Как в Татарии поддерживают экстремистов

21 сентября 2013 года прокуратура Республики Татарстан сообщила об отставке своего руководителя Кафиля Амирова. Напомним, что на эту должность Кафиль Фахразеевич пришёл в 2000 году, после отставки с поста прокурора республики своего шефа и «учителя» Сайфихана Нафиева, прозванного в Москве «сепаратистским прокурором».

Информация о том, что Кафиль Амиров намеревается уйти на пенсию в ряде СМИ появилась ещё накануне, 20 сентября. Тогда также появилась информация, что отставка связана с возрастом и состоянием здоровья прокурора.

Однако в тот день в прокуратуре РТ опровергли эту информацию. «Кафиль Фахразеевич недавно вышел из отпуска, съездил на международную конференцию в Москву. Сегодня как обычно он к 8.00 приехал на работу и в течение дня занимается своими служебными обязанностями. Работаем в штатном режиме», – прокомментировали ситуацию пресс-служба прокуратуру. В этот же день старший помощник прокурора РТ Равиль Вахитов опроверг информацию о проблемах со здоровьем главы республиканской прокуратуры. «На здоровье он не жалуется», – констатировал Вахитов в своём пояснении для СМИ.

Однако сообщения об уходе прокурора в отставку оказались правдой. Накануне отставки также стало известно, что в прокуратуре Татарстана проходит федеральная проверка.

Официально решение уйти в отставку Кафиль Амиров принял в связи с выходом на пенсию за выслугу лет. Однако, похоже, что ещё несколько дней назад Кафиль Фахразеевич не знал о предстоящей ему «добровольной» отставке на фоне проверки, проводимой в руководимом им органе представителями Генеральной прокуратуры. Согласно закону «О прокуратуре РФ» предельный возраст работников ведомства – 65 лет, а в мае прокурору исполнилось ещё только 64 года. В прокуратуре, как и в других государственных органах, не принято увольнять начальника за несколько месяцев до «плановой» отставки. За исключением тех случаев, когда он по каким-то причинам вызвал крайнее раздражение вышестоящего руководства. Показательно, что в июне текущего года представители прокуратуры заявляли, что Амиров не уйдёт в отставку после Универсиады.

Обстоятельствами своей отставки Кафиль Амиров фактически повторил судьбу своего учителя, «сепаратистского прокурора» Сайфихана Нафиева. Тому в 2000 году тоже пришлось оставить пост прокурора Татарстана «по собственному желанию». Однако еще за день до этого прокурор Нафиев о «собственном желании» не догадывался, поскольку обещал представителям СМИ ответить на ряд вопросов, связанных с его прокурорской деятельностью.

Приказ об отставке 64-летнего прокурора Татарстана Кафиля Амирова подписал руководитель Генеральной прокуратуры Юрий Чайка. Что же вызвало неудовольствие генпрокурора РФ?

По информации источника в правоохранительных органах Татарстана, причиной отставки прокурора Амирова стало предостережение «за экстремизм», вынесенное республиканской прокуратурой руководителю Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований (РИСИ) Раису Сулейманову.

Прокуратура Татарстана вынесла предостережение Сулейманову за действия, подпадающие «под установленное законодательством определение экстремизма». Многие наблюдатели расценили это предупреждение как свидетельство того, что прокуратура Татарстана выступает на стороне татарских национал-сепаратистов и ваххабитов – тех сил, против которых борется известный в России исламовед Раис Сулейманов. Примечательно, что практически все экстремистские радикал-исламистские и татарские сепаратистские исламские интернет-ресурсы восторгаются такими действиями республиканской прокуратуры.

Противодействие религиозному экстремизму и связанному с ним терроризму – одно из приоритетных направлений в деятельности управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Приволжском федеральном округе, и, разумеется, в этом надзорном органе не смогли проигнорировать тот факт, что прокуратура Татарстана фактически выступила на одной стороне с радикал-исламистами и национал-сепаратистами.

Российский институт стратегических исследований (РИСИ), сотрудником которого работает Раис Сулейманов, является подразделением Администрации президента Российской Федерации. По мнению ряда наблюдателей, пойти против такого серьёзного федерального органа региональная прокуратура мог только под сильным давлением определённых представителей правящей элиты Татарстана. По всей видимости, была какая-то весомая причина, по которой руководитель республиканской прокуратуры не смог им отказать.

В Татарстане по сложившейся традиции республиканская прокуратура зависима от региональной правящей элиты.

Разумеется, «правоохранительное» действие прокуратуры Татарстана в виде предупреждения «за экстремизм» федеральному эксперту вызвало резкую реакцию непосредственного начальника последнего – директора РИСИ, генерал-лейтенанта Службы внешней разведки Леонида Решетникова.

По мнению шефа Раиса Сулейманова, руководителя Российского института стратегических исследований (РИСИ) Леонида Решетникова, данное решение региональной прокуратуры – это попытка «защитить радикальные исламистские круги, которые составляют абсолютное меньшинство татарстанского общества, но очень активны и агрессивны». «Не зря решение татарстанской прокуратуры радостно приветствуют лишь радикальные квази-исламские организации и группы», – справедливо отметил Решетников [1].

Сразу же после того как прокуратура Татарстана вынесла предупреждение исламоведу, член Общественной палаты России, известный востоковед Алексей Гришин высказал своё отношение к данному действию региональной правоохранительной структуры: «Многие эксперты, с которыми мне удалось обсудить этот вопрос, говорят о том, что им представляется очевидным, что прокуратура Татарстана в лице некоторых безответственных работников выполнила заказ местных экстремистских сил и аффилированных с ними чиновников» [2].

Кто же эти аффилированные с экстремистами чиновники, о которых говорит Гришин? Учёный-востоковед под этими словами имеет в виду ваххабитский холдинг, против которого борется Раис Сулейманов. Ваххабитский холдинг – это союз проповедников радикал-исламизма с финансирующими их членами бизнес-сообщества и «крышующими» их чиновниками из числа представителей татарстанской этнократии.

«Ваххабитский холдинг действует через своих людей в прокуратуре Татарстана» - под таким заголовком на многих интернет-форумах патриоты обозначили обсуждение новости о том, что региональная прокуратура вынесла предупреждение известному исламоведу. Патриотическая общественность расценила это действие прокуратуры как давление через государственный орган на учёного-исламоведа, «оказываемое функционерами ваххабитского холдинга, которые являются членами шаймиевского клана» [3].

После того как прокуратура Татарстана вынесла предостережение Сулейманову, вспомнили о словах его коллеги, известного исламоведа Романа Силантьева: «Ваххабиты уже стали министрами и прокурорами». Московский исламовед имел в виду именно региональных министров и прокуроров: «Многие, например, прокурорами стали, министрами. Правда, пока не на федеральном уровне» [4].

Почему же против Сулейманова республиканской прокуратурой была состряпана такая дешёвая провокация?

Объяснение этому даёт востоковед Алексей Гришин: «Дело в том, что Р.Сулейманов постоянно обращает внимание общественности на опасное для государства и общества развитие ситуации в исламском сообществе России и Татарстана, попустительство государственных органов в борьбе с экстремизмом, сращивание в отдельных регионах экстремистов с местными органами власти. Его разоблачительные статьи не дают возможности различного рода экстремистам, паразитирующим на исламской религии, активно развиваться, заставляют их увеличивать свои траты на подкупы чиновников, затрудняют идеологическую работу по привлечению молодежи в свои организации. Такое поведение Р.Сулейманова крайне опасно и для коррумпированных чиновников, чиновников-националистов, а также карьеристов, постоянно докладывающих наверх о том, что у них все нормально в национально-религиозной сфере» [2].

И поэтому неудивительно, что крайнее неудовольствие прокуратуры Татарстана вызвал сам факт использования Раисом Сулеймановым термина «ваххабитский холдинг», который Алексей Гришин обозначает формулировкой «сращивание в отдельных регионах экстремистов с местными органами власти».

Одним из оснований для прокурорского предостережения стала примененная исламоведом формулировка «ваххабитский холдинг», подразумевающая, что неприкосновенность экстремистам обеспечивают их связи в высшем эшелоне республиканской власти. «Под холдингом он имел в виду следующее, — заявил для СМИ помощник прокурора РТ Сайяр Зиятдинов. – Ваххабитское бандподполье, которое якобы действует в Татарстане, существует на деньги отдельных предпринимателей, а гарантии неприкосновенности обеспечивает связь с высшим руководством республики. Так вот, в предостережении, в частности, говорится, что под понятие экстремистской деятельности подпадает в том числе обвинение руководителей органов государственной власти в экстремистской деятельности» [5].

Зиятдинов говорил о «якобы действующем» в Татарстане ваххабитском подполье, т.е. фактически утверждал, что такого подполья в республике не существует.

Однако несколькими днями позже, видимо, на фоне федеральной проверки в республиканской прокуратуре, другой помощник прокурора РТ Рустам Загидуллин на заседании комитета Госсовета Татарстана по законности и правопорядку фактически вынужден был признать, что в республике существует лесное ваххабитское подполье [6].

Между тем, фактически выступая на стороне врагов российского государства, прокуратура Татарстана всего лишь продолжила «славную» традицию по поддержке экстремистских и сепаратистских сил, заложенную ещё в начале 1990-х годов. И к этой деятельности был прямо причастен учитель Кафиля Амирова, «сепаратистский прокурор» Сайфихан Нафиев. Чтобы убедиться в этом, нам придётся совершить небольшой экскурс в новейшую историю Татарстана.

21 марта 1992 года в Татарстане состоялся печально известный референдум о суверенитете республики. Жителям Татарстана предложили ответить на вопрос: «Согласны ли Вы, что Республика Татарстан – суверенное государство, субъект международного права, строящее свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров?»

Однако до этого 13 марта 1992 года Постановлением Конституционного суда Российской Федерации было признано не соответствующим Конституции РФ постановление Верховного Совета Республики Татарстан от 21 февраля 1992 года «О проведении референдума Республики Татарстан по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан» в части формулировки вопроса, предусматривающей, что Республика Татарстан является субъектом международного права и строит свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров. Также были признаны не соответствующим Конституции РФ ряд положений Декларации о государственном суверенитете Татарской ССР от 30 августа 1990 года, ограничивающие действие законов Российской Федерации на территории Республики Татарстан [7].

Накануне референдума о суверенитете Татарстана в Казани высадился целый десант московских прокуроров с целью контроля за соблюдением российского законодательства в республике. Бригаду федеральных прокуроров возглавлял начальник Управления безопасности и межнациональных отношений Алексей Ильюшенко. На всех районных прокуроров возлагалось исполнение предписания - не открывать избирательные участки 21 марта, ввиду неконституционности планируемого правящей элитой Татарстана референдума.

Прокурор Татарстана Олег Антонов, занявший свой пост ещё в советское время (прокурором Татарской АССР он стал в 1985 году, до этого являлся прокурором г.Набережные Челны) занял государственническую антисепаратистскую позицию.

Своим подчинённым он дал указание – выполнять приказы прибывших из Москвы прокуроров.

Однако референдум всё же состоялся, благодаря тому, что заместитель прокурора Татарстана Марсель Мусин и прокурор Казани Сайфихан Нафиев организовали саботаж распоряжений прокурора республики Олега Антонова и московских прокуроров, возглавляемых Алексеем Ильюшенко. Об этом красочно рассказывается в изданной в 2000 году на татарском языке государственным Татарским книжным издательством книге журналиста Рафика Юнусова «Татарстан референдумы» («Референдум Татарстана»). В этой книге поются дифирамбы фактически предавшим интересы государства прокурорам-саботажникам, и поливается грязью тогдашний прокурор Татарстана Олег Антонов, который на этом посту зарекомендовал себя блюстителем законности, каким и должен быть прокуровр. Разумеется, что при этом сотрудники республиканской прокуратуры, занимавшиеся антироссийской деятельностью, позиционируются в качестве «борцов за интересы многонационального народа Татарстана», а вовсе не верных слуг этнократии, и сам факт их предательства интересов народа выдаётся за доблесть.

В книге Юнусова в главе под названием «Война прокуроров» опубликовано интервью с тогдашним первым заместителем прокурора Татарстана Марселем Мусиным. По свидетельству последнего, в кабинете его шефа Олега Антонова московские прокуроры вручили ему документ, в котором говорилось, что «проведение референдума несовместимо с законом и необходимо немедленно закрыть все избирательные участки» [8].

В книге приводится текст этого представления прокуратуры о референдуме, в котором, в частности, говорится о том, что «вынося вопрос о статусе Республики Татарстан и формах связей её с Российской Федерацией, Верховный Совет Республики Татарстан в одностороннем порядке изменяет национально-государственное устройство Российской Федерации». Из этого документа следует, что результатом этого действия республиканского Верховного Совета является следующее: Татарстан «по существу не состоит» в составе Российской Федерации [8].

Марселю Мусину и другим заместителям прокурора Татарстана была поставлена задача – довести этот представление до районных прокуроров республики. Однако, со слов Мусина, он сговорился с другими заместителями прокурора Татарстана, чтобы не доводить данный документ до районных прокуроров.

Вот свидетельство самого Мусина, которое приводится в книге Рафика Юнусова: «Я позвонил обоим заместителям. Сказал, что мы не должны передавать этот текст на места. Так и договорились. Я вновь вернулся в кабинет Антонова и высказал свое мнение. Постановление о проведении референдума никто не может отменить, заявил я. Со словами: «Что хотите, то и делайте», положил документ на стол и вышел из кабинета».

Однако, несмотря на такой открытый саботаж, прокурор Татарстан и прибывшие из Москвы сотрудники Прокуратуры, «собрав группу из рядовых прокуроров и заведующих отделами, все-таки сумели донести содержание документа в районные прокуратуры» – об этом говорит сам Мусин в интервью Рафику Юнусову [8].

Однако борцам с сепаратизмом не удалось достичь желаемого. Первый заместитель прокурора Татарстана убедил районных прокуроров саботировать выполнение пришедшего из Москвы приказа.

Вновь процитируем слова «героя» борьбы за «суверенитет Татарстана» Марселя Мусина: «Тут ко мне начали звонить со всех районов: что будем делать, как быть? Звонили и на работу, и домой, и днем, и ночью. Я им всем говорил: ни во что не вмешивайтесь, не наше это дело. Если уж чего-то опасаетесь, то уезжайте на дачу, в гости, «заболейте», в конце концов. Многие так и поступили» [8].

А вот свидетельство учителя Кафиля Амирова, тогдашнего прокурора Казани Сайфихана Нафиева – из той же книги Рафика Юнусова «Татарстан референдумы»: «За несколько дней до референдума нас – заместителей прокурора республики, начальников отделов республиканской прокуратуры и прокурора города Казани – пригласили к Антонову. Перед нами была поставлена такая задача: организовать вручение председателям избирательных участков предписания, требующего немедленного прекращения всей деятельности, связанной с проведением референдума. Но мы никак на такое не согласились» [8].

В своём интервью татарскому журналисту ныне покойный Сайфихан Нафиев рассказывает и о том, как склонял к саботажу районных прокуроров Казани.

В книге Рафика Юнусова среди прочих свидетельств «борцов за суверенитет» приводится рассказ тогдашнего прокурора Кировского района Казани Рашита Вагизова о том, как он саботировал распоряжение вышестоящего начальства, направленное на противодействие сепаратизму. Вагизов с гордостью говорит: «Я ведь и по телевидению выступил, призывал народ пойти на референдум и проголосовать в защиту суверенитета» [8].

При чтении книги Рафика Юнусова складывается впечатление: сотрудники татарстанской прокуратуры тогда в большинстве своём занимались саботажем приказа Генерального прокурора, направленного на противодействие сепаратизму.

Тогдашний заместитель прокурора Республики Татарстан Махмут Ахметшин рассказывает в книге о том, как сотрудники республиканской прокуратуры саботировали внесение представления о том, чтобы референдум не проводился: «Перед нами поставили такую задачу: позвонить прокурорам районов, через них в избирательные участки внести представление о том, чтобы референдум не проводить. Многие с этим не согласились. Один из начальников отделов Талгат Бадыгин тут же отрезал: «Список мне не давайте, все равно никому не позвоню!». Ахметшин свидетельствует: «Большинство прокуроров отчиталось так: «Послали по почте». Хотя порой расстояние-то было всего несколько сот метров! Некоторые внезапно «заболели».

В результате, как рассказывает Махмут Ахметшин, «представления не дошли до избирательных участков». По мнению Ахметшина, приказ из Москвы был ничем иным как «грубым вмешательством в дела республики» [8].

В книге председателя Госсовета Татарстана Фарида Мухаметшина «Республика Татарстан. Новейшая история» (книга написана совместно с журналистом Любовью Агеевой) также признаётся, что референдум состоялся благодаря «тихому саботажу» работников прокуратуры Татарстана [9].

Вновь процитируем тогдашнего прокурора столицы Татарстана Сайфихана Нафиева: «После референдума, собрав коллегию, изрядно потрепали нам нервы. Коллегию вел Антонов. Сначала приезжие прокуроры отчитались – кто из нас не выполнил указания. Потом стал отчитывать нас сам Ильюшенко. Сильно досталось прокурору Набережных Челнов Хамидуллину, его заместителю Гимадиеву, прокурору Нижнекамска Миргалимову, прокурору Актанышского района Батаеву, прокурору Зеленодольска Сафину, прокурору Приволжского района Казани Рейнлибу. Подняли с места и меня. Объявили: «За неисполнение приказа Генерального прокурора подлежит снятию с работы!», но потом сошлись на том, что нужно «строго наказать» [8].

Заместителей прокурора Республики Татарстан М.Ахметшина и М.Мусина, а также прокурора Казани С. Нафиева лишили очередной премии [9].

По признанию того же Мусина, Москва хотела его снять с работы, но за него заступился Минтимер Шаймиев [8].

Тогдашний глава республики не ограничился заступничеством за верных ему прокуроров.

В итоге получилось, что те сотрудники республиканской прокуратуры, которые саботировали приказ Генерального прокурора России, фактически не только не понесли наказания, но были с лихвой вознаграждены за свою верность Шаймиеву.

В своём интервью Рафику Юнусову в 2000 году Шаймиев, не стесняясь хвалил Марселя Мусина, который тогда в 1992 году занимал пост первого заместителя прокурора Татарстана, за то, что тот проигнорировал приказ Генерального прокурора [8].

Шеф Мусина Олег Антонов, который действительно радел за интересы многонационального народа Татарстана, столкнулся с тем, что Президент республики и его окружение открыто игнорировали его, по всем служебным вопросам общаясь с его первым заместителем, который зарекомендовал себя в качестве «борца за суверенитет» и послушного «вассала» Шаймиева.

Со слов самого Минтимера Шаймиева, «мы стали вести дела только с Мусиным» [8].

Как свидетельствуют ветераны МВД Татарстана, которым в тот период по службе приходилось общаться с прокурором Татарстана Олегом Антоновым, многие подчинённые последнего даже не считали нужным скрывать враждебность своему шефу. Прокурор Татарстана в тот период также реально опасался покушения со стороны радикальной части татарских националистов. Выполнять в этих условиях свои служебные обязанности было крайне тяжело. Как злорадствовал Нафиев, «в послереферендумном Татарстане пыл Антонова заметно остыл» [8].

В сложившейся обстановке Генеральная прокуратура решила, что Олега Антонова необходимо перевести на равнозначную должность в одну из русских областей.

Менее чем через 2 месяца после прошедшего в Татарстане референдума о суверенитете Татарстана, 13 мая 1992 года новым прокурором республики был назначен прокурор Казани Сайфихан Нафиев, таким образом, благодаря Шаймиеву он был вознаграждён за то что саботировал выполнение приказа Генерального прокурора Российской Федерации.

12 мая перед сдачей должности прокурор Татарстана Олег Антонов вынужден был своим приказом снять наказание, назначенное Сайфихану Нафиеву, и обернувшееся всего лишь выговором. Формальной причиной снятия выговора была обозначена «активная организаторская роль в раскрытии и расследовании уголовного дела об умышленном убийстве» [8].

Сайфихан Нафиев рассказывает о своём назначении на должность прокурора республики: «Сначала была встреча с Минтимером Шариповичем. Он предложил мне эту должность, а я принял его предложение. Ездил в Москву на утверждение. Утвердили в течение двух часов. Даже аттестацию не проходил. Степанков (Генеральный прокурор РФ) принял меня и подписал приказ. Он пожелал успехов, и мы простились» [8].

Как видим, в условиях слабости федерального центра Нафиев посчитал, что лучше быть верным «вассалом» местного князька, и не прогадал. Не случайно сотрудники Генеральной прокуратуры России дали ему прозвище «сепаратистский прокурор».

И в дальнейшем на должности прокурора республики верный «вассал» никогда не разочаровывал своего «сюзерена» Минтимера Шаймиева.

Однако приход к власти Владимира Путина и начатая им работа по «укреплению вертикали власти» нарушила многие планы региональных «баронов» и их «вассалов». В результате, как уже говорилось выше, в 2000 году ему всё же пришлось оставить пост прокурора Татарстана, «по собственному желанию».

Об этом сообщил СМИ Минтимер Шаймиев, вернувшийся вечером 28 июня из Москвы, где он участвовал в работе Совета Федерации.

Однако еще за день до этого прокурор Нафиев о «собственном желании» не догадывался, поскольку обещал журналистам ответить на ряд вопросов, связанных со слухами о том, что он отказался выполнить приказ Москвы о внесении протеста в Госсовет Татарстана на несоответствие ряда местных законов федеральному законодательству. Отставка «сепаратистского прокурора» случилась именно после того, как Генпрокуратура потребовала привести в соответствие с Конституцией РФ Основной закон республики, в котором говорилось о государственном суверенитете Татарстана, и отменить нормы, определяющие организацию судебной власти республики вне судебной системы России. Выступать проводником таких требований лояльный местному «феодалу» прокурор не счел возможным.

Впрочем, Нафиев тут же был трудоустроен. 29 июня после отставки Нафиева депутаты Госсовета Татарстана сформировали Конституционный суд республики, объявив СМИ, что данный орган «будет защищать Основной закон Татарстана от нападок Москвы». Никого не удивило, что главой этого органа был назначен Нафиев: глава республики Минтимер Шаймиев не мог поступить иначе с верным «вассалом». Ряд местных СМИ тогда опубликовали эту новость об этом под заголовками типа «Прокурор Татарстана ушёл в отставку, чтобы защищать нашу Конституцию». Прообраз Конституционного суда Татарстана, Комитет конституционного надзора Татарии, существовал с 1990 года, а местный закон «О Конституционном суде» был принят еще в 1992 году. Но окончательно новый республиканский орган был сформирован «в целях защиты конституционного строя республики, основных прав и свобод гражданина» лишь после отставки Нафиева с поста прокурора Татарстана. Это объясняется просто: до этого новый орган просто не был нужен Шаймиеву, он понадобился именно после того, как федеральный центр чётко обозначил линию на приведение местного законодательства в соответствие с федеральным.

На пленарной сессии Государственного Совета Татарстана Минтимер Шаймиев, с согласия Генерального прокурора РФ, предложил на пост республиканского прокурора кандидатуру нынешнего прокурора Татарстана Кафиля Амирова. Депутаты республиканского парламента послушно утвердили.

50-летний на тот момент Кафиль Амиров около двадцати лет проработал под руководством «сепаратистского прокурора» Нафиева. Последние три года до назначения на должность прокурора Татарстана – в должности первого заместителя Нафиева.

Будучи верным «вассалом» Шаймиева, его бывший шеф Сайфихан Нафиев оказался как нельзя к месту на новой должности. На посту председателя Конституционного суда республики он стал рьяно защищать «суверенитет Татарстана», что от него и требовал его сюзерен.

На очередное требование Гепрокуратуры России в 2002 году признать «противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению» более 50 статей Конституции Татарстана, депутаты республиканского Госсовета отреагировали запросом в Конституционный суд республики, с просьбой подтвердить или законность применения понятия «суверенитет» в республиканской Конституции. Запрос был внесен в республиканский Конституционный суд 5 сентября 2002 года.

Как подчеркивала тогда Генпрокуратура, Конституционный Суд России давно определил, что Конституция РФ не допускает какого-либо иного носителя суверенитета помимо многонационального народа России.

Разумеется, возглавляемый «сепаратистским прокурором» Сайфиханом Нафиевым республиканский Конституционный суд дал вполне ожидаемый ответ на запрос депутатов парламента Татарстана. Конституционный суд Татарстана установил, что республика может обладать суверенитетом, который выражается «в обладании всей полнотой государственной власти вне пределов ведения РФ», а также «в части полномочий РФ по предметам совместного ведения РФ и Татарстана, где Татарстан имеет право принимать опережающие федеральное законодательство законы и другие нормативно-правовые акты». Именно потому, что Нафиев ушёл с поста прокурора Татарстана, чтобы не участвовать в атаках на республиканскую конституцию, данное решение возглавляемого им Конституционного суда никого не удивило.

Тогда глава Комиссии Госсовета Татарстана по вопросам законодательства депутат Мидхат Курманов заявил: «Конституционный суд подтвердил, что республика обладает самостоятельностью или, как мы ее называем, суверенитетом. Считаю, что те доказательства, которые приведены в постановлении, станут подспорьем Госсовету при отстаивании своих позиций в судебном противоборстве с Генпрокуратурой» [10].

Сайфихан Нафиев на посту руководителя Конституционного суда Татарстана зарекомендовал себя и как страстный защитник перехода татарского языка на латиницу. По мнению экспертов-этнологов, вся идея с переходом татарского языка на латиницу была татарстанской этнократией придумана для того, чтобы сконструировать новые культурные границы, которые будут отделять татар от остального населения России. Разумеется, и в этом вопросе «сепаратистский прокурор» самоотверженно отстаивал интересы этнократии.

Переход татарского языка на латинскую графику относится к ведению Татарстана: такова была суть постановления, которое вынес в декабре 2003 года Конституционный суд Татарстана под руководством Сайфихана Нафиева. Между тем ровно за год до этого президент России Владимир Путин подписал изменения в закон о языках народов России, запрещающие использование любой, кроме кириллицы, алфавитной основы в национальных языках.

«Наше решение совершенно не противоречит Конституции России, - заявил тогда для СМИ Сайфихан Нафиев. - Основной закон страны не устанавливает, каким алфавитом должны пользоваться республики, у которых установленный государственный язык» [11].

Однако решение Конституционного суда Татарстана противоречило закону, подписанному главой государства.

Республиканский закон о введении латинской графики был принят в 1999 году. Планировалось, что к 2012 году будет полностью осуществлен перевод на латиницу, были утверждены правила новой орфографии, а в некоторых школах в порядке эксперимента татарский язык даже стал преподаваться на латинице.

Однако своевременное вмешательство президента России Владимира Путина уберегло татарский народ от участи быть подопытными кроликами в очередном эксперименте этнократии. Точку в этом деле поставил Конституционный суд России, который в 2006 году признал, что перевод татарского алфавита на латинскую графику без согласия федерального центра недопустим [12].

В августе 2004 года Сайфихан Нафиев скоропостижно скончался во время отдыха в Ялте.

Однако традиции заложенные «сепаратистским прокурором» в Татарстане не забыли.

Сменивший его в 2000 году на посту прокурора Татарстана Кафиль Амиров стал вроде бы известен как блюститель интересов федерального центра, приводящий законодательство республики в соответствие с российским.

Однако анализ деятельности прокуратуры Татарстана в эти годы показывает, что в своей деятельности Кафиль Амиров сохранил преемственность от своего учителя Сайфихана Нафиева. О «славных» традициях прокуратуры Татарстана начала 1990-х ученик Нафиева не забывал.

У многих жителей Татарстана складывается впечатление, что все эти годы прокуратура республики действовала избирательно в отношении активистов татарского этносепаратистского движения, не замечая экстремистской деятельности последних, а зачастую и фактически потворствуя им.

В 2009 году прокуратура Татарстана оставила без последствий заявление казанского историка Александра Овчинникова, в котором ученый указывал на антироссийский и русофобский характер текста детской книги «Освободительная война татарского народа». Данная книга вышла в Татарском государственном книжном издательстве еще в 2007 году. Красочное издание альбомного формата посвящено, как говорится в аннотации, «борьбе татар против завоевательной политики русского государства и освободительной войне за восстановление своей государственности».

На обложке, выпущенной в государственном издательстве «Освободительной войны», изображен шеврон татарского бойца-легионера СС и портрет лидера татарских национал-сепаратистов Заки Зайнуллина, известного своими русофобскими высказываниями. Венчает книгу изображение схватки между русскими и татарскими воинами у подножия пылающей мечети.

Автор книги (Нурулла Гариф) четко разделил персонажей книги на татар, которые защищают свою Родину, и русских, которые грабят, мародерствуют, убивают. Цитаты из книги: «Как только русские вошли в город, они тотчас занялись грабежом», «русские пытались послать против них (татар) присягнувших ним жителей Казанского ханства... но казанцы не пошли на братоубийственную войну и объединились против оккупантов», «русские колонизаторы пришли в Закамье и начали захватывать лучшие земли», «татары шли в бой с многовековой мечтой отцов и дедов – освободить свою столицу (Казань) от неверных».

В заключении Нурулла Гариф пишет: «Несмотря на неимоверные испытания, которые пришлось выдержать татарскому народу начиная с 1552 года, он смог сохраниться, остался несломленным и гордым. Борьба за восстановление независимого государства продолжается и в наши дни».

Казанский учёный-историк Александр Овчинников написал заявление в прокуратуру Татарстана с просьбой провести психолого-лингвистическую экспертизу книги Гарифа, которая, на его взгляд, содержит материалы, разжигающие межэтническую и межрелигиозную рознь. Учёный посчитал, что Нурулла Гариф фальсифицирует историю путем «тенденциозного подбора и трактовки исторических фактов». «Ребенок, прочитав книгу Нуруллы Гарифа и запомнив рисунки на ее обложке (известный психологический прием), будет считать, что татарский народ на протяжении веков после падения Казани всеми способами боролся за свою независимость от России (то есть от государства, в котором он сам живет) и что эта борьба продолжается в наши дни», – отметил Александр Овчинников.

Однако прокуратура Татарстана не нашла ничего лучшего, как направить книгу Гарифа на экспертизу в Институт истории имени Марджани при Академии наук республики. Данное учреждение возглавляет бывший советник Минтимера Шаймиева, один из идеологов татарского национал-сепаратизма Рафаэль Хакимов. Разумеется, сотрудники возглавляемого им института не усмотрели в книге «Освободительная война» «ни одного предложения, которое прямо могло бы истолковываться как призыв к национальной или религиозной розни». Наоборот, они обратились к прокурору республики с абсурдным требованием возбудить уголовное дело в отношении заявителя Овчинникова, который (по их мнению) своим поведением сам разжигает межнациональную рознь. Разумеется, отдавать данную книгу на экспертизу в научное учреждение другого региона, независимое от татарских национал-сепаратистов, в прокуратуре Татарстана не посчитали нужным. В итоге заявление историка Александра Овчинникова осталось без последствий.

При этом в Татарстане безнаказанно действуют информационные интернет-ресурсы татарских сепаратистов. На протяжении ряда лет в республике без внимания прокуратуры остаются проходящие на регулярной основе митинги, русофобская и антироссийская направленность которых ни у кого не вызывает сомнений.

Активность татарских этносепаратистов в Интернете заслуживает отдельного внимания.

На интернет-ресурсах татарских националистов активно ведётся антироссийская пропаганда и допускаются высказывания, подпадающие под определение «разжигание межнациональной розни». Так, этим славится интернет-сообщество «Правые татары» в соцсети «В контакте», которое буквально переполнено зоологической русофобией. При этом имена активистов этого интернет-сообщества давно всем известны.

В декабре 2011 года объяединяющий этносепаратистов «Татарский общественный центр» (ТОЦ) выступил с обращением к тогдашнему президенту России Дмитрию Медведеву и президенту Татарстана Рустаму Минниханову, в котором представители организации пригрозили разрушить Храм-памятник воинам, погибшим при взятии Казани в 1552 году, «если не будет возведен памятник защитникам города». Эта, мягко говоря, «оригинальная» идея стала предметом обсуждения в татароязычной редакции американского радио «Азатлык» («Свобода»), действующего на деньги Конгресса США. За комментариями тогда журналисты «Азатлыка» обратились к председателю ТОЦ Галишану Нуриахметову, который посетовал на разрушение исторической части Казани, в том числе и здания дореволюционной гостиницы «Булгар», где в последние годы жизни жил классик татарской поэзии Габдулла Тукай, сделав вывод, что «если идет системное уничтожение татарских памятников, то почему в Казани должны стоять памятники русским завоевателям?».

Казанское бюро американского радио «Азатлык» закрылось в январе 2012 года. Все эти годы эфир радио переполняла антирусская и антироссийская пропаганда. Однако у прокуратуры Татарстана почему-то ни разу не возникло вопросов в связи с деятельностью местного филиала радиостанции – к руководителю её казанского бюро Римзилю Валееву (супруга последнего Зиля Валеева с 2001 по 2012 год занимала пост вице-премьера Республики Татарстан).

Не увидели ничего экстремистского сотрудники прокуратуры и в заявлениях журналистки государственного телеканала «ТНВ» Эльмиры Исрафиловой (сейчас она живет и работает в Турции), назвавшей в июне 2011 года русских в республике «оккупантами» и пообещавшей «любому перегрызть горло за татарский язык».

Подобный разгул национал-сепаратизма и русофобии в Татарстана стали чем-то обычным ещё с начала 1990-х годов, так как должной реакции прокуратуры действия экстремистов не получают – все наказания идеологам сепаратизма вроде «бабушки татарского национализма» Фаузии Байрамовой даются только условно, поскольку они, судя по всему, до сих пор имеют симпатизантов не только в руководстве республики, но и в органах прокуратуры.

Невозможно точно подсчитать – на сколько антироссийских экстремистских действий прокуратура Татарстана не отреагировала, хотя на это обращала внимание общественность. Этих случаев десятки, если не сотни. Интересно, почему? Как говорится – вопрос риторический.

Все вышеперечисленные факты, способные потянуть в другом регионе России не на один десяток дел по 282 статье УК РФ, традиционно не замечаются прокуратурой Татарстана, преуспевшей в борьбе с немногочисленными участниками русских националистических групп, которых в республике сразу же записывают в «нацисты» и «фашисты». Пять лет назад даже наличие на иждивении малолетнего ребенка-инвалида не помешало татарстанской Фемиде осудить на семь лет руководителя местной ячейки «Русского национального единства» (РНЕ) – Екатерину Мельникову. Хотя, по мнению ряда независимых экспертов, вся вина Мельниковой и ее соратников состояла лишь в том, что они примкнули к праворадикальному движению, а суть их действий была мелкоуголовной.

На протяжении нескольких последних лет в органы прокуратуры Татарстан поступали обращения граждан школьников по поводу сокращения в общеобразовательных школах уроков русского языка за счет татарского, однако в ходе проверок республиканского правоохранительного органа эти факты «не подтвердились». В результате подобного саботажа республиканской прокуратурой собственных обязанностей дети в Татарстане продолжают недополучать базовые знания по русскому языку.

В апреле 2011 года в городах Татарстана прошли интернациональные митинги в поддержку русского языка. Митингующие требовали дать возможность изучать в школах Татарстана русский язык как родной и привести местные законы в соответствие с законодательством Российской Федерации. Митинги сопровождались провокациями татарских сепаратистов при очевидном попустительстве органов прокуратуры.

В 2012 году, когда в центре Казани начались митинговые акции радикал-исламистов, а по улицам поехали машины с черными флагами террористической организации «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами», прокурор Татарстана Кафиль Амиров до последнего не спешил признавать используемую символику экстремистской. Именно Раис Сулейманов тогда привлёк внимание общественности к тому, что на митингах исламистов в Казани используется символика террористической организации «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами», чего до последнего не желали признавать в правоохранительных органах и в Казанском кремле. Тогда же летом 2012 года ученый бил в набат, привлекая внимание властей и общественности к тому, что казанская мечеть «Аль-Ихлас» превратилась в штаб-квартиру данной террористической организации. Лишь впоследствии прокуратура стала выносить постановления о том, что и митингующие, и участники автопробегов, и казанская мечеть «Аль-Ихлас» имеют отношение к запрещенной в России радикал-исламистской организации «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами».

По мнению ряда экспертов, «близорукость» прокуратуры Татарстана к деятельности экстремистов может объясняться тем, что в её руководстве наблюдается явный этнический дисбаланс, при этом данный правоохранительный орган находится под контролем представителей республиканской этнократии, инкорпорированных в деятельность ваххабитского холдинга, и комплиментарно настроенных к радикал-исламистам и этносепаратистам.

Не будет преувеличением сказать, что дело «сепаратистского прокурора» Сайфихана Нафиева в прокуратуре Татарстана живёт и процветает.

26 ноября 2011 год, в день рождения Сайфихана Нафиева в Дрожжановском районе Татарстана прошли торжественные мероприятия, посвящённые памяти «сепаратистского прокурора». Памятные мероприятия были организованы администрацией района и Прокуратурой РТ. В мероприятиях приняли участие прокурор республики Кафиль Амиров, родственники и друзья Сайфихана Нафиева. Присутствовали и ветераны республиканской прокуратуры, участвовавшие вместе с покойным в 1992 году в саботаже антисепаратистского приказа Генерального прокурора Российской Федерации и антисепаратистских приказов «десанта» московских прокуроров во главе с Алексеем Ильяшенко.

В память о «сепаратистском прокуроре» была установлена мемориальная доска на здании Мочалейевской начальной школы, в которой юбиляр учился в 1947-1954 гг. Участники мероприятия возложили цветы к мемориальной доске, и почтили своим присутствием турнир по борьбе на кубок имени Сайфихана Нафиева в районной спортшколе. Переходящий кубок победившей команде вручил прокурор РТ Кафиль Амиров.

На вечере памяти, который состоялся в районном Доме культуры, были вручены премии имени Сайфихана Нафиева. Как тогда сообщали республиканские СМИ, в своей тёплой речи Кафиль Амиров подчеркнул большой вклад своего учителя Сайфихана Нафиева «в установление правопорядка и законности в республике».

До этого, в 2010 году именем Сайфихана Нафиева была названа одна из центральных улиц райцентра, и символично, что на ней располагается здание прокуратуры Дрожжановского района. Так что не будет преувеличением сказать, что для органов прокуратуры Татарстана Сайфихан Нафиев – вечно живой, и его память чтут. Как мы уже убедились, заложенные им «славные» традиции по «установлению правопорядка и законности в республике» в республиканских органах прокуратуры верно соблюдают.

Поэтому никого не должно удивлять, что Кафиль Амиров остался верен заветам своего шефа и в деле перевода татарского языка на латиницу – с целью конструирования «культурных границ» между татарами и русским населением (видимо, для усиления сепаратистского потенциала местной этнократии).

25 декабря 2012 года по предложению прокурора РТ Кафиля Амирова депутаты Госсовета приняли законопроект «О признании утратившим силу закона Республики Татарстан «О восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики». Ряд СМИ тогда восприняли действия Амирова как направленные на защиту интересов российского государства – ведь понятно, для каких целей нужен перевод татарского языка на латиницу татарстанской этнократии, которая страшно далека от интересов российского государства и собственного народа. Однако использование татарского алфавита на основе латиницы было приостановлено Конституционным судом РФ в 2004 году, а в 2005-м соответствующее решение вынужден был вынести и Верховный суд Татарстана.

Таким образом, фактически Амиров всего лишь предложил юридически оформить то, что было уже признано несколько лет назад.

Но при этом мало кто из представителей СМИ обратил внимание на следующее высказывание Кафиля Амирова на том заседании республиканского Госсовета: «Но правовой путь, чтобы татарский алфавит был на основе латиницы, не закрыт. Российский закон оставляет цивилизованный путь для решения этого вопрос и им необходимо воспользоваться» [13].

Как сообщают очевидцы, многие националистически настроенные депутаты, уже смирившиеся с отказом от латиницы, при этих словах буквально воспрянули, и после заседания побежали жать руку ученику Сайфихана Нафиева.

В свете всего изложенного, становится понятно что вынесение предупреждения «за экстремизм» федеральному эксперту Раису Сулейманову стало той каплей, которая переполнила чашу терпения Москвы, после чего решено было отправить Кафиля Амирова в отставку не дожидаясь нескольких месяцев до того как он уйдёт на пенсию в связи с наступлением предельного возраста (65 лет).

Без сомнения, только отмены этого предупреждения эксперту-исламоведу будет недостаточно. Будем надеяться, что будет проведено тщательное расследование с целью выяснить – кто именно был инициатором этой провокации, кто стоял за этим несправедливым решением республиканской прокуратуры.

Кафиль Амиров отправлен в отставку. Это можно только приветствовать, несмотря на то, что данное решение Генеральной прокуратуры явно запоздало на несколько лет.

Остаётся надеяться, что на должность республиканского прокурора российское государство назначит выходца из другого региона, никогда не служившего в прокуратуре Татарстана, и не связанного никакими обязательствами с местной этнократией, поскольку пришлому «варягу» будет легче очистить местный надзорный орган от «славного» наследия Сайфихана Нафиева и Кафиля Амирова. О том, как на такую перспективу смотрят татарстанская этнократия, догадаться несложно, но в интересах государства необходимо, чтобы на эту должность был назначен прокурорский работник из другого региона, и желательно – не «титульной» для Татарстана национальности, чтобы выправить этнический дисбаланс в органах прокуратуры республики.

Как ранее сообщали СМИ, в Татарстане планируют снимать художественный фильм о теперь уже экс-прокуроре Амирове. Как считает автор сценария, «Кафиль Амиров мог бы и сам себя сыграть в будущей картине». Оказалось, что Кафиль Фахразеевич лично привез сценаристу на своем "Мерседесе" 98 томов уголовных дел [14], видимо, чтобы ускорить съёмки киноленты. Планируется, что фильм расскажет о деятельности правоохранительных органов Татарстана в 1990-е годы.

Теперь, после выхода в отставку у экс-прокурора без сомнения найдётся время, чтобы сыграть самого себя в кинокартине. Будем надеяться, что в фильме будет отражена и та деятельность, которой Кафиль Амиров занимался в городской прокуратуре в 1992 году под началом «сепаратистского прокурора» Сайфихана Нафиева (тогда – руководителя прокуратуры Казани). Как уже выше говорилось, в то время шеф Амирова, верой и правдой служа Минтимеру Шаймиеву, был одним из тех, кто возглавил «тихий саботаж» приказа Генпрокурора со стороны работников республиканских органов прокуратуры в целях «борьбы за суверенитет» Татарстана.
Примечания

1. «Обвинять Р.Сулейманова в экстремизме – полный абсурд»: интервью Л.П. Решетникова редактору сайта Российского института стратегических исследований, 4 сентября 2013 года. URL: http://www.riss.ru/index.php/news/2040#.UjP5mH8vmt8

2.Алексей Гришин: «Предупреждение Р.Сулейманову - грубейшая ошибка прокуратуры Татарстана» // Ислам и общество, 6 сентября 2013 года. URL: http://islamio.ru/news/society/preduprezhdenie_r_suleymanovu_grubeyshaya_oshibka_prokuratury_tatarstana/

3. Информационный центр Пятигорского лингвистического университета "ИМО Foreign Affairs" в социальной сети "В контакте". 5 сентября 2013 года. URL: http://vk.com/imopglusmi

4. Религиовед Роман Силантьев: "Ваххабиты уже стали министрами и прокурорами". Интервью // 66.ру, 16 ноября 2012 года. URL: http://66.ru/news/society/126635/

5. Экстремистский отрыв от действительности. Прокуратура Татарстана усмотрела признаки экстремизма в работе эксперта // Газета.ру, 4.09.2013. URL: http://www.gazeta.ru/social/2013/09/04/5638301.shtml

6. Марина Юдкевич. "Если вы мне дадите звание амира - я готов!" // Вечерняя Казань, 18 сентября 2013 года. URL: http://www.evening-kazan.ru/articles/esli-vy-mne-dadite-zvanie-amira-ya-gotov.html

7. Постановление Конституционного суда РФ от 13.03.1992 N П-Р3-I по делу о проверке конституционности Декларации о государственном суверенитете Республики Татарстан от 30 августа 1990 года, Закона Республики Татарстан от 18 апреля 1991 года «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Республики Татарстан», Закона Республики Татарстан от 29 ноября 1991 года «О референдуме Республики Татарстан», Постановления Верховного Совета Республики Татарстан от 21 февраля 1992 года «О проведении референдума Республики Татарстан по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан». URL: http://russia.bestpravo.ru/fed1992/data03/tex14580.htm

8. Глава "Война прокуроров" в книге Рафика Юнусова "Татарстан референдумы" (на татарском языке). Казань: Таткнигоиздат, 2000, стр.92-99.

9. Республика Татарстан: новейшая история / Авт.-сост. Ф.Х. Мухаметшин, Л.В. Агеева. — Казань: НПО "Медикосервис", 2000. Том 1, стр. 323

10. Ирина Симонова. Суверенитет у Татарии есть там, где его нет у России. Так решил конституционный суд республики. Газета "Коммерсантъ", №22 (2625), 8 февраля 2003 года

11. Юрий Николаев. Конституционный суд поддержал переход на латиницу // Известия, 25 декабря 2003 года. URL: http://izvestia.ru/news/285328

12.Владимир Казанцев, Анна Кузнецова. Татарстан отказался от латиницы 13 лет спустя // Бизнес-Онлайн, 25 декабря 2012 года. URL: http://www.business-gazeta.ru/article/72417/

13.В парламенте Татарстана допускают, что татарский язык может перейти на латиницу или арабскую вязь // Интерфакс, 24 декабря 2012 года. URL: http://www.interfax.ru/news.asp?id=282485

14. Роман Афанасьев. Кафиль Амиров станет одним из героев "Бегущего от ада" // ПроКазан, 17 сентября 2013 года. URL: http://news.prokazan.ru/news/view/84264

http://www.apn.ru/publications/article30181.htm

0 комментариев




%d такие блоггеры, как: