Почему Россия обратилась к криптовалютам

Как только российский корабль под предводителем своего кормчего бессменного президента взял курс на цифровую экономику, так сразу тема биткойнов и его аналогов стала неотъемлемой частью новостного потока. Российская элита уже давно решила перешагнуть через стадию промышленного производства, сосредоточившись на виртуальной экономике, будучи уже далеко не передовой в науке, инновациях, и сохраняя модель сырьевой экономики.


ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Криптовалюты успели преодолеть границы национальных государств и благодаря единой информационной системе стали проникать в разные страны мира. Новый этап эволюционной цепочки денег свидетельствует о возрастающей компоненте паразитизма, когда единственная функция денег — это извлечение прибыли на базе спекулятивной игры, когда сами денежные средства не являются результатом развития экономики. Сейчас деньги доэволюционировали до уровня информации, когда они не связаны с какой-либо государственной валютной системой, а функционируют сами по себе, имея нулевую стоимость своего производства. Деньги стали объектом информации, но не утратили при этом функции спекулятивной наживы, положенной в основу рыночной экономики.

Примеры криптовалют — биткойны, Эфириум, Ripple и прочие. Они ничем не обеспечены, не защищены в правовом отношении, их можно покупать на бирже в Интернете, размещать в виртуальных банках в виде виртуальных депозитов. Государства не могут контролировать оборот критовалют без разрешения самих владельцев. Спекулятивная компонента криптовалют только растет. Например, курс обмена биткойнов превысил 5,5 тыс. долларов за монету, что более чем в 100 раз выше мировой цены грамма золота (рис. 2), хотя биткойн — это самая что ни на есть виртуальная реальность, то есть абсолютный спекулятивный капитал, поскольку на его производство ничего не затрачивается в отличие от добычи того же золота.

И для его обеспечения даже символически ничего не сопоставляется. При таком раскладе стоит прогнозировать, что криптовалюты подобно ценным бумагам, деривативам и прочим неподкрепленным средствам могут стать причиной новых финансовых кризисов.

Первая реакция российских властей на биткойны была однозначной — запрет и введение уголовного наказания. В 2014 году ЦБ и Генпрокуратура заявили о недопустимости применения криптовалют. В обоих случаях речь шла о заявлениях, которые носили рекомендательный характер. Хотя в том же году Минфин разработал законопроект, регулирующий движение криптовалют, в котором биткойны должны были попасть под термин «денежные суррогаты».

Законопроект содержал ряд неточностей в определении криптовалюты, как, например, положение о том, что криптовалюты не имеют никакого обеспечения, поэтому не должны быть в обращении. Но ровно так же не подкреплен доллар. Другое положение, которое также вызвало противоречия, касалось нестабильности курса биткойна к реальным валютам. Аналогичное можно сказать в отношении национальных валют. В итоге Минэкономразвития отказался в дальнейшем рассматривать законопроект, так как в таком виде он скорее мог внести хаос в деятельность финансовых структур. В 2015 году под запрет попали ряд сайтов, связанных с криптовалютой.

Блокировка была недолгой, однако она послужила поводом для рассмотрения нового законопроекта о запрете виртуальных валют в РФ, в котором предусматривалась ответственность за применение криптовалют в России. Но тогда же в 2015 году глава «Внешэкономбанка» (ВЭБ) и Ethereum foundation подписали соглашение о партнерстве, включающее совместную подготовку специалистов в сфере блокчейна. А это уже не частная контора, а российская государственная корпорация.

О криптовалютах понятным языком

Именно блокчейн стал аттрактором для российского правительства. Это технология представляет собой распределенную базу данных, у которой устройства хранения данных не подключены к общему серверу. Она хранит постоянно растущий список упорядоченных записей, называемых блоками. Функции проверки и хранения транзакций распределяются между множеством узлов без участия регуляторов. Ее преимущество состоит в том, что если кто-либо попытается изменить блок или его часть, то ему придется буквально соревноваться в вычислительной гонке с другими узлами, при такой технологии подмена информации практически невозможна. Блокчейн может гарантировать безопасные двусторонние сделки без привлечения гарантирующей третьей стороны (юридической фирмы, нотариуса, банка и др.).

Используя машинный код, технология позволяет переводить деньги по всему миру без участия банка-посредника. То есть актора транзакций через технологию блокчейна отследить будет нельзя. А значит, Вашингтон в теории может потерять контроль над финансовыми операциями российских агентов. Можно будет обойти санкции, затрагивающие финансовые вопросы. Да и Крым, где из-за санкций не работают западные и российские компании, мог бы обойти эти ограничения.

Технология может применяться как платформа для развития новых систем электронного голосования, страхования, ведения земельных ресурсов, патентования, авторского права, хранения дактилоскопической информации, медицинской документации, ведения реестров и работы депозитариев. Все это настолько поманило зажатый в тиски санкций Кремль, что отношение к криптовалютам, в основе которых лежит технология блокчейна, стало меняться.

Хотя в 2016 году заговорили даже об уголовной ответственности за операции с криптовалютами, уже летом того года ситуация изменилась. Был снят запрет на ванкойн и признана необходимость использования технологии блокчейн, которая не будет функционировать без криптовалют. К концу года был подготовлен новый законопроект, в котором от ответственности освобождались операторы данных, работающие с криптовалютами — те, кто официально работает с технологией блокчейн.


СЕРЬЕЗНОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ

В 2017 году ситуация кардинально поменялась. Сначала президент, выступая на Петербургском форуме, стал рассуждать о важности цифровой экономики и перехода России именно к данной модели. Вскоре была принята специально даже программа под это, а президент обосновывал все прелести цифровой экономики, апеллируя к тому, что только она может гарантировать экономический рост в стране. Как будто не ясно было окружающим, что за вывеской цифровой экономики, подобно как за модернизацией и инноватизацией, будут скрываться исключительно попытки осваивания бюджетных средств и новая маниловщина для избирателей на март 2018 года. Ведь не с проваленными же майскими указами или многолетней «модернизацией» Путину выходить на новый срок.

Биткойны заполонили информационное пространство, но уже не в контексте того, что правительство разрабатывает планы по его запрету, а в связи с тем, что биткойны стали рассматриваться как спасательный круг.

На Петербургском форуме И.Шувалов, рассуждая о биткойнах, заявил следующее: «Могу без прикрас вам сказать, что президент на все 100% заболел этим, понимая, что существенные темпы роста базируются на цифровой экономике и технологическом лидерстве». Именно с тяжелого заболевания Владимира Владимировича началась новая эпопея для биткойнов. Все структуры не переставали трубить о пользе биткойнов. Самому Путину, по всей видимости, была представлена картина того, как с помощью биткойнов минимизировать последствия санкций.

Дело в том, что технология, которая используется в операциях с криптовалютой — блокчейн действительно позволяет создать необратимые сделки, когда ни один внешний администратор — банк, налоговые, судебные и другие государственные органы — не в состоянии отменить, заблокировать или оспорить транзакции. Это вроде бы выход для тех, кто хочет обойти санкции. Именно в 2017 году, когда окончательно стало ясно, что санкции США снимать не будут, а Трамп проводит жесткую политику в отношении России, технологии блокчейна решили взять на вооружение.

Сейчас технологию блокчейна планируют применять не только в сфере криптовалют, но и для стартапов, для решения проблем беженцев в Европе, для создания земельного кадастра, а также для применения в банковских операциях, что может позволить сократить издержки финансовых организаций на $15–20 млрд, в первую очередь за счет экономии на трансграничных платежах, торговле ценными бумагами.

Биткоин глазами юриста

Блокчейн и криптовалюты, таким образом, стали очередным модным веянием, дошедшим и до российских законодателей. В памяти уже была постиндустриальная экономика, экономика впечатлений, новая мулька теперь — это цифровая экономика и технологии блокчейна. С одной стороны похвально, что страна не отстает от мировых информационных трендов, но с другой стороны может пора уже думать своей головой, а не слепо копировать все, превращая не только промышленность в импортозависимую, но и саму законодательную мысль в продукт импортного производства.

Да и стоит понимать, на страже чьих интересов будет стоять эта технология. Уж явно не народные транзакции захотят скрыть российские законодатели. Это один из вариантов проведения финансовых операций при сохранении своей анонимности. Ведь был же пример скандала с Панамскими офшорами, когда не удалось сохранить тайну информации. Кроме того, опять высочайшие идеи касаются чего угодно, но только не материального производства и развития.


ОЗАРЕНИЕ

В сентябре—октябре сознание россиян готовили к мысли, что биткойны войдут в оборот. Минфин заявил, что готов рассмотреть возможность регулировать криптовалюты как «иное имущество», предлагая допустить к сделкам только квалифицированных инвесторов, в том числе физлиц. ЦБ стоит на позициях, что частных денег и денежных суррогатов быть не должно, но не исключает возможности создания национальной цифровой валюты (не частной, как биткойн) на основе технологии блокчейн. Вот только это все опять громкие заявления, не подкрепленные практикой.

Нельзя прийти к цифровой экономике со всеми ее блокчейнами и прочими компонентами, минуя промежуточную стадию — создание соответствующих отраслей промышленности от микроэлектроники и вычислительной техники до программного обеспечения. Нельзя как минимум в силу того, что не подготовили кадры, не профинансировали настоящую науку, а не ту, что в Сколково и Роснано, откуда средства уходят в офшоры. Не получается так, как говорит президент: «без цифровой экономики мы не сможем перейти к следующему технологическому укладу. А без этого перехода у российской экономики, а значит, у страны нет будущего». Не прыгнуть стране с исключительно сырьевым профилем выше головы, да и не спасет тотальная цифровизация всех секторов государство, которое нуждается в реальном производстве.

В начале октября президент прервал свое молчание и заговорил о том, что биткойны ведут к определенным рискам. Стоит вспомнить, что об этом говорилось еще в 2014 году, когда эта тема стало активно обсуждаться. Президент указал на плюсы биткойнов как потенциального инвестиционного актива, но вместе с тем обозначил ряд рисков: возможность отмывания капиталов, полученных преступным путем, уход от налогов и финансирование терроризма, распространение мошеннических схем, жертвами которых могут стать рядовые граждане. Но риски могут быть нивелированы, как только государство разработает основы регулирования: «Наше отношение к этому сегодня очень настороженное, потому что почти ничего не отрегулировано в этой сфере сегодня».

Однако все это было сказано отнюдь не для того, чтобы обезопасить граждан, а для того, чтобы обосновать вмешательство государства в этот процесс. По словам президента — «дать правовые гарантии для работы с инновационными финансовыми инструментами». То есть государство планирует поставить под контроль выпуск биткойнов, тем самым полностью легализовав процедуру.

К концу года Минфин и ЦБ планируют подготовить рамочный законопроект, в котором найдут свое отражение основные регуляторные позиции в отношении криптовалют. Как заявил Силуанов, государство «возглавит и отрегулирует» процесс эмиссии и обращения криптовалют. По всей видимости, воодушевленный перспективами обойти санкции, российский президент сделал ставку на то, что с блокчейном финансовые операции его соратников будут вне зоны видимости Вашингтона.

Но проблема в том, что как бы ни пытался Кремль регулировать этот рынок, он может ввести лишь определенные правила, но взять под полный контроль, просчитав все риски и опасности, законодатель не в состоянии. А значит, заявления являются лишь прикрытием для содействия прихода криптовалюты в России. Несмотря на все предупреждения, что биткойны могут стать очередной финансовой пирамидой типа МММ, для Кремля это в первую очередь технология гарантии собственной безопасности. Однако не стоит возлагать столь высоких надежд на то, что отследить получателя средств не удастся. Стоит вспомнить, что А.Винник все же был задержан в Греции за отмывание 4 миллиардов долларов через криптовалюту.

Вторая причина «примирения» с биткойнами — если процесс нельзя остановить, то надо попытаться взять его хотя бы под контроль. Третья — раз в России ведутся речи о цифровой экономике, то следуя этим курсом, Кремль акцентирует внимание на криптовалюте как «цифровом товаре». Но только ставки за использование биткойна могут быть слишком велики.

Во-первых, они не защищают права, а значит любой вкладчик, доверившийся системе, может все потерять. Но ЦБ этот вопрос уже не особо интересует, как не интересовал вопрос потери сбережений вкладчиками обанкротившихся банков, валютных ипотечников, которые в результате девальвации рубля столкнулись с острыми экономическим проблемами. Из проектов регулирования криптовалют видно, что власть не намерена гарантировать стоимость криптовалют и деятельность обменных пунктов, то есть при обесценивании компенсации от государства не предвидится.

Во-вторых, допуская биткойны, власти закладывают диверсионные закладки в денежно-эмиссионную политику, поскольку сама природа и цель создания криптовалют до сих пор окутана тайной. Главное, что эмиссия в России, кроме эмиссии ЦБ РФ, запрещена конституцией, что запрещен оборот валюты! Что до этого, если этакая доходность для приварка обещается семейным капиталам! Каким образом все это себя проявит, как повлияет на национальную денежную систему — вопрос достаточно неопределенный. Там, где в основе лежит спекуляция и стремление к быстрым деньгам, где деньги ничем не подкреплены, рано или поздно наступает расплата в виде финансового и экономического кризисов. Иными словами, это очередной мыльный пузырь, в который на это раз уверовала власть. И в очередной раз туда, в пузырь, запихивает страну.

Цифровая экономика, цифровой товар — это очередные заимствованные нововведения, которые должны стать лозунгом избирательной программы президента. Ведь все достаточно просто. Не получилось восстановить промышленность России, модернизировать экономику, стать передовой инновационной державой — пожалуйста, вот вам цифровая экономика как новое светлое будущее России. Если доходы падают, то вот вам спасение — возможность легких денег в виде криптовалют. Но только легких денег, как и цифровой экономики не бывает. Все это очередные мифы, стоящие на страже современного политического режима.

http://rusrand.ru/analytics/kriptovalyuty-ot-otricaniya-do-nasajdeniya

0 комментариев




%d такие блоггеры, как: