобственности. Открыто подписавшись под якобы существующей «необходимостью» распродажи наиболее рентабельных предприятий, Путин и его окружение пытаются сохранить контроль над теми из них, которые способный генерировать наиболее существенные финансовые доходы и являются материальной базой правящего клана.

Судя по всему, попытка ГПУ вернуть Путину по сути дела директивные права по управлению государственным имуществом инициируется в интересах усиления позиции и защиты активов приближенных к президенту кланов. Прежде всего, речь идет об Игоре Сечине, контролирующем через Роснефть и Роснефтегаз, а также созданный по его инициативе «Нефтяной клуб», ключевой сектор российской экономики - нефтегазовую промышленность. Уже больше года продолжается открытый конфликт между формально курирующим ТЭК вице-премьером Аркадием Дворковичем и «серым кардиналом» Игорем Сечиным по вопросу включения Роснефти в список приватизируемых компаний.

Очень похоже на то, что попытка администрации президента ослабить позиции правительства и, по сути дела, ограничить возложенные на него по Коснтитуции обязанности по управлению и распоряжению государственным имуществом, нацелены именно на оказание поддержки Сечину и сохранение Роснефти в руках приближенных к Кремлю группировок. Аналогичная ситуация складывается с Сергеем Чемезовым, контролирующим через Ростехнологии практически весь ОПК и тысячи промышленных предприятий (в том числе не относящихся к оборонной промышленности).

Дворкович и прочие приближенные к Медведеву высокопоставленные чиновники правительства уже неоднократно давали понять, что их не устраивает привилегированное положение Ростехнологий и что они сделают всё возможное, чтобы отдать госкорпорацию в руки частного капитала. И их можно понять - в течение ближайших 8 лет в ОПК в рамках госпрограммы по развитию ОПК и замене вооружений. Ради перенаправления столь масштабных финансовых потоков в нужное русло и нужные карманы, львиная доля которых придётся на государственные расходы, либералы готовы пойти на многое. Помимо этого закрепление на законодательном уровне права последней подписи за Путиным поможет существенно усилить позиции Владимира Якунина и контролируемого им РЖД.

Другое дело, что само по себе сохранение статус-кво и закрепление наиболее лакомых государственных активов в руках окружающих Путина «силовиков» без радикального оздоровления всей системы государственного управления, масштабной чистки рядов и объявления реальной борьбы с коррупцией (не показательной выборочной борьбы с впавшими в немилость коррупционерами) не окажет совершенно никакого позитивного эффекта для экономики.

Да, безусловно, приближенные к премьеру Медведеву либералы сильны в идеологическом отношении и сохраняют контроль над ключевыми финансово-экономическими институтами власти (Минфин, Банк России, в меньшей степени МЭР). Однако их реальный контроль над финансовыми ресурсами и экономическая мощь многократно ниже, чем у окружающих президента «питерских силовиков». Более-менее заметны приверженцы премьера в банковском секторе, секторе связи и ИКТ. Безусловно, они прекрасно отдают себе отчёт в том, что до тех пор, пока окружающий Путина клан контролирует критическую часть финансовых потоков (нефтегазовые ресурсы), никаких шансов на реванш и приход к полноценной власти у них нет.

Ещё раз о «справедливой приватизации»

Как уже отмечалось ранее, во время своего послания Путин чётко обозначил позицию не только так называемых «либералов», но и патриотично настроенной администрации президента по вопросу намечаемой приватизации государственного имущества. Если ещё полгода назад у наиболее упёртых оптимистов ещё оставалась надежда на то, что президент наложить вето на приватизационную кампанию правительства, то сейчас становится очевидно, что Путин, пускай и с несущественными изъянами и корректировками, но всё-таки поддерживает идею распродажи стратегически значимых госкомпаний и наиболее рентабельных предприятий.

Больше всего опасений вызывает тот факт, что в очередной раз слышны разговоры о неэкономическом характере приватизации и её не нацеленности на пополнение бюджета. Спустя неполные 15 лет российские чиновники вновь вернулись к ультралиберальной риторике «младореформаторов» и стали говорить о том, что целью затеваемой авантюры является поиск «эффективного частного собственника». Президент публично признался, что он не хочет строить государственный капитализм, а готов в лучших традициях «рыночных фундаменталистов» уповать на частную инициативу, считая, что государство априори не способно быть «эффективным собственником».

При этом он наотрез отказывает воспринимать опыт Китая, Южной Кореи, Японии, Малайзии, а также целого ряда крупных экономически развитых стран, которые вопреки многочисленной риторике о «свободной конкуренции» и «дерегулировании экономики» сохраняют в своих руках контроль за стратегически значимыми секторами экономики: нефтегазовым комплексом, финансовым сектором, электроэнергетикой, транспортной инфраструктурой (прежде всего, железнодорожными перевозками), системой ЖКХ и т.д.

Путин открыто признал, что цель проекта «Приватизация 3.0» состоит отнюдь не в пополнении бюджета, который и так захлёбывается от притока нефтедолларов и в котором без дела лежит свыше 7,1 трлн. рублей. Цель в том, чтобы приватизировать стратегически значимые объекты государственной собственности, которые позволяют извлекать природно-сырьевую и монополистическую ренту. Напомним, что попавшие в список подлежащих приватизации нефтегазовые компании, обеспечивают практически 60% доходной части федерального бюджета только прямым методом учёта. С учётом косвенных эффектов и просачивания нефтедолларов в смежные и поддерживающие отрасли промышленности, реальный вклад нефтегазового комплекса, впавшего в немилость либералам, в бюджетную систему достигает 75-80%.

Следует напомнить, к чему приводит слепая и откровенно антинаучная вера в «эффективного частного собственника» и передача стратегически значимых предприятий в частные руки в условиях высокой монополизированности экономики, криминализированности общественных отношений, коррупционных поборов и отсутствия внятной и продуманной макроэкономической политики. Как показывает опыт (причём далеко не только одной России), простая смена собственника и передача государственного имущества в частные руки вместо роста производительности труда, технологической модернизации и развития высоких переделов оборачивается в корне противоположными последствиями. А именно: аразитическим проеданием оборотного капитала, разворовыванием основных фондов, выкачиванием ресурсов, примитивизацией производства, вывозом капитала в оффшоры и деградацией научно-технического потенциала.

Именно по этой причине замена государства на «эффективного частного собственника», о чём бредят в мечтах все правительственные либералы, обслуживающие интересы глобального бизнеса и отечественной компрадорской олигархии, в условиях разгула монополий, произвола чиновников и откровенно антимодернизационной финансово-экономической политики приведёт лишь к смене кармана, в который потекут финансовые ресурсы, выкачанные из кармана населения и промышленности. Ещё больше опасений вызывает тот факт, что основными претендентами на смену прописки и распродажу в пользу частных собственников выступают госкомпании из тех отраслей промышленности, в которых развитие конкуренции является отнюдь не главным инструментом повышения производительности труда.

Речь идёт о нефтегазовом секторе, разрушенной электроэнергетике, инфраструктурных компаниях, финансовом секторе и т.д. Другими словами, основная борьба между либералами и силовиками развернулась за контроль над теми компаниями, которые работают в условиях ограниченной рыночной конкуренции и имеют возможность извлекать сверхприбыль за счёт эксплуатации природно-сырьевой, монополистической, инфраструктурной и ссудной ренты. Для того, чтобы повысить эффективность нефтегазового комплекса и радикально сократить масштабы воровства в электроэнергетике и инфраструктурных отраслях, требуется просто-напросто навести порядок в системе управления и заставить правоохранительные органы исполнять свои служебные обязанности.

По какой-то удивительной причине доморощенные либералы, без устали рассуждающие об инновациях и достоинствах частной инициативы, а на деле продвигающие интересы транснационального капитала в рамках антинаучной доктрины «Вашингтонского консенсуса», все усилия концентрируют на распродаже активов в нефтегазовом комплексе, финансовом секторе, транспортной инфраструктуре и энергетике. И никто из них не предлагает приватизировать госкомпании в тех отраслях промышленности, в которых действительно для развития бизнеса требуется поощрение частной инициативы, предпринимательский талант и управленческие способности.

Напомним, что в 1990-е годы слепая вера в «эффективного собственника», не сопровождавшаяся борьбой с коррупцией, монополизмом, дебюрократизацией общества и активной антимонопольной и промышленной политикой привела к катастрофическим последствиям в экономике и социальной сфере. За период «либерального погрома» несырьевой промышленности и социальной сферы в 1990-1996гг. объём ВВП сжался на 45%, промышленное производство обвалилось на 60%, обрабатывающие производства сократили выпуск продукции в 5 раз, выпуск наукоёмких товаров упал в 5-20 раз, капитальные вложения упали в 5 раз, а уровень нищеты подскочил в 10-12 раз.

Вместо модернизации производства созданные за бюджетный счёт и на средства налогоплательщиков доморощенные олигархи занимались целенаправленным дармоедством и разворовыванием активов. Неудивительно, что наряду с масштабным обвалом выпуска готовой продукции, сворачиванием инвестиций и массовой безработицей наблюдался беспрецедентный по своим масштабам вывоз капитала, превысивший только по официальным оценкам Банка России 150-200 млрд. долл., а с учётом незаконного вывозка капитала, фиктивной внешнеэкономической деятельности и полученных доходов на капитал свыше 1 трлн. долл.

«Прихватизация 3.0» в интересах олигархов и глобального бизнеса

Слабо верится и в обещания, что нынешняя приватизации 3.0, затеваемая идейными наследниками Гайдара-Чубайса, не будет иметь ничего общего с преступной и незаконной приватизацией в 1990-г. Согласно социологическим опросам, до сих пор порядка 80% населения России считают себя ограбленными собственным государством и олигархами. Прежде чем затевать очередную волну распродажи крупной госсобственности, требуется разобраться с итогами незаконных кредитно-залоговых аукционов 1995-1997г., в рамках которых на деньги федерального бюджета, положенные на депозиты в олигархические банки, происходило кредитование правительство и передача крупнейших госпредприятий в залог кредиторам.

По этой же причине не вселяет никакого оптимизма заявление о том, что продажа госактивов будет осуществляться в рамках прозрачной процедуры торгов по справедливой и конкурентной цене эффективному собственнику. Во-первых, как и в 1990-е годы, львиная доля населения России (как минимум 70% россиян с доходами ниже средней зарплаты по стране) оказывается отрезана от участия в процессе приватизации госпредприятий и госбанков по простой причине – у них просто нет денег. Невозможно вовлечь бедное и нищее в своём большинстве население в процесс приватизации, если 60% россиян относятся Институтом социологии РАН к малоимущим слоям общества, а 90% крупной собственности сосредоточено в руках 1% населения.

Аналогичная ситуация складывается с малым и средним бизнесом, занятым в низко рентабельном несырьевом секторе экономики и находящимся под постоянным давлением коррумпированных чиновников, силовиков и монополистов. Несырьевая промышленность сама едва сводит концы с концами и не имеет достаточных ресурсов для адекватного собственного развития, не говоря уже об участии в приватизации. Как и во времена ваучерной приватизации и заведомо фиктивных кредитно-залоговых аукционов, обеспечивших передачу стратегически значимых государственных предприятий в руки приближенных к власти олигархов за счёт кармана налогоплательщиков, нынешняя приватизация также затевается в интересах крупного капитала.

Ни население, ни малый и средний бизнес, которые могли бы стать движущей силой развития частной инициативы и демонополизации экономики в очередной раз оказываются отрезанными от затеваемой «рыночными фундаменталистами» Приватизации 3.0. по всё той же причине – у них просто нет для этого необходимых ресурсов. Насколько можно судить, продвигаемая премьером Медведевым и одобренная во время президентского послания Путина приватизация затевается в интересах российских олигархов, которые с блеском продемонстрировали всю степень своей эффективности ещё в 90-е и «тучные» для них нулевые годы. А также в интересах транснационального капитала – глобальных ТНК и международных банков, обладающих доступом к практически неограниченным по объёму и дешёвым финансовым ресурсам.

Судя по всему, российские либералы, искренне верящие в то, что государство призвано служить не интересам своего народа, а коммерческим интересам глобального бизнеса, как представителю наиболее эффективной части не только российского общества, но и всего мирового сообщества, целенаправленно отрабатывают их заказ. Как показал опыт приватизации 7% акций Сбербанка России, а также неоднократные заявления премьера Медведева и его заместителя Дворковича о приоритете привлечения иностранного капитала в Россию, именно в руки транснационального капитала и глобальных монополий отечественные либералы готовятся передать наиболее лакомые куски государственной собственности.

Кабмину придется отдать президенту полномочия распоряжаться госимуществом и акциями

Государственно-правовое управление (ГПУ) президента предложило правительству вернуть президенту Владимиру Путину полномочия первого президента России Бориса Ельцина, который напрямую распоряжался госимуществом, включая его приватизацию путем президентских указов.

Как сообщает «Коммерсант», для этой цели ГПУ уже подготовило необходимые поправки в законодательство и отдало их на согласование главе аппарата правительства Владиславу Суркову. К 14 декабря он должен собрать мнения правительственных чиновников по этому вопросу.

Для передачи полномочий «главного приватизатора» Путину, нужно всего лишь внести поправки в закон «О приватизации государственного и муниципального имущества» и «разбудить» указ президента Ельцина от 1995 года «О порядке принятия решений об управлении и распоряжении находящимися в федеральной собственности акциями». Этот «спящий» указ являлся основным документом, на основании которого регулировалась приватизация госимущества. В частности, в нем содержалась норма о том, что все решения об управлении и распоряжении госимуществом, включая его продажу, принимаются только по указу президента.

Однако уже в 1997 году это правило пришлось приостановить, и передать все полномочия по управлению госимуществом в руки правительства. Причиной стал катастрофический рост задолженности по зарплате бюджетников, которая достигла 50 трлн неденоминированных рублей. Президент Ельцин передал право распоряжаться продажей госсобственности правительству, чтобы пополнить бюджет и погасить задолженность по зарплате, тем самым снимая с себя ответственность за ее задержку.

Потом, в начале своего первого президентского срока в 2001 году, Владимир Путин подписал закон о приватизации, окончательно закрепивший за правительством право управления госимуществом, а теперь он просит вернуть его обратно. Кроме того, поправки подготовленные ГПУ, предоставят президенту полное право распоряжаться акциями госпредприятий, передавать их в доверительное управление, в залог и так далее.

Кабинет министров, по информации в печати, уже готовится «вежливо отказать» ГПУ - на основании того, что полномочия по управлению госимуществом переданы правительству конституционным законом. Но взамен оно готово представлять главе государства информацию о ходе и итогах приватизации, а также разрешить ему вмешиваться в прогнозный план продажи и в вопросы формирования уставных капиталов, но только по госкомпаниям, которые включены в стратегический список, утверждаемый президентским указом.

Цена вопроса, из-за которого начался спор между правительством премьер-министра Дмитрия Медведева и администрацией президента, достаточно высока. Правительство планирует до 2016 года выручить за счет приватизации более 3 трлн рублей. Только на 2013 год запланировано 8 крупных приватизационных сделок, которые должны принести около 270 млрд рублей. На продажу будут выставлены миноритарные пакеты «Роснефти», ВТБ, «АЛРОСы», также будет продана половина «Совкомфлота», более четверти авиаперевозчика «Сибирь» и «Мосэнергостроя».

С вопросом о том, в чем причина требования администрации президента отдать право приватизации госпредприятий Путину, «СП» обратилась к профессору кафедры международных финансов МГИМО, доктору экономических наук Валентину Катасонову.

- На мой взгляд, основная причина в том, что у властей нет единой точки зрения на то, как дальше проводить реформы в экономической сфере. И выступление президента Путина с посланием к Федеральному Собранию лишний раз показало, что его взгляды не вполне совпадают с позицией правительства Медведева. Приведу такой пример: в своем выступлении Путин заявил, что Центральный банк зацикливается на борьбе с инфляцией, зажимает денежную массу, поэтому деньги в экономике дорогие, что не дает промышленности развиваться и расти. Президент привел в пример ФРС США и Европейский Центробанк, которые ставят во главу угла своей политики промышленный рост и обеспечение занятости в экономике, и упрекнул Банк России в том, что он этого не делает. То же самое писали многие эксперты, в том числе и я, в аналитической записке, отправленной в ЦБ и правительство. Ответ получили - все нормально. Это я рассказал как пример расхождения взглядов правительства и президента.

«СП»: - И то же самое происходит в области приватизации госпредприятий?

- Думаю, что в части приватизации госимущества, точки зрения президента Путина и премьера Медведева тоже не совпадают. Потому что люди, на которых опирается Владимир Владимирович, занимают ключевые посты в экономике и контролируют достаточно серьезные государственные активы. Например, Игорь Сечин держит в руках «Роснефть» и «Роснефтегаз» - основную часть энергетического сектора, Владимир Якунин – весь железнодорожный транспорт, Сергей Чемезов управляет через «Ростехнологии» тысячей промышленных предприятий. Поэтому Путин считает, что просто так раздавать акции этих предприятий – резать кур, которые несут золотые яйца - не совсем правильно.

«СП»: - То есть Путин не хочет, чтобы правительство распродавало госпредприятия по намеченному плану?

- Да, и таким радикальным изменением управления процессом приватизации Путин решил, как бы, компенсировать ультралиберальные наклонности Медведева – это первое, что мне приходит в голову. Могу еще сказать, что такая активность в области приватизации госпредприятий со стороны правительства, на мой взгляд, связана с ситуацией на мировом финансовом рынке. Сейчас ФРС США снова включила печатный станок в рамках третьей программы количественного ослабления, и каждый месяц выбрасывает на мировой рынок по 30 млрд долларов, которые нужно вложить в какие-то твердые, надежные активы. Наши аналитики обратили внимание, что приватизация Сбербанка произошла практически синхронно с первым траншем этих денег, и основными крупными покупателями стали американские хедж-фонды. Поэтому я думаю, что приватизационная активность правительства связана с этой программой ФРС США.

«СП»: - А Путин собирается разрушить эту программу «российско-американского сотрудничества»?

- Это нормальный ход, я не идеализирую Путина, но полагаю, что если бы сейчас у власти находился ультралиберальный президент, он бы постарался распродать все госимущество под эту программу ФРС.

«СП»: - Возникает вопрос: зачем вообще правительство собирается приватизировать госпредприятия, чтобы пополнить бюджет?

- Вовсе нет, по моему мнению, это своего рода помощь Западу, потому что денежные средства, вырученные от приватизации, через золотовалютные резервы и резервные фонды снова вернутся в западную экономику, а совсем не в бюджет. Наши резервы – это почти что беспроцентное кредитование экономики зарубежных стран, и в первую очередь США и Евросоюза. То есть правительство таким образом откровенно работает на интересы Запада, а все разговоры о пополнении бюджета - пустое. Деньги как приходят из-за рубежа, так и уходят туда же, такую прозападную политику проводит российское либеральное правительство. Могу сказать больше, проводя приватизацию и покупая на вырученные деньги «трэжэриз» - американские гособлигации, правительство будет финансировать дефицит американского бюджета. А так как этот дефицит формируется в основном за счет огромных военных расходов США, то мы будем фактически финансировать подготовку Америке к потенциальной войне. Возможно, и против нашей страны.

http://forum-msk.org/material/economic/9693901.html

http://svpressa.ru/economy/article/62017/

Комментарии к записи Приватизаторы делают крайним Путина? отключены




Комментарии закрыты.

%d такие блоггеры, как: