Почему офшоры для России неизбежны

Любой грамотный россиянин знает, что паспорт — документ, удостоверяющий гражданство человека. А в учебниках по праву мы можем найти устоявшееся веками определение гражданства как устойчивой правовой связи человека и государства, выражающейся в наличии взаимных прав, обязанностей и ответственности. Сущность института гражданства изложена в Конституции Российской Федерации (статья 6) и в Федеральном законе от 31 мая 2002 года № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» (статья 3).

Я не юрист. Недавно решил «освежить» в памяти Конституцию Российской Федерации. Кое-что в ней меня, не искушенного человека, смутило и удивило, как говорится, «с самого порога». Например, в Конституции самой большой главой является вторая, которая называется «Права и свободы человека и гражданина», содержащая 47 статей. Для справки: всего в Конституции девять глав и 137 статей. Не буду спорить: права и свободы очень нужны любому человеку и, наверное, от них зависит состояние общества в целом.

Но главы об обязанностях человека и гражданина в Основном законе РФ мне найти не удалось. А ведь в правах и обязанностях должно быть такое же равновесие, такая же «симметрия», как, например, в бухгалтерском учете, где активы всегда равны пассивам. Я консультировался со своими коллегами-юристами (конституционное право), они мне сказали, что в конституциях других стран такой баланс прав и обязанностей выдерживается (хотя бы на бумаге). Даже в сталинской конституции 1936 года обеспечивался такой баланс (глава Х «Основные права и обязанности граждан»).

Я сейчас не собираюсь обсуждать, в какой мере практически реализуются декларированные в одной трети всех статей Конституции РФ права и свободы человека и гражданина. Чаще всего никак. Более того, многие откровенно попираются. Но я сейчас хочу говорить о другом. Об обязанностях гражданина России. Им в Конституции отведено всего лишь три статьи. Гражданину России оставили всего три обязанности: платить налоги (статья 57), охранять природу и окружающую среду (статья 58) и защищать Отечество (статья 59). От последней обязанности, оказывается, гражданина можно освободить (для этого достаточно заявить о своих «убеждениях»).

Что касается охраны природы, то сегодня бремя охраны природы с простого гражданина практически снято, поскольку де-факто природные ресурсы приватизированы и ими пользуются российские и иностранные компании (которые откровенно плюют на эту обязанность). Из твердых и безусловных обязанностей гражданина остается лишь уплата налогов.

Вот об этой обязанности я хочу поговорить подробнее. Масштабы налоговых обязательств граждан РФ и порядок их исполнения определены целым рядом законов. Они сведены в Налоговый кодекс Российской Федерации (НК), состоящий из части первой (от 31 июля 1998 года N 146-ФЗ) и части второй (от 29 декабря 2000 г. N 166-ФЗ). Всего одиннадцать разделов, 34 главы, 432 статьи. В Государственной думе и Правительстве постоянно кипит работа по усовершенствованию НК.

Без преувеличения можно сказать, что налоговая система - фундамент, на котором зиждется институт гражданства и государства Российской Федерации. Сохранение гражданства и государства возможно лишь при сохранении и укреплении налоговой системы Российской Федерации. Увы, бурная деятельность по «совершенствованию» Налогового кодекса нашими «народными избранниками» и правительственными чиновниками не укрепляет, а еще больше расшатывает эту несущую конструкцию институтов гражданства и государства. Государственная дума и правительство (две ветви государственной власти) рубят сук, на котором сидят. А судебная власть (третья ветвь) безмолвно наблюдает за этим процессом. Создается впечатление, что представители трех ветвей власти рассчитывают, что, когда рухнет сук, называемый «государство Российской Федерации», они сумеют перебраться на какой-нибудь другой сук. 100 лет назад было что-то похожее, когда был сломлен сук под названием «Российская империя». Однако далеко не всем обитателям того сука нашлись места на других суках. Почти никому.

Из всего спектра проблем налоговой системы России я остановлюсь лишь на одной — офшорах. Но, и, по моему мнению, и, по мнению большинства экспертов, это ключевая проблема. В налоговой системе России много «протечек» — разных недополучений денег в государственную казну. Но офшоры — не банальная «протечка», а гигантская пробоина в корпусе корабля, называемого «российское государство». Эта пробоина образовалась в момент образования Российской Федерации, четверть века назад. С каждым годом она расширялась. Это великое чудо, что корабль российской государственности еще остается на плаву.

Есть много прямых и косвенных свидетельств того, что недополучение бюджетом Российской Федерации измеряется не процентами, а разами. На своем сайте Банк России разместил статистику платежного баланса за 1997−2016 гг., то есть за двадцатилетний период. Россия в системе международного движения капитала является чистым «донором», т.е. ее экспорт капитала устойчиво превышает импорт капитала. За два десятилетия лишь дважды (в 2006 и 2007 гг.) фиксировалось превышение импорта капитала над его экспортом. Максимальное превышение экспорта над импортом было зафиксировано в 2014 году, когда чистый экспорт капитала составил свыше 152 млрд долл. В целом за два десятка лет суммарный чистый вывоз капитала составил 624,5 млрд долл. В среднем в расчете на год получается более 30 млрд долл. Важным каналом вывода капитала из России является банковский сектор. За двадцатилетний период 1997—2016 гг. чистый экспорт капитала банковским сектором составил 183,6 млрд долл. Это почти 30% всего чистого экспорта частного капитала из России за указанный период.

Несмотря на то, что в России произошла полная валютная либерализация по капитальным операциям, часть экспорта капитала осуществляется в виде «сомнительных операций». Это термин Банка России, под которым понимаются фиктивные операции по выводу средств из страны под видом операций экспорта и импорта товаров и услуг, купли-продажи ценных бумаг и с помощью иных мошеннических схем. Такие операции призваны «отмывать» доходы, полученные нечестным или даже криминальным способом, скрывать истинных бенефициаров вывода средств, запутывать следы движения капиталов, маскировать конечные пункты перемещения средств и т. п. За два десятилетия суммарный объем вывода капитала из России в виде «сомнительных операций» составил 377 млрд долл. В среднем в расчете на год получается почти 19 млрд долл.

Это громадные суммы по отношению как к валовому, так и чистому вывозу капитала. Так, в 2012 году общий объем экспорта капитала из России (в виде прямых, портфельных и прочих инвестиций), по данным Банка России, составил 118,1 млрд долл., а чистый экспорт капитала (т.е. за вычетом импорта капитала) был равен 53,9 млрд долл. Объем «сомнительных операций» составил 38,8 млрд долл. Таким образом, в 2012 году по отношению к общему экспорту капитала сомнительные операции составили 33%, а по отношению к чистому экспорту — 72%.

Примечательно, что в 2014—2016 гг. наблюдалось достаточно резкое снижение абсолютных и относительных масштабов сомнительных операций по выводу капитала. В 2016 году, согласно предварительным оценкам, они составят менее 1 млрд долл. Некоторые эксперты полагают, что это не более, чем статистические ухищрения Центробанка, призванные приукрасить реальное положение дел. Другие связывают это с массовым отзывом лицензий у банков, которые прямо или косвенно участвовали в сомнительных операциях. Мол, оставшиеся банки стали побаиваться участвовать в таких операциях, опасаясь за свои лицензии. Есть версия, что экономические санкции Запада, объявленные еще в 2014 году, затруднили российским субъектам вывод капитала с помощью фиктивных схем.

По моему мнению, «благополучная» статистика Банка России может быть объяснена тем, что увеличились масштабы «серых» и «черных» (контрабандных) операций с капиталом, которые не находят отражения в платежном балансе. Большинство «серых» операций базируются на манипуляции ценами. По оценкам известного экономиста и статистика В. Симчеры, на одних только манипуляциях с ценами экспортных контрактов наша казна ежегодно теряет от 50 до 80 млрд долл.

Таможня РФ в 2015 году недополучила пошлин от экспорта углеводородов в государственную казну на сумму 62,7 млрд долл. Потери казны от экспорта углеводородов в одну лишь Германию были оценены в 25,9 млрд долл. А ведь еще могут быть манипуляции с импортными ценами. Только в отличие от экспортных цен эти цены наоборот завышаются. Оценивать потери от подобной «серой» контрабанды импортными и экспортными товарами не просто. Для этого надо сравнивать таможенную статистику Российской Федерации и данные таможенных служб стран, являющихся торговыми контрагентами России.

Согласно последним данным Банка России, зарубежные активы Российской Федерациина начало нынешнего года составили 1233 млрд долл. Но это только то, что возникло в результате более или менее легального вывоза капитала из страны. А если учесть «серые схемы» и откровенную контрабанду, то, по оценкам экспертов, официальную цифру Банка России следует как минимум удвоить. Получается около 2,5 триллионов долларов. А ведь еще надо иметь в виду, что активы на протяжении многих лет давали доход, который реинвестировался, увеличивая общую величину активов. С учетом этого минимальная оценка активов — 3,5 трлн долл.

Самый правильный вариант решения проблем, порождаемых бегством капитала, — возвращение зарубежных активов в Россию. Задача сложная, но ее надо решать, поэтапно. Пока же эти активы за рубежом, надо, чтобы с имущества и доходов, получаемых от активов, платились налоги в казну России. Давайте проведем простейшие расчеты. Если мы предположим, что доходность зарубежных активов равна 5%, то абсолютная сумма доходов составит 175 млрд долл. Если исходить из ставки налога на прибыль в России, равной 20%, то сумма уплаченных по этой ставке налогов должна составить 35 млрд долл. Но это, повторяю программа-минимум. Программа-максимум — возвращение активов. Думаю, что значительная часть активов имеет сомнительные с точки зрения российских законов происхождение. Даже криминальное. Такое имущество должно подлежать конфискации.

В нынешнем десятилетии наши власти «прозрели» и вроде бы начали борьбу с ними. Опуская многие детали, скажу, что в течение нескольких лет (2011−2014 гг.) все ограничивалось лозунгами и призывами. Наконец, в конце 2014 года Государственная дума РФ приняла Федеральный закон «О внесении изменений в Налоговый кодекс РФ в части налогообложении прибыли контролируемых иностранных компаний» (от 24.11.2014 № 376-ФЗ). Он вступил в силу с 1 января 2015 года.

В обиходе данный акт называют законом о борьбе с офшорами или законом о КИК (контролируемых иностранных компаниях). Основная цель закона, как заявили его инициаторы, не в том, чтобы ликвидировать офшорные компании, вернув их домой, а в том, чтобы заставить наших крупных налогоплательщиков выполнять свои обязательства перед российской казной. И тут самое удивительное: гражданам Российской Федерации предоставляется выбор. Они могут получить статус «налогового резидента Российской Федерации» и платить налоги в государственную казну РФ на основании отчетов о деятельности КИК.

Другой вариант: они могут получить статус «налогового нерезидента», выбрав себя удобную юрисдикцию. Любую. Хотя Каймановы острова, хоть Панаму, хоть Великобританию или Лихтенштейн. И платить налоги, связанные с КИК, в казну своей новой «налоговой родины». Кое-что, правда, они должны будут отсылать и на свою «первую родину» (в Россию). Но в ряде случаев, как отмечают консультанты по офшорам и налогам, эти обязательства могут быть равны нулю. Надо соблюсти лишь одну формальность: представить документальные доказательства того, что гражданин РФ хотя бы полгода находился за пределами Российской Федерации на своей новой «налоговой родине». Обычно для этого используются отметки о въезде и выезде из страны в загранпаспорте.

Возникает совершенно нестандартная ситуация: 1) в офшоре имеются активы (компания, траст, банковский счет), которые сформированы за счет капитала из России; 2) налоги с этих активов полностью или частично платятся в казну офшорной юрисдикции; 3) при этом владелец (или конечный бенефициар) офшорных активов остается гражданином Российской Федерации, сохраняя российский паспорт. Ни один из знакомых мне юристов эту юридическую «антиномию» объяснить не смог. Получается, что можно быть гражданином Российской Федерации и при этом платить налоги в казну других государств. Правда, некоторые из моих юридических консультантов со вздохом говорят: «Что же вы хотите, мы с вами живем в России». Звучит примерно также, как: «Что же вы хотите, мы с вами живем в дурдоме».

Особенно атмосфера дурдома чувствуется, когда сравниваешь Россию с другими государствами. Например, с США. Там все просто и логично. Гражданин Америки по определению является налоговым резидентом страны, т.е. обязан платить налоги и государственную казну США. Даже если живет за пределами США в течение длительного времени, но при этом сохраняет американский паспорт. Более того, в налоговые резиденты США попадают все держатели так называемой «зеленой карты» (вид на жительство в США). Есть еще некоторые категории физических лиц, попадающих в разряд налоговых резидентов США.

В 2010 году в СШЛА был принят закон под названием FATCA (Foreign Account Tax Compliance Act). Это закон о налогообложении иностранных счетов, главная цель которого препятствовать уклонению от уплаты налогов американских граждан, работающих и проживающих на территории других государств. Вот так просто и жестко обеспечивается выполнение американским гражданином обязанности по уплате налогов. В Америке действует налоговая система центростремительного типа в отличие от России с ее центробежной системой.

Верхом правового и налогового абсурда стал проект поправки в Налоговый кодекс, по которой 17 марта нынешнего года в Госдуме прошло второе чтение. Она была единодушно одобрена фракцией «Единая Россия», остальные три фракции (к их чести) проголосовали против. Правовая новация позволяет при определенных условиях попавшим под санкции бизнесменам не платить налоги в России. Говорят, что это законопроект «адресный», его бенефициарами могут стать примерно 150 человек. В социальных сетях законопроект получил название «закон Тимченко» (Геннадий Николаевич Тимченко — большой почитатель офшоров, один из главных потенциальных бенефициаров).

Инициатором документа стал председатель думского комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров (фракция — «Единая Россия»). В логику господина Макарова сразу и не «въедешь». Казалось бы, те граждане, которые попали в «черные» списки Запада и имеют за своей душой пресловутые КИК, должны закрыть эти самые КИК, вернуть активы в Россию и здесь исправно платить налоги. Ан, нет. Оказывается, такие граждане лишаются «свободы выбора». До включения их в «черные» списки они могли иметь зарубежные активы и быть налоговыми нерезидентами. Теперь они не могут подтвердить свой статус налоговых нерезидентов, так как не могут выезжать за границу.

Так вот, согласно новой инициативе человек, безвыездно проживающий в России, может одновременно: 1) быть гражданином Российской Федерации; 2) иметь российский паспорт; 3) постоянно проживать на территории России; 4) иметь статус налогового нерезидента и не платить налогов в российскую казну. Думаю, что такую юридическую «антиномию» не сумеет распутать и Андрей Макаров, который, между прочим, является профессиональным юристом. Но думаю, что он уже давно поменял свою профессию. Сегодня он занят тем, что уничтожает остатки российской конституции, государственности и института гражданства. То есть рубит сук, на котором, между прочим, сам и сидит.

В начале нынешнего десятилетия Россия решила подключиться к «крестовому походу» против офшоров, который, как я уже писал, инициировали Соединенные Штаты. В ходе кампании по избранию на пост президента России в 2011—2012 гг. Владимир Путин определил борьбу с офшорами одной из наиболее приоритетных задач России на ближайшую перспективу. На этом направлении было сделано два наиболее значимых шага.

Во-первых, Российская Федерация участвовала в подготовке многостороннего соглашения об автоматическом обмене финансовой информацией (Multilateral Competent Authority Agreement) в рамках общего стандарта автоматизированного обмена финансовой информацией (CRS). Стандарт SRS и многостороннее соглашение были инициированы Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и «Большой двадцаткой». Система SRS по замыслу должна стать глобальной, ликвидировать финансовую непрозрачность всех без исключения юрисдикций, приведя в конечном счете к полному исчезновению офшоров на нашей планете. В мае 2016 года Россия подписала многостороннее соглашение об автоматическом обмене финансовой информацией и взяла на себя обязательство, начиная с 2018 года в полном объеме участвовать в информационном обмене. На сегодняшний день десятки государств и иных юрисдикций подписали соглашение.

Во-вторых, 24 ноября 2014 года был принят Федеральный закон «О внесении изменений в Налоговый кодекс РФ в части налогообложении прибыли контролируемых иностранных компаний» от 24.11.2014 № 376-ФЗ. Он вступил в силу с 1 января 2015 года. В обиходе данный акт называют законом о борьбе с офшорами или законом о КИК (контролируемых иностранных компаниях). Основная цель закона, как заявили его инициаторы, не в том, чтобы ликвидировать офшорные компании, вернув их домой, а в том, чтобы заставить наших крупных налогоплательщиков выполнять свои обязательства перед российской казной. Не вдаваясь в юридические тонкости этого закона, скажу, что те, кто подпадал под его действие (разные категории физических и юридических лиц), должны были в установленные сроки выполнить определенные действия. Прежде всего, представить в Федеральную налоговую службу России (ФНС) уведомление о наличии КИК. А затем направить в ФНС налоговую декларацию и заплатить налоги. Уже почти все установленные законом крайние даты представления документов позади.

В конце марта текущего года истек срок подачи налоговых деклараций по доходам КИК от юридических лиц. Осталась лишь одна дата — представление налоговой декларации по доходам от КИК для физических лиц. Это надо сделать до 30 апреля текущего года, а заплатить налог до 15 июля 2017 года. Пройдет еще несколько месяцев, когда ФНС будет подбивать первые итоги действия закона о КИК. Так что осенью (скорее всего поздней) можно будет «посчитать цыплят», которых государству удалось выманить из офшорных гнезд.

Не дожидаясь осени рискну предположить, что «цыплят» будет мало. Совсем мало. Боюсь, что «гора родит мышь». Реакция российского бизнеса на закон № 376-ФЗ была очень разной. Какой-то общей линии поведения не просматривается.

Наиболее четко на закон о КИК отреагировали, как этого и следовало ожидать, государственные корпорации и компании с преимущественным участием государства. Это ВТБ, «Газпром», «Роснефть» и т. д. Выяснилось, что у них куча КИК. Впрочем, ФНС полный список таких КИК пока не опубликовала (и, вряд ли когда опубликует).

Часть предпринимателей решили закрыть свои КИК и перевели бизнес в юридическое пространство России. Таких переводов было не очень много. Отчасти потому, что КИК являлась (и является) важным элементом сложной конструкции трансграничных потоков товаров, услуг и финансов, которую олигархи выстраивала годами. Ломать такие конструкции жалко, потери будут большими. Тем не менее, такие случаи «возвращения блудного сына домой» имели место в последние два года и были хорошо распиарены. В списке таких возвращенцев мы видим имена российских олигархов Аркадия Ротенберга, Алишера Усманова, Владимира Евтушенкова, Глеба Фетисова. И даже Романа Абрамовича.

Однако тут есть свои «но». Во-первых, в Россию были переведены далеко не все зарубежные активы. Во-вторых, перевод происходил не только под влиянием закона о КИК, но и из-за рисков, связанных с экономическими санкциями Запада. В-третьих, закон о КИК достаточно политизирован. Налоговыми резидентами России становятся, чтобы продемонстрировать свою лояльность к властям. Такие «налоговые патриоты» получают «крышу» со стороны власти и исключают возникновение рисков для своего бизнеса.

Другая часть российской офшорной аристократии решила поменять свой налоговый статус. Закон о КИК крайне либерален и предоставляет российским гражданам выбирать один из двух вариантов: налоговый резидент и налоговый нерезидент. Второй вариант не отменяет необходимости информировать российские службы о КИК, но налоговые обязательства перед Россией у налоговых нерезидентов формируются по «остаточному принципу». Я не буду читателя погружать в эти бухгалтерские и юридические нюансы. Скажу лишь, что в ряде случаев налоговый нерезидент (но заметим: гражданин РФ) вообще ничего не платит в российскую казну с прибыли КИК. Скажем, если величина налогов, которые уплатил за рубежом такой налоговый нерезидент составляет хотя бы 75% от величины налога, который был бы исчислен по российским ставкам.

Обращу внимание читателя на то, что многие КИК функционируют на территориях государств, которые объявили экономические санкции России, являются членами НАТО и вообще проявляют откровенное недружелюбие к нашему государству. Получается, что граждане России, получающие официальный статус налогового нерезидента, платят налоги, за счет которых финансируются военные приготовления против России. Я уже писал о том, что у меня в голове не укладывается, каким образом закон о КИК может уживаться с конституцией России. Сейчас я подчеркиваю, что закон о КИК является угрозой для национальной безопасности России.

Закон о КИК поощряет «налоговых перебежчиков». И таковые уже появились. Одни из первых, кто сменил свой налоговый «пол», стал тот же миллиардер Алишер Усманов. В нашем обществе его решение стать налоговым нерезидентом вызвало вполне оправданную негативную реакцию. 12 апреля 2017 года Усманов неожиданно выступил с опровержением информации о том, что он ушел в швейцарское налоговое подданство. Тут много неясного. Потому что новость об уходе миллиардера в зарубежную налоговую юрисдикцию прошла по российским и мировым СМИ еще в октябре 2016 года.

Прошло полгода, пока не появилось опровержение. Первые комментарии на заявление Усманова таковы: ушел в зарубежное налоговое подданство, пробыл там полгода и опять вернулся в Россию. СМИ сообщили о планах стать налоговыми резидентами Великобритании владельцев «Альфа-групп» Михаила Фридмана и Алексея Кузьмичева. Впрочем, олигархи не желают рекламировать свой переход в иное подданство, это вредит их имиджу.

Следует сказать, что налоговыми нерезидентами, не дожидаясь закона о КИК, были уже многие наши олигархи, которые почти безвыездно проживали за пределами России. Среди них: Дмитрий Рыболовлев (Монако), Елена Батурина (Великобритания), Геннадий Тимченко (Швейцария).

Думаю, что большая часть российской офшорной аристократии после появления закона о КИК работала над тем, как уйти еще глубже на дно. От них не было и не будет ни уведомлений о КИК, ни налоговых деклараций в ФНС. Я их называю «подпольщиками». В течение первого года действия закона было подано всего около 7000 уведомлений. Из них в срок (до 15 июня 2015 г.) — 1004 от юридических лиц, 2199 от физлиц. Согласно экспертным оценкам, КИК имеются как минимум у 50 тысяч российских организаций. И у некоторых не одна КИК. А ведь еще есть тысячи КИК, в капитале которых участвуют физические лица. Получается, что «гора родила мышь». По оценкам юридической фирмы «Щекин и партнеры», по итогам 2015 года количество уведомлений о КИК составило лишь 14% от их фактического возможного числа. Думаю, что эта оценка явно завышенная. Речь может идти лишь о нескольких процентах. В чем дело? Владельцы офшорных компаний и счетов не хотят обременять себя налоговыми обязательствами перед Россией?

Для многих это соображение действительно стоит на первом месте. Но, наверное, даже более важным соображением является то, что они просто не хотят «светиться». Почему? — Из скромности? Нет, дело в том, что большая часть активов, оказавшихся в офшорах, имеет сомнительное, а иногда и откровенно криминальное происхождение. Сегодня власти достаточно толерантно ко всему этому относятся. Достаточно вспомнить, что нынешние власти даже не желают обсуждать вопрос о возможном пересмотре приватизации 1990-х годов. Результаты той приватизации трансформировались сегодня в анонимные активы офшорных юрисдикций, измеряемые сотнями миллиардов и даже триллионами долларов.

Власти уже не могут отрицать, что приватизация была несправедливой, нелегитимной и даже «бандитской». Но полагают, что «сроки истекли» и во благо всеобщего спокойствия лучше ничего не трогать. Но бандиты и клептоманы российского происхождения никогда не смогут обрести полный покой. Они боятся, что ситуация в России может радикально поменяться и будет брошен клич «экспроприаторов экспроприируют». Они, конечно понимают, что экспроприировать их могут и там, куда она вывели наворованное и награбленное. Но угроза экспроприации со стороны России им кажется более реальной, чем со стороны Запада. Вот исходя из этих соображений наша офшорная аристократия в своей основной массе проигнорировала закон о КИК.

Мое общение с консультантами, работающими по тематике офшоров, позволило мне сформировать следующее представление о поведении «подпольщиков».

Во-первых, часть из них поменяет (уже поменяла) юрисдикции. Я уже отметил, что на сегодняшний день многостороннее соглашение об автоматическом обмене финансовой информации подписали уже несколько десятков государств и юрисдикций. Еще несколько десятков заявили о готовности подписать. Всего получается около сотни. Среди них мы находим классические офшорные юрисдикции. Примерно столько же пока такой готовности не продемонстрировали. Так что многие клиенты офшоров (российские в том числе) переселятся (уже переселились) во вторую, «теневую» половину мира, находящуюся вне сферы действия CIS. На профессиональном языке это называется «закопать» компанию. Для этого необязательно использовать какие-то экзотические офшоры типа Маршалловых островов. Как ни странно, «закопать» компанию можно даже в США. Примечательно, что Америка инициировала создание системы CIS, но многосторонне соглашение об автоматическом обмене финансовой информации не подписала. Есть много признаков того, что нынешняя борьба с офшорами в мире, инициированная Вашингтоном, ведется ради того, чтобы «зачистить» все традиционные офшоры, а Америку сделать глобальным монопольным офшором.

Во-вторых, путем несложных операций зарубежные активы удается вывести из-под действия закона о КИК. Речь идет о том, что под понятие КИК подпадают те компании, доля в капитале которых российского физического или юридического лица превышает 10%. Если она выше, можно привлечь в качестве партнеров и совладельцев родственников и доверенных лиц, опустив долю каждого ниже десятипроцентной планки. Можно раздробить активы на несколько небольших компаний, которые по своим параметрам (прежде всего, величина прибыли и доля так называемых «пассивных» доходов) выпадают из поля зрения ФНС. В последние два года резко возросла популярность таких конструкций, которые я называю «инвестиционными колхозами». Речь идет о фондах, которые за рубежом уже давно существуют. Чем-то фонд такого типа напоминает российский ПИФ (паевой инвестиционный фонд).

В некоторых офшорах (например, на Каймановых островах) такая структура называется «компанией сегрегированных портфелей» (SPC), которая была специального сконструирована для того, чтобы можно было обходить требования законов о КИК (они появились в целом ряде стран еще до принятия российского закона № 376-ФЗ). Упаковать активы в сегрегированные фонды клиентам из России помогают не только юристы и налоговые консультанты, но и банкиры, в числе которых называют Rothschild Group. Говорят, что такая «упаковка» является надежной защитой от разных законов о КИК, но услуга стоит прилично — в среднем около 100 тыс. фунтов стерлингов.

В-третьих, не менее надежным средством защиты от законов КИК являются трасты. Видов и модификаций трастов бесконечно много. Тут учредители трастов проявляют воистину завидное творчество, учитывающее самые последние законы по борьбе с офшорами. Наиболее надежными являются дискреционные безотзывные трасты, регистрировать которые в большинстве юрисдикций не требуется. Учредитель такого траста передает активы во владение доверительному собственнику. Он имеет право определяет величину и периодичность выплат бенефициарам траста. Бенефициарами могут быть сам учредитель траста, его дети, родственники, иные лица.

Впрочем, у дискреционного траста выплат вообще может не быть, он выполняет исключительно «охранную» функцию. Пока выплат нет, обязанность платить налоги не возникает. Такие трасты часто используют не только бизнесмены, но и чиновники. Активы, упрятанные трастом, часто оказываются невидимыми не только для налоговых служб соответствующих стран, но даже для правоохранительных органов. Трасты имеются во всех экзотических офшорных юрисдикциях. Они есть и в экономически развитых странах. Особенно привлекательны трасты в США и Великобритании. О трастах не любят распространяться ни принимающие страны, ни клиенты трастов из разных уголков мира, в том числе из России.

Но кое-что все равно становится достоянием общественности. Вот, например, наши СМИ с умилением стали сообщать о «патриотизме» Романа Абрамовича. Многие уже посчитали, что этот миллиардер безвылазно живет на островах Туманного Альбиона и стал 100-процентным англичанином. Ан, нет. Он вернул часть активов в Россию. Более того, согласно требованиям закона № 376-ФЗ объявил себя российским налоговым резидентом. Однако олигарх действовал с опережением, предприняв некоторые превентивные действия еще до принятия российского закона о КИК.

Еще во время развода Романа Абрамовича с женой Ириной (2007 год) выяснилось, что недвижимость, яхты и акции предприятий были записаны на несколько кипрских безотзывных трастов, которые держат активы в интересах пятерых детей от их брака. Активы олигарха оказались защищенными не только от налоговых служб России, но и от притязаний его тогдашней супруги (по мировому соглашению она сумела тогда получить от миллиардера имущества лишь на 300 млн долл.). Наличие зарубежных трастов у российских миллиардеров и чиновников обычно высвечивается лишь в моменты разводов и разных скандалов. Например, после побега российского банкира Сергея Пугачева или министра финансов Московской области Алексея Кузнецова.

Так, Агентство страхования вкладов РФ (АСВ) предъявило исковые требования к беглому банкиру с целью возмещения затрат, которые понесло АСВ в связи с выплатами держателям вкладов Международного промышленного банка. В ходе расследования выяснилось, что имущество Пугачевым было своевременно рассовано по разным трастам и наложить на это имущество арест крайне сложно. Что касается А. Кузнецова, то он нанес бюджету Московской области ущерб размером в 11 млрд руб. Взыскать наворованное имущество экс-министра также сложно, ибо часть его оказалась также под защитой зарубежных трастов.

Такова вкратце ситуация в сфере борьбы с офшорами в России. Она напоминает дешевый спектакль, рассчитанный на очень непритязательную аудиторию. Хотел бы ошибаться в своих оценках. Надеюсь, что ФНС осенью этого года подсчитает количество «цыплят», которых мы сумели получить в результате реализации закона о КИК. Так что окончательные оценки планирую сделать примерно через полгода.

http://svpressa.ru/economy/article/170316/

http://svpressa.ru/economy/article/170426/

0 комментариев




%d такие блоггеры, как: