Новый способ исламской пропаганды

Духовное управление мусульман Российской Федерации (ДУМ РФ, правопреемник Совета муфтиев России, глава Равиль Гайнутдин) вводит в строй в Москве новый для столицы тип учреждений — многофункциональные исламские центры. В июле такой центр открылся в Южном Бутово, на метро «Бунинская аллея», в сентябре — на метро «Автозаводская», неподалеку от бывшего завода «ЗиЛ».

Определение «многофункциональный исламский центр» вызывает у обывателя не очень позитивные ассоциации: привычный гражданам России офис, где гасят штрафы в ГИБДД и платят пошлины за оформление загранпаспортов, — но только для мусульман. Этакий апартеид на религиозной почве, к которому всего несколько лет назад открыто призывал одиозный соратник Гайнутдина Нафигулла Аширов. В ДУМ РФ понимают, что этническо-религиозные гетто в своем городе москвичам нужны меньше всего. Потому поясняют: речь идет не об «МФЦ только для мусульман», а о социально-культурных и досуговых учреждениях, где мусульмане могут изучать Коран, иностранные языки, заниматься спортом, есть халяльную пищу, а дети занимаются в кружках по интересам. В перспективе, как говорят в ДУМ РФ, социальные центры для мусульман появятся в каждом крупном районе Москвы.

У рядового москвича ассоциациативный ряд «мечеть — Южное Бутово» чреват алармистскими настроениями. Циклопическо-коррупциогенные проекты прошлого градоначальства, договороспособные к денежным клиентам работники ФМС и МВД плюс этническо-клановая сплоченность дали такой эффект — в столице к 2017 году смогли натурализоваться и прописаться десятки тысяч вчерашних трудовых мигрантов. Многим из них стать москвичами помогла покупка жилья в только строившемся в начале нулевых районе Южное Бутово. На заре «тучных» годов квадратные метры там стоили, если сравнивать с нынешним временем, очень дешево. «Некоренные» покупатели расхватывали квартиры еще на стадии застройки, застройщиков такой бурный спрос более чем устраивал.

Южное Бутово теперь воспринимается со стороны как мусульманский анклав внутри Москвы. Совет муфтиев России сразу поспешил включить этот анклав в свою орбиту. Для этого СМР нужно было построить в Бутово мечеть и поставить туда своего имама. Но построить в этом анклаве мечеть власти не дают до сих пор: во многом сыграло роль отношение жителей-немусульман и нестабильная криминогенная обстановка в районе.

Открывая в июле этого года в Бутово мусульманский «МФЦ», ДУМ РФ сразу поспешило предупредить СМИ, что попытки выдать этот центр за мечеть — ложь и манипуляции общественным мнением с целью дезинформировать москвичей и мэра Москвы насчет реальной ситуации в мусульманском поле столицы. Едва открыв центр в Бутово, ДУМ РФ выпустило разъяснение на этот счет, особо выделив в нем следующее: «Помещение не является собственностью мусульманской организации „Милость“, а арендуемым помещением, что ни по формальным, ни по сущностным показателям не позволяет его назвать мечетью».

Эта формулировка, при всей своей видимой юридической состоятельности, требует уточнения. Чтобы быть мечетью, центру в Бутово не обязательно находиться в собственности у какой-то мусульманской организации. Достаточно, чтобы там был молельный зал с верно указанной киблой (нишей, показывающей направление в сторону Мекки) и водоснабжением, чтобы верующие могли совершить ритуальное омовение. Молельный зал в Бутово есть, там совершаются намазы, есть свои имамы. Формально это, конечно, не полноценная мечеть, а молельная комната — мусаля. Но функционал мусаля функционалу мечети идентичен. Ставшая печально известной после апрельского теракта в Петербурге мечеть на рынке «Апраксин двор» — пример типичной мусаля. И еще насчет того, что мечетью дом или помещение может считаться, якобы, только после оформления на собственника-мусульманина. Приход московской Исторической мечети владеет ей на тех же правах, что и ДУМ РФ владеет своими районными «МФЦ» — на основе арендного договора.

Намоленную многими поколениями мусульман Соборную мечеть Москвы Юрий Лужков намеревался передать в собственность Совету муфтиев России… только в 2010 году. С учетом этого, формула собственности на мечети, искусно изобретенная ДУМ РФ на основе прецедента с центром в Бутово, бьет по престижу руководства ДУМ РФ. Раз так, где были имамами в девяностые годы Равиль Гайнутдин и Ильдар Аляутдинов — неужели в краеведческом музее? Псевдоправовая эквилибристика структуры Гайнутдина подрывает веру в искренность ее деклараций о том, что «МФЦ для мусульман» предназначены только для исламского просвещения и социальной работы.

Руководители общин-арендаторов этих «МФЦ» ранее прямо говорили, что столь «желаемые» московскими мусульманами многофункциональные социально-культурные комплексы с молельными залами, халяльными ресторанами, гостиницами и поликлиниками — это только переходный этап перед появлением на «спальных» окраинах Москвы мечетей. Глава бутовской общины «Милость» Марат Алимов в правление Лужкова был наиболее убежденным стороником «мечетизации» юго-востока столицы. Но старания имама пропали зря: Лужков, при своих теплых чувствах к СМР, не посмел идти против позиции жителей юго-востока (в том числе и этнических мусульман), которые не хотели появления мечетей в их районах.

Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Рвение Алимова насчет мечетей в Москве потом завело его в оппозицию не только к властям Москвы, но и к непосредственному начальству — Совету муфтиев. Общаясь в октябре 2014 года с корреспондентом сайта IslamRevew, Алимов обвинил мэрию в том, что та, в отличие от администрации Лужкова, «считает мусульман пришлыми» и не дает строить мечети, а СМР в этой ситуации «фактически бездействует». Нападая на СМР в СМИ, Алимов при этом повел себя как типичный функционер от Совета муфтиев. Например, проводимую в 2013 году властями плановую ревизию религиозных организаций столицы он преподнес как беззаконные репрессии. «В прошлом году в нашей организации произошел вопиющий случай во время обыска. Меня на тот момент не было в офисе, и помощник прокурора без моего ведома взломал дверь. Складывается впечатление, что некоторые госорганы давят на исламские религиозные организации в Москве, а нас считают инородцами», — говорил Алимов.

Такой стиль, характеризуемый как «самая действенная ложь это полуправда», к сожалению, неформальная визитная карточка структуры Гайнутдина. То, что глава ДУМ РФ не оттолкнул зарапортовавшегося Алимова, а выбил для его района три года спустя исламский культурный центр — знак того, что выпад Алимова против Гайнутдина вполне мог быть заранее с Гайнутдином и согласован.

То, как проводится в жизнь политика культурного обогащения Москвы мусульманскими центрами от ДУМ РФ — лишнее доказательство любви СМР к подозрительной полуправде. Это проявляется даже в мелочах. «Исламский МФЦ» под названием «Дар» на метро Автозаводская был официально открыт и представлен для российских СМИ 26 сентября. Установленный порядок подразумевает, что с дня открытия и начинается работа центра. Но на церемонии открытия организаторы «между строк» обмолвились: на самом деле новорожденный центр работает ровно год как! Прошлым летом, накануне Курбан-байрама вице-мэр Москвы Марат Хуснуллин выделил ДУМ РФ в типовой жилой пятиэтажке несколько бесхозных помещений под социально-просветительские цели. После несложного ремонта центр «Дар» начал свою работу в сентябре 2016 года.

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

Получается, что в течение целого года о его существовании в Москве знал только узкий круг лиц! Открывая «Дар» год спустя после его фактического открытия, Равиль Гайнутдин продекларировал, что назначение «Дара» — культурно-нравственное воспитание россиян, профилактика преступности и псевдорелигиозного экстремизма. Если так, зачем столь нужное для столицы и всей страны учреждение надо было прятать целый год, будто это ваххабитское медресе? Впрочем, визуальный анализ убранства «Дара» не дает веских оснований говорить, что там учат чему-то плохому.

Смущает только, что общемусульманский, то есть интернациональный центр, больше похож на представительство Республики Татарстан в Москве. На стенах картины из жизни татарской глубинки, дипломы и грамоты школьников-татар… Для полного антуража только не хватает портретов Минтимера Шаймиева. Из хорошего по сути порыва, — демонстрации древности и величия татарского ислама — вышла не имеющая отношения к исламу скрытая пропаганда татарского национализма. Почему в центре, где есть аудитория имени Шигабутдина Марджани — выдающегося татарского богослова XIX века, представителя татарского суфизма, нет аудитории имени Багаудина Накшбанди — родоначальника всемирно известного Накшбандийского тариката, к которому принадлежал и Марджани?

Примерный ответ на вопрос, почему в ДУМ РФ не создают межмусульманских мостов, а замыкают ислам в тесном татарском гетто, скорее всего, будет такой. Украсив свой центр именами великих татарских суфиев, ДУМ РФ утверждает свое самовольно присвоенное авторское право на эти имена. Дескать, владение именем — это владение наследием, а кто пытается делать это против нашей воли, тот подрывает духовную безопасность России. Тем более, что куда ранее, чем ДУМ РФ, извлекли татарский суфизм из небытия другие люди: муфтий Татарстана Камиль Самигуллин, глава Духовного собрания мусульман России Альбир Крганов — бывший соратник верховного муфтия России Талгата Таджутдина, татарский просветитель Валиулла Якупов

Отношение положенное мусульманам к людям
остальных религий и неверующим
в статьях:

Отношение ко лжи в Исламе
Разрешена ли ложь в исламе?
Открытым текстом про другие религии и атеистов
Что говорит Коран про иноверцев
Положение иноверцев при шариате
Что такое джизья?
Отношение к собственности иноверцев
Собственность неверных в исламе
Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе
Ислам о национализме

Что интересно: когда Якупов в начале нулевых годов переводил на русский язык и переиздавал на свои деньги работы Марджани, в СМР вовсю распространяли труды классиков салафизма, где суфизм объявлялся «язычеством». То, что сейчас вчерашний СМР меняет просалафитскую ориентацию на просуфийскую — это как и попытка рейдерского захвата суфийской традиции, так и стремление прыгнуть первым в поезд переменившийся общефедеральной коньюктуры, чтобы вырвать преференции. К такому выводу, в частности, склоняет недавний ультиматум ДУМ РФ к властям Турции, вызванный приглашением в эту страну Альбира Крганова, Камиля Самигуллина и исламоведа Романа Силантьева.

ДУМ РФ, как и в прошлые годы, пытается доказать, что оно — не один из легитимных муфтиятов России, а единственный. Но доказать это на деле у ДУМ РФ не получается. По числу мечетей — основному критерию влияния того или иного муфтията в России — ДУМ РФ с каждым годом скатывается в аутсайдеры. Попытка ДУМ РФ запретить муфтияты-конкуренты директивно обернется для Гайнутдина фиаско. По законам РФ муфтият — это общественная организация, запретить которую можно только по суду: за нарушения устава, участие членов организации в уголовных деяниях и по другим критериям. Если сравнивать степень законопослушания у ДУМ РФ и его конкурентов, шансов быть ликвидированной по суду у структуры Гайнутдина куда больше, чем у нелюбимых ею муфтиятов Крганова и Самигуллина. Изучающие деятельность ДУМ РФ эксперты вообще ставят вопрос о признании этой структуры, как правопреемницы Совета муфтиев, антироссийской организацией экстремистского толка.

В связи с этим портреты татарских суфиев на стенах социально-культурных центров ДУМ РФ в Москве, возможно, и операция по прикрытию. Как и показной мирный характер быта этих центров. Девушки там учатся домоводству и занимаются спортом в закрытом от жадных мужских глаз кругу. Дети изучают арабский и турецкий язык, ходят в кружки по робототехнике и единоборствам. Оказывается помощь всем бездомным и безработным мусульманам.

Как работает пропаганда ИГИЛ

Но точно так же выглядят те мусульманские центры за рубежом, которые финансируются запрещенной в России террористической организацией «Братья-мусульмане». Все, что создается террористами, обязано работать на терроризм, в том числе и центры социального служения. Один такой зарубежный центр, на Дегтяревской улице Киева, считается второй по счету мечетью в столице Украины. Но по бумагам это — учреждение для социально-просветительских и благотворительных нужд, переданное посольством Катара на Украине религиозной организации «Умма», а никакая не мечеть. При этом в «немечети» проводятся намазы и другие обряды: в апреле там совершила никах — мусульманский брак победительница «Евровидения-2016» Джамала.

Как видно, случай содержащейся террористами киевской «немечети» идентичен социально-культурным центрам ДУМ РФ в Москве. Кумулятивный эффект будет мало отличаться. Глава исламского «МФЦ» в Бутово Марат Алимов учился в Катаре по программе связанного с «Братьями-мусульманами» фонда «Аль-Васатыйя» («Умеренность»). Суть проповедей, которые читают прошедшую обкатку в «Васатыйя» российские мусульманские деятели, примерно такова: джихадистский террор не проистекает напрямую из салафизма, просто есть радикальные салафиты и радикальные суфии.

Так корни джихадизма обозначил в своей проповеди духовный наставник «МФЦ» от ДУМ РФ Шамиль Аляутдинов — родной брат муфтия Москвы от ДУМ РФ, многолетний имам Мемориальной мечети Москвы. В переводе на понятный русский это означает, что за терактами, ответственность за которые берет запрещенная в России ДАИШ, могут скрываться происки «радикальных суфиев». Имплицитно тезис Аляутдинова подводит к апологии джихадизма в духе покойного Гейдара Джемаля или ныне здравствующего Руслана Курбанова.

Исламские научные достижения

Круг замкнулся. От такой подпитки будут соответствующие выхлопы. В «МФЦ» от ДУМ РФ, в частности, проходят акции в поддержку рохинджа и обитателей лагерей сирийских беженцев на севере Ливана. По вторым известно лишь то, что в этих лагерях, в основном, не женщины, дети и старики, а агрессивно настроенные боеспособные мужчины. Откровенно проджихадистская атмосфера в лагере беженцев-суннитов возле ливанского города Бекаа довела до того, что власти Ливана стараются как можно скорее избавиться от сирийских «страдальцев» и отказываются принимать новые пополнения. А как сказываются на России заигрывания исламских лидеров с проблемой рохинджа, видно по некоторым сентябрьским событиям в Москве. Борцы против «геноцида мусульман» в Мьянме тогда были готовы убить каждого встреченного по дороге буддиста.

Социальные центры для мусульман в Москве — это не обязательно плохо. В теории, они призваны заместить двум миллионам столичных правоверных расплодившиеся по городу подпольные молельни — потенциальные очаги джихадистских ячеек. Верно и то, что в Москве имеющихся мечетей не хватает и возможность их строительства по аналогу с программой «200 храмов» будет зарублена народным неприятием. Закон предписывает, что возведению культового сооружения где-то должны предшествовать общественные слушания, которые точно будут против мечети в спальном районе. А строить мечеть без этих слушаний не отваживался и Лужков, не говоря уже о Сергее Собянине.

Но верно и другое. Ислам — очень тонкая и чувствительная сфера, и доверять ее, особенно в таком сложном социуме как Москва, нужно традиционным мусульманам и миротворцам. Сложившееся реноме ДУМ РФ, увы, доверия к ней не внушает. Это недоверие усугубляется еще и тем, что в едва заработавших в столице мусульманских центрах обнаружились принявшие там ислам русские дети. Сразу возникает подозрение: не являются ли гостеприимные мусульманские центры законспирированными центрами по обращению иноверцев? А это еще один повод властям Москвы обратить внимание на то, какому исламу учат в «МФЦ» от структуры Равиля Гайнутдина.

Подробнее: https://vk.cc/7dsvJ9

0 комментариев




%d такие блоггеры, как: