Кто лоббирует реформы в России

Грандиозные планы по проведению очередного – второго, третьего или четвертого?.. - этапа «Большой приватизации» в России были эффектно начертаны еще в пору президентства Дмитрия Медведева. И вроде бы даже стали достаточно успешно реализоваться – хотя не совсем в том, точнее, совсем не в том, направлении и в тех формах, как это было задумано наследниками «отца ваучера» г-на Чубайса. Сейчас они и вовсе оказались под угрозой, о чем не преминуло заявить министерство финансов.

Довольно консервативный сценарий приватизации был принят чуть более года назад – 22 июня 2012 года. Но и его отличало то, что в России еще Маяковский приучил всех называть не иначе, как «планов громадье». Государство рассчитывало полностью избавиться от долей в ВТБ, «Совкомфлоте», «Росагролизинге», «Русгидро», «Интер РАО ЕЭС», «Зарубежнефти», «Шереметьево», Россельхозбанке, «Росагролизинге» и АЛРОСЕ. Запланировали даже продать 25 процентов минус 1 акцию ОАО РЖД, столько же – «Транснефти», а также по 50 процентов минус 1 акцию Объединенной судостроительной и Объединенной авиастроительной корпораций. Но уже в октябре 2012 года, в силу ряда причин - о которых ниже - из плана приватизации были исключены Россельхозбанк и «Росагролизинг».

Доклад - проблемы в экономике России 2001-2012

К 2016 году государство продаст лишь часть «Аэрофлота», аэропорта «Шереметьево» и «Зарубежнефти». Зато в план включены «Росспиртпром» с его 100 процентами акций, аэропорт «Внуково» - возможно, его планируется организационно объединить с «Шереметьево» и Государственная транспортная лизинговая компания.

Еще будучи «молодым» премьером и кандидатом в преемники Бориса Ельцина, Владимир Путин отмечал насущную необходимость тщательно инвентаризировать все то, чем и почем Россия «владеет» в реальности. Как внутри страны, так и за ее пределами. И только после этого приступать к продолжению масштабной приватизации. Многие эксперты не без оснований увязали тогда временный «уход» лидера в кабинет министров как раз с необходимостью разобраться с огромным имущественным наследством еще союзного и российского правительств. По всем признакам, инвентаризация была проведена успешно, хотя Российский фонд федерального имущества, ведомство, некогда почти такое же всесильное, как Мингосимущество девяностых годов во главе с Чубайсом, было низведено до положения конторы, которой теперь только и полагается «посчитать, организовать и продать».

Новый этап приватизации, судя по реакции деловых средств массовой информации, стартовал в 2011 году достаточно шумно, но… Стихло все как-то уж очень быстро, да и президентская рокировка подоспела. Большинство приватизационных дел были откровенно скомканы, хотя успеть продать весьма солидные пакеты акций Сбербанка и ВТБ все же удалось. Характерно, что за двумя главными банками должно было последовать выведение в «акционерный свет» корпорации «Роснано» во главе с первым приватизатором России – все тем же незабвенным Анатолием Борисовичем. Но мастеровитый менеджер ухитрился весьма своевременно плохо отчитаться, и приватизация конторы, которая не сумела толково распорядиться сотнями выделенных ей государственных миллиардов, попросту сорвалась. А ведь именно акционирование госкорпораций, опробованное для начала в «Роснано», могло бы вообще стать ключевым мероприятием очередного этапа приватизации. После этого на первый план вроде бы должны были выйти традиционные конкурсы и аукционы, подкрепленные формированием новых вертикально интегрированных структур, собирающих воедино многочисленные малоэффективные пока ФГУПы и имущественные объекты казны. Но и их проведение сейчас фактически зависло в воздухе.

Обратите внимание: при этом все вроде бы «за». Я не говорю уже о заместителе председателя правительства Аркадии Дворковиче сотоварищи, против «приватизации» сейчас предпочитают не высказываться даже такие ее авторитетные оппоненты, как главы РЖД и «Транснефти», или возглавляющий резко разбогатевшую «Роснефть» Игорь Сечин. Программа масштабного перевода госсобственности в частные руки утверждалась в 2011 году еще президентом Д. Медведевым чуть ли не на 6 триллионов рублей, переутверждалась при В. Путине в июне 2012-го – уже только на 1,7 триллиона, но в 2013-м вновь готовится к переутверждению.

Многие сегодня уверены, что Россия в очередной раз наступит все на те же грабли. После ваучерной приватизации и залоговых аукционов ей, мол, угрожает выход из капитала некогда неприкосновенных стратегических предприятий.

Между тем сам по себе перевод на акционерные рельсы и вывод из-под системы государственного «псевдофинансирования» даже самых что ни на есть «стратегических» предприятий вовсе нельзя считать действительно вредным или опасным. Через это, в конце концов, прошли многие переходные экономики, и даже, во времена премьерства Маргарет Тэтчер, абсолютно капиталистическая Англия. А уж если это еще и обеспечивает немалые доходы в казну, не ведет к срыву выполнения тех или иных социальных задач и госзаказа, такие предприятия приватизировать, безусловно, надо.

Но надо это отнюдь не руководителям большинства из тех предприятий, которые уже не первый год включаются в планы приватизации. Старый «красный директорат» давно «перекрасился» и прекрасно спелся с новым менеджментом, продолжая ловить рыбку в мутной воде. В условиях, когда нет прозрачной отчетности, обязательной для акционерных обществ, и есть все возможности почти бесконтрольно распоряжаться государственными средствами – прямым финансированием, субсидиями и просто подачками ради поддержания финансовой стабильности. Вовсе не хочу сказать, что в приватизированных предприятиях, особенно с государственной долей в капитале, все обстоит «прозрачно и честно», но как часто и уход от налогов, и «откаты» за победу на конкурсах, и вывод капиталов в оффшоры связаны с соучастием в деятельности той или иной компаний нашего непотопляемого чиновничества.

Весь вопрос в том, как приватизировать, и в чьих интересах. С этим в России, как известно, всегда были сложности.

Ваучерную приватизацию с помощью сотен и даже тысяч «фондов» провернули так, что большинство сограждан вообще не представляют, куда же в итоге подевалась их «бесценная» бумага стоимостью в две «Волги». Хотя уже тогда простой и честный обмен ваучеров на акции действительно привлекательных «Газпрома», Сбербанка или же новых нефтяных компаний мог не только снять совершенно ненужное социальное напряжение и ложный ажиотаж, но и реально превратить миллионы россиян в новых собственников-совладельцев народного достояния. О залоговых аукционах и говорить не приходится: за какие-то гроши олигархов просто одарили правом распоряжаться поистине львиной долей того, что вообще-то принадлежало и сейчас должно принадлежать народу. Потом еще были антинародные «народные» Ай-Пи-О, то есть новые размещения акций Сбербанка, ВТБ и «Роснефти»…

Однако нынешний безжалостный прогноз в адрес очередной «программы приватизации» со стороны минфина, пожалуй, будет пострашнее этого экскурса в историю. Из расчетов министерства следует: есть реальный риск, что бюджет в 2013–2016 годах недосчитается почти 1,3 триллиона рублей. Так, план приватизации на 2014 год предполагает получение в бюджет 230 миллиардов, но в минфине считают, что 197,8 миллиарда из этой суммы получены, скорее всего, не будут. В 2015 году «приватизационный» результат может быть еще хуже – из 445 плановых миллиардов бюджет получит только три. Тоже всего три миллиарда из 250 плановых, по расчетам минфина, удастся выручить от приватизации в 2016 году. А начнутся «приватизационные» недоимки уже в этом году, когда в закрома Резервного фонда так и не поступят 360 миллиардов рублей из тех 427, что были лихо записаны в планы Федерального фонда имущества.

Аналитики сходятся во мнении: все тормозит бизнес-лобби. Его усилиями из плана приватизации исключаются различные объекты, затягиваются сроки и применяются особые схемы приватизации.

В итоге бюджет остается без доходов от продажи госпакетов. Объяснение слишком уж простое, и, откровенно говоря, для многих очень удобное: лобби - понятие расплывчатое, как говорится, пойди, ищи потом виноватых. Да, действительно сейчас конъюнктура для приватизации не слишком хороша, но неужели так же будет обстоять дело вплоть до 2016 года? Тем более что получение доходов для казны, как отмечал еще, будучи главой государства Д. Медведев, не является главной целью приватизации. Не секрет, что у России и так немало проблем с «освоением» нефтегазовых доходов, резервные фонды продолжают расти. А у реального бизнеса все та же головная боль: нехватка доступных финансовых ресурсов. Трудно не согласиться с главой правительства – стране действительно нужны эффективные собственники, «которые смогут изменить саму модель корпоративного управления, сделать управление более эффективным, привлечь долгосрочные инвестиции, сделать компании современными».

Планы приватизации у нас не выполняются с какой-то незавидной регулярностью, если не считать деятельности «первого приватизатора». Д. Медведев очень жестко охарактеризовал тех, кто у нас не «за», но конкретных имен, разумеется, не назвал. Иначе было бы, согласитесь, было бы как-то не по-российски. Председатель правительства вообще считает, что сейчас в России не социализм, и не плановая экономика.

Тем не менее, не только бизнес-лобби, но и авторитетные экономисты, признавая сам факт необходимости вывода активов из-под государственного контроля, раз за разом выражают сомнения в том, нужно ли вообще спешить с продолжением приватизации. Цели и механизмы приватизации так и не ясны. Но вряд ли негативные прогнозы Минфина связаны именно с этим. Похоже, пугает реальная перспектива превращения приватизации, направленной только на извлечение разовых дополнительных доходов, в свою прямую противоположность – национализацию, когда новыми владельцами госсобственности станут не частные, а государственные корпорации. Ведь именно так уже случилось с рядом компаний электроэнергетики, отреформированной «по Чубайсу» без создания реального конкурентного рынка.

Примерно то же может случиться с «Ростелекомом», которому никак не избавиться от необходимости обеспечивать спецсвязь, а также и с РЖД и с «Транснефтью», значительная доля акций которых никому из частников просто не по карману.

По итогам приватизации девяностых – начала двухтысячных в свое время емко, но достаточно общо высказалась Счетная палата, но даже ее анализ сегодня почему-то стараются замалчивать. Многие ждали, что главное контрольное ведомство страны поставит жирную точку под итогами приватизации. Кто-то рассчитывал на эффект «разорвавшейся бомбы», кто-то откровенно опасался, что теперь придется «расплатиться за все». Однако и здесь точки не получилось – только запятая, к тому же не очень внятная. Отчет Счетной палаты не раз откладывался, а в итоге вызвал больше даже не разочарование, а что-то вроде раздражения. Да, формально получены ответы на целый ряд «вечных» вопросов. «Было ли целесообразным решение о массовой приватизации в начале 90-х годов? Были ли действия органов власти законными и эффективными?». Нет, не были. Зато были «превышение полномочий в сфере распоряжения госимуществом; необоснованное занижение цены продаваемых государственных активов; притворность конкурсов; коррупция в органах власти…» Но дальше простых констатаций контролеры, увы, не пошли.

Тем не менее, хотелось бы привести комментарий по итогам ранней приватизации Сергея Шахрая, возглавляющего Институт системного анализа Счетной палаты. Он отметил, что «в России сложилась парадоксальная ситуация - несмотря на постоянный профицит бюджета (это, увы, уже в прошлом – А.П.) и «разбухание» Стабилизационного фонда, стране остро не хватает денежных средств для финансирования программ обновления инфраструктуры, диверсификации экономики и решения острейших социальных проблем. По оценкам экспертов, для осмысленной модернизации российской экономике необходимо примерно втрое больше инвестиций, чем она имеет сегодня».

Итак, вроде бы снова на повестке дня – вывод из-под контроля государства ряда крупнейших компаний и банков, а затем - перевод в частные руки целого ряда предприятий, которые числились неприкасаемыми. Но, судя по всему, у пресловутого бизнес-лобби, которое против «новой приватизации», есть боязнь нового передела собственности. Весь опыт предшествующих этапов приватизации говорит, что так оно и есть.

Чисто российский парадокс: продолжение приватизации тормозится не снизу, из народных масс, и не сверху, из властных структур, а, похоже оттуда, откуда должно получать самую сильную поддержку.

Мощное бизнес-лобби, прекрасно адаптировавшееся к условиям «недореформированной» российской экономики, явно заинтересовано в сохранении существующих «правил игры».

http://www.stoletie.ru/vzglyad/privatizacija_po-rossijski_598.htm

0 комментариев




%d такие блоггеры, как: