О лицемерии социалистов

Я навсегда запомню мою встречу с писательницей и культурной иконой Сюзан Зонтаг – главным образом потому, что в тот же день я встретил великого Бенуа Мандельброта. Это произошло в 2001 году – через два месяца после террористических событий, на радиостанции в Нью-Йорке. Зонтаг должна была дать интервью, и ее купили на идею поговорить с “парнем изучающим хаотичность”. Когда она узнала. что я – трейдер, она брякнула, что она -против рыночной системы, и повернулась ко мне задом в тот момент, когда я еще не успел закончить предложение, просто ради того, чтобы меня унизить, в то время, как ее помощница посмотрела на меня так, как будто бы меня только что признали виновным в детоубийстве. Тогда я попытался оправдать ее поведение, подумав, что она наверное, живет где -нибудь на отдаленной ферме, выращивает сама себе овощи, пишет карандашом на желтой бумажке и занимается бартером – ну или что-то подобное.

Но нет, как выяснилось, она не выращивала свои собственные овощи. Два года спустя я случайно прочитал об этом в ее некрологе (я ждал полтора десятилетия до того, как написать плохое об усопшей). Люди в издательском бизнесе жаловались на ее ненасытность. Она выжимала по несколько миллионов долларов задатка из Farrar Strauss и Giroud . Она жила со своей любовницей в поместье в Нью-Йорке. Поместье позднее продали за 28 миллионов долларов. Зонтаг, должно быть чувствовала, что оскорбляя людей с деньгами, она получала статус некоей безупречной святой, что автоматически выводило ее собственную шкуру из игры.

Аморально находится в оппозиции рыночной системе, и не жить (подобно Унабомберу) в халупе, изолированной от нее.

Но есть и еще хуже:

Более того, невозможно провозглашать добродетель – не жить полностью в соответствии с ее требованиями.

Это и будет основной темой данной части – эксплуатация добродетели ради имиджа, личной выгоды, карьеры, социального статуса, такого типа вещей – и персональная выгода подразумевает, в первую очередь, не несение ответственности за негативные последствия своих действий.

В противоположность Зонтаг, я встречал нескольких людей, которые жили в соответствии со своими идеалами. Ральф Надир, например, вел жизнь монаха – точно такую же, какой она была в монастырях 16-го века.

Общественное и личное

Также, как мы уже видели с интервенционистами, определенный класс теоретических людей могут с отвращением воспринимать детали реальности. Если вы верите в то, что вы правы в теории, вы можете полностью игнорировать реальный мир – и наоборот. И вам наплевать как ваши идеи влияют на других, потому что ваши идеи принадлежат к некоему добродетельному статусу, совершенно невосприимчивому к тому, как он влияет на других.

Точно также, думая что вы “помогаете бедным”, тратя деньги на презентации PowerPoint на международных встречах, которые ведут к еще большему количеству международных встреч (и еще большему количеству презентаций PowerPoint) вы можете совершенно игнорировать индивидов – “бедный” в данном случае некая абстрактная очищенная конструкция, с которой вы никогда не сталкивались в реальной жизни. Ваши усилия на конференциях дают вам лицензию на то, чтобы таких людей лично унижать. Хиллари Монсанто-Мальмезон, известная также как Хиллари Клинтон, считает возможным поливать грязью агентов секретных служб. Мне недавно рассказали, что знаменитый социалист-эколог, выступавший с серией лекцией о равенстве и справедливости унижал официанток в ресторанах.

Детишки богатых родителей говорят о “привилегиях белых” в привилегированных колледжах вроде Амхерст, но ни один из них не способен ответить на очень простой и логичный вопрос: почему бы тебе не пойти в регистратуру и не уступить свое место студенту из числа меньшинств, ждущему в очереди?

Отсюда принцип:

Если ваша частная жизнь конфликтует с вашим интеллектуальным мнением, то этот конфликт отменяет ваши интеллектуальные идеи, а не вашу частную жизнь

и

Если ваши частные действия не подчиняются общим законам, вы не можете обобщать идеи

Это имеет отношение не только к этике, но и к трансферу информации. Если продавец машин пытается всучить вам автомобиль, произведенный в Детройте, а сам катается на Хонде, он сигнализирует, что тут, возможно есть проблема.

Торговцы добродетелью

Практически в каждой отельной сети – от Аргентины до Южной Африки с табличкой “Окружающая среда имеет значение” должна привлечь ваше внимание. Они хотят вас удержать от посылки грязных полотенец в прачечную, с тем, чтобы вы попользовались ими еще немного – это сбережет десятки тысяч долларов в год. То же самое происходит, когда продавец рассказывает вам, что для вас хорошо, хотя на самом деле это хорошо, главным образом для него. Они, конечно же, обожают окружающую среду, но они бы не говорили об этом так громко, если бы это не было хорошо для их сальдо.

Точно также выглядят глобальные проблемы: нищета (главным образом, детская), экология, справедливость для какого-то меньшинства, растоптанного колониализмом, или для какого-то еще неизвестного науке пола, который могут начать преследовать. Все эти глобальные проблемы сегодня – последнее прибежище негодяев от рекламы.

Но добродетель – это именно то, что вы не рекламируете. Это не инвестиционная стратегия. Это не схема по сокращению издержек. Это – не стратегия продажи книг (или еще хуже того – не стратегия продажи билетов на концерты).

И я еще удивляюсь, почему нет никаких упоминаний о том, что можно назвать демонстрацией добродетели в текстах. Что тут может быть нового?.

ОК, это не ново, но это что-то, что не рассматривалось в качестве чего-то преобладающего в прошлом. Действительно, позвольте свериться с Матвеем 5 и 6:

“Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного.

Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою.

У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая,

чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно”.

Непопулярная Добродетель

Добродетель без мужества – помутнение рассудка: на деле вы видите, как трусы восхваляют “добродетели” мэйнстримной прессы – просто потому, что они боятся делать что-то другое. Их трусость ведет к тому, что они уклоняются от любого соприкосновения с силами, борющимися с аль-Каидой в Сирии из-за какой-нибудь подсадной утки Саудов (или промоутера аль-Каиды вроде Чарльза Листера) которые обвинят их в путинизме, расизме, анти-демократизме, или еще чем-то, что повлечет за собой остракизм.

Лучшая добродетель требует куража: соответственно, она должна быть непопулярной. Если бы меня попросили описать истинную добродетель, то я стал бы искать ее среди осуждаемых сегодня взглядов, (караемых сегодняшним дискурсом). Например – война против распространяемых компанией ГМО Monsanto и ее зазывалами утверждений о том, что своей отравой они “спасают детей” – и потому любой, кто выступает против них автоматически превращается в детоубийц.

Другие добродетели

Истинные добродетели – в том, чтоб быть ласковым к тем, о ком забыли другие, менее очевидные проблемы, те люди, о которых, как правило забывают великие благотворительные мероприятия, потому что они (пока) не способствуют промоушену.

Торговля благочестием

0 комментариев




%d такие блоггеры, как: