Дошкольные учреждения и закон об образовании

Уважаемые читатели! В федеральном законе «Об образовании», который 18 декабря будут принимать депутаты, есть пункты, вокруг которых раскручивается истерика в сети.

Мы разобрали несколько таких пунктов, касающихся дошкольных учебных заведений. Предупреждаем сразу -- это не чистое "развенчание паникёров". Кое-где они вполне правы. Предупреждаем также: текст длинный. Но тем, кого волнует тема -- рекомендуем прочесть.

Итак, по пунктам.

За что платят родители

После недавнего обсуждения закона в Комитете по образованию ГД из текста вдруг пропал важный фрагмент. Речь в нем шла о том, что родительская плата за присмотр и уход в детских садах не должна была составлять более 20% от реальной цены. Теперь этот пункт изменен и читается следующим образом:

За присмотр и уход за ребенком учредитель организации, осуществляющей образовательную деятельность, вправе устанавливать плату, взимаемую с родителей (законных представителей) (далее – родительская плата) и ее размер, если иное не установлено настоящим Федеральным законом.  Учредитель вправе снизить размер указанной родительской платы или не взимать ее с отдельных категорий родителей (законных представителей)  в определяемых им случаях и порядке.

Участник обсуждения, депутат ГД Смолин Олег Николаевич усмотрел в этом совершенно людоедский замысел по уменьшению очередей в детские сады:

Я думаю, таким способом решили быстро решить проблему детских садов. Теперь люди будут просить снять их с очереди, потому что платить за детские сады придётся значительно больше.

После чего призыв депутата был подхвачен Общероссийским родительским движением «Российским детям – доступное дошкольное образование» («РДДДО»), которое распространило панический манифест. В частности, в нем утверждается, что теперь плата родителей за присмотр и уход за детьми в детском саду вырастет в 4-5 раз, а органам местного самоуправления отныне запрещено субсидировать эти расходы. При этом новый закон якобы оставляет громадные возможности для произвола – как будто бы повышения платы в 5 раз было недостаточно.

Попробуем разобраться.

Действительно, как следует из обновленного текста закона во втором чтении, отныне родителям и правда придется вносить 100% оплаты за присмотр и уход за ребенком. Причем не просто вносить, а столько, сколько скажут принести, хоть и «с учетом материального положения» - да кто ж считает?

К тому же момент для внесения изменений выбран удивительно точно. Когда закон был выложен в Интернете для публичного обсуждения с января 2010 по февраль 2011 года, этот параграф в нем был. Все предложения общественности были исключительно расширительного характера, убирать пункт никто не требовал, что и неудивительно. Когда по итогам первого чтения пункт исчез, депутаты приложили усилия к его возвращению и, по словам того же Олега Смолина, сказанным за неделю до печально известного заседания, преуспели.

Сейчас же пункт исчез повторно перед самым голосованием, когда все мыслимые важные изменения должны были быть уже учтены. Времени и ресурса для маневра почти не остается, поскольку предполагаемая дата рассмотрения второго чтения в ГД – 18 декабря 2012.

Выходит, прощайте, слова главы государства о трех детях в семье, вы остались только словами? Не совсем.

Во-первых, родителям предлагается вносить 100% платы за некоторым существенным исключением, о котором в паническом пресс-релизе нет ни слова. В законе существует некий список, который носит название «реализация основных общеобразовательных программ» и включает в себя:

-          зарплату всем работникам муниципальных УДО;

-          зарплату педагогическим работникам частных УДО, имеющих государственную аккредитацию;

-          учебники и учебные, учебно-наглядные пособия;

-          технические средства обучения;

-          игры и игрушки;

-          расходные материалы;

-          хозяйственные нужды муниципальных УДО.

И все это не ложится на плечи родителей, а оплачивается из бюджета субъекта Федерации путем прямых субвенций. Но мало того, из закона можно узнать, что:

-          расходы на содержание зданий муниципальных УДО;

-          коммунальные платежи муниципальных УДО

также не будут погашаться из средств родителей. Вместо этого деньги предоставит местный бюджет. Вот что о нем сказано далее:

2) органы местного самоуправления муниципальных районов и городских округов в рамках решения вопросов местного значения в сфере образования осуществляют:

а) организацию предоставления общедоступного и бесплатного начального общего, основного общего, среднего общего образования по основным общеобразовательным программам, за исключением полномочий по финансовому обеспечению образовательного процесса, указанных в пункте 1 настоящей части и отнесенных к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации;

б) финансовое обеспечение получения детьми дошкольного образования в частных дошкольных образовательных организациях в размере, необходимом для реализации основной общеобразовательной программы дошкольного образования в части финансирования расходов на оплату труда педагогических работников, расходов на учебно-наглядные пособия, технические средства обучения, игры, игрушки, расходные материалы в соответствии с нормативами, установленными для муниципальных образовательных организаций.

Таким образом, снабжение частных образовательных организаций планируется на уровне муниципальных, за исключением зарплаты сотрудников. Государство компенсирует только оплату труда педагогических работников на уровне их коллег в муниципальных УДО, и в этом есть определенный смысл. Бизнес сам решает, какую нишу на рынке ему занять, предлагать ли повышенный уровень комфорта или услуг, а разницу в классе должны будут компенсировать родители.

В общем, дальше уже начинается простор для составления бизнес-плана. Из этого проекта явствует желание дать рынку разобраться с ценами на частные детские сады, дать им возможность требовать ту же родительскую плату, что и муниципальным, и следовательно очереди уменьшить.

Будет уместно заметить, что еще на стадии публичного обсуждения законопроекта гражданами высказывались следующие пожелания:

Входит ли туда оборудование мебелью, игрушки, чистящие средства, текущий ремонт здания- на это нет сейчас финансирования. Коммунальные платежи, зарплата специалистов, каких? А то идет сокращение ИЗО, логопедов, музыки и др. Указать сколько ставок воспитателей, няней должно быть на 10,5 часовой рабочий день?

Кто это контролирует? Сейчас полный беспредел в этих вопросах.

- Булатов Анатолий, 28 января, 01:00

Я предлагаю сделать родительскую плату за дошкольные образовательные организации равной детским пособиям. И входят ли в те 20% плата за хоз., канцтовары, обновление игрушек и мебели, обустройство детских площадок на территории детского сада. (это то, за что мы сейчас платим отдельно от квитанций, как обязательная материальная помощь - детским садам).

- Alleksa-Zlat, 8 января, 13:57

Заметьте, что перечисленные траты в новой редакции закона переданы государству, хотя и в рамках неких «нормативов». Также государство берет на себя расходы на ремонт и обслуживание помещений и прилегающей территории, чего в предыдущей версии закона не было.

4. Не допускается включение расходов на реализацию образовательной программы дошкольного образования, а также расходов на содержание недвижимого имущества государственных и муниципальных образовательных организациях, реализующих образовательную программу дошкольного образования, в родительскую плату за присмотр и уход за ребенком в таких  организаций.

Таким образом, речь идет не о взвинчивании цен на детские садики, а о перераспределении структуры расходов родителей, причем (!) с учетом пожеланий, высказанных в ходе обсуждения. Да еще и с прицелом на участие бизнеса и создание дополнительных мест для детей.

Что же останется оплачивать родителям? По логике вещей, сначала надо понять, за что они платят сейчас, а потом учесть поправки.

Вот здесь даже при действующем законе начинается сущая аномалия. В одном детском саду.

«Наибольшая часть внебюджетных расходов, в размере 72 %, производится на приобретение материальных запасов, а именно: моющих средств, хозяйственного инвентаря, канцелярские товары, расходные материалы для оргтехники».

В другом

«Все денежные средства, поступающие от родителей воспитанников, расходуются на приобретение продуктов питания».

В третьем на средства родительской платы закуплены

«Детская мебель (стулья, столы-ромашки, игровые уголки), дезинфицирующие средства (мед. кабинет), музыкальный центр, стиральная машина…»

Возникает устойчивое впечатление, что консультационные центры надо открывать при детских садах для руководства района и самого детского сада, чтобы они понимали, на что им выделяются субсидии и как их нужно получать.

С одной стороны, расходы на канцтовары и прочее частично берет на себя государство, следуя просьбам, полученным в ходе обсуждения законопроекта. С другой, расходы на ремонт и обновление мебели целиком теперь целиком подпадают под траты из бюджета. И вместо того, чтобы разобраться в этой каше и каждому назначить обязанности, законодатель дает еще большую свободу для путаницы.

При этом государство по-прежнему продолжает компенсировать родителям 20% за первого, 50% за второго и 70% за третьего ребенка, посещающего детский сад, из расчета среднего размера родительской платы в муниципальных УДО региона. Но как именно будут распределяться деньги от родительской платы, а также какие именно расходные статьи будут компенсированы и в каком объеме, сложно сказать уже сейчас.

Тонкое место здесь в нормах, установленных для муниципальных детских садов. Какими будут их рамки, покажет только практика и местные подзаконные акты, но это опять-таки не говорит о лавинообразном росте цен. Можно складывать в столбик, можно спорить о том, насколько 100% оставленных родителям трат больше, чем 20% трат всего детского сада, но уже очевидно, что о резком увеличении цены в 4-5 раз речь идти не может. В случае с государственными детскими садами, питание можно будет в некоторых случаях оплачивать не целиком:

Органы государственной власти субъектов Российской Федерации имеют право на дополнительное финансовое обеспечение мероприятий по организации питания обучающихся в муниципальных образовательных организациях и обучающихся в имеющих государственную аккредитацию по основным общеобразовательным программам частных общеобразовательных организациях, а также осуществления государственной поддержки предоставления дополнительного образования детей в муниципальных образовательных организациях.

«Имеют право» - значит, не обязаны. Это еще одно тонкое место закона, к которому возникают естественные вопросы. Например, правительство Москвы обеспечивает бесплатное одноразовое питание для детей, посещающих детский сад 4 часа, и четырехразовое – для тех, кто находится там по программе 12-часового пребывания. Но имеет ли право правительство Москвы не предоставлять питание никому, и если да, то что кроме банального инстинкта самосохранения и человеческой порядочности удерживает правительство от экономии на детском питании?

Во-вторых, паникеры серьезно преувеличивают масштаб бедствия, приписывая закону дополнительные провалы там, где их нет. В частности:

«Надежды Президента и Правительства на то, что частный бизнес заполнит нишу спроса на детские сады, безосновательны, так как законопроект в нарушение положения части 2 статьи 43 Конституции России реализует гарантию общедоступности дошкольного образования только в государственных и муниципальных детских садах. Вследствие этого власти не вправе оказывать поддержку частным детсадам и группам присмотра и ухода, и цены на услуги последних будут не по карману 95% населения. По последним данным, частные сады и группы посещает всего 1,5% детей».

Пресс-релиз «РДДДО».

«В любом случае муниципалитет получит возможность устанавливать никем не контролируемые собственные правила игры на рынке услуг по присмотру и уходу за детьми и поэтому будет исходить в своей деятельности исключительно для извлечения выгоды – как учредитель детских садов.

Наивно надеяться, что в таких условиях местные власти будут помогать конкурирующему с ними  бизнес-сообществу в развитии частного сектора услуг по присмотру и уходу за воспитанниками. Хорошо, если ограничатся отсутствием к ним внимания…»

Кирилл ДРУЖИНИН, активист движения «РДДДО», эксперт комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Общественной палаты РФ, отец двоих детей 5 и 6 лет.

Вот так это выглядит на практике:

Правительство Московской области одобрило решение о порядке расходования субвенций, выделяемых из бюджета региона муниципалитетам, на содержание детей в негосударственных дошкольных образовательных учреждениях.

По словам первого заместителя министра образования Юрия Картушина, предполагается, что количество детей в частных детских садах будет от 15 до 40 человек. Стоимость платы в частном детском саду не превысит суммы, которую родители платят за муниципальный детский садик. Остальную часть суммы в виде субвенций компенсирует предпринимателям область.

Из бюджета Московской области на одного воспитанника частного детского сада будет выделяться 17 770 рублей в месяц. На 1 июля в Подмосковье функционирует 41 негосударственное детское дошкольное образовательное учреждение с количеством воспитанников - 3 257 детей. На 1 сентября 2012 года общий объём расходов на предоставление субвенций бюджетам муниципалитетов составляет 88 851 тыс. рублей.

В рамках развития государственно-частного партнёрства в Подмосковье в начале 2013 года планируется открыть частные детские сады в Ивантеевке, Мытищах, Балашихе и Долгопрудном, сообщает пресс-служба Правительства Московской области.

05.12.2012

Это особенно забавно смотрится в контексте «не имеют права помогать частникам». Пока составитель пресс-релиза «РДДДО» выдумывал то, чего в законе нет, а наивный отец двоих детей Кирилл Дружинин готовил «масштабные акции протеста», правительство Московской области распределило 88,8 млн. рублей храбрым владельцам частных детских садов. Будем надеяться, что в будущем году храбрецов окажется еще больше, миллионные субсидии и конкуренция заставят их опустить цены, а родители наконец-то смогут забыть об очередях и устроить детей в частный субсидируемый детский сад, плата за который не превысит стоимость муниципального.

Сколько платят родители

Кстати об очередях. Особую панику вызвал пункт, согласно которому «будут узаконены очереди в детские сады».

«Справедливости не добьешься…» - пишет Юлия МАЙОРОВА, юрист с красным дипломом, мама из Каменска-Уральского, этим летом выбившая место своему сыну в детском саду через суд. Это не я так ее представляю, это она сама решила подать себя в заголовке своего комментария к обращению «РДДДО».

Что же сообщает юрист?

«Узаконенные многотысячные очереди в детские сады (статьей 68 законопроекта детский сад и школа получают право отказать ребенку в приеме, если у них нет свободных мест).

Как такое может быть возможно?! Ведь тем самым будут перечёркнуты все нормативные акты, которые составляют систему образования в целом».

От себя отметим: юрист нашла возможность устроить своего ребенка в детский садик через суд, но, поскольку мест от этого не прибавилось, чей-то еще ребенок в этот садик не попал. Думается, что статья 68 принимается именно для того, чтобы пресечь подобную практику – потому что нервы у всех не железные, а судам РФ и так есть чем заняться помимо тасования очереди в детские сады в пользу детей юристов-отличников. От того, что практика придет в соответствие с реальностью, не изменится ничего ни в худшую, ни в лучшую сторону.

Кроме того, отмечает Юлия Майорова, в новой редакции закона фактически сохраняется возможность предоставления льгот, но не в рамках выполнения закона, а по праву местных органов власти. Прописано, что эти органы должны «учитывать материальное положение», но никакого механизма не предложено.

Тем самым родители оказываются отданы на милость органам местного самоуправления, которые в собственном порядке решают, каким категориям граждан предоставить льготы на питание, с кого брать полную родительскую плату, а кому дать скидку. Фактически здесь также призывается Рука Рынка, только баланс она будет искать между предприимчивостью муниципалитета и народным возмущением. Едва ли можно назвать мудрым государственное решение, которое поощряет муниципальные органы власти торговаться с населением.

С точки зрения населения, дополнительных причин доверять муниципалитетам не прибавилось. Особенно в свете постоянных слухов о злоупотреблениях, кумовстве и лезущих вне очереди «блатных» - часть из которых, как мы выяснили, сами борцы за всеобщую доступность садиков. И если в большинстве случаев властям удавалось подобные острые вопросы решать корректно, то сейчас вышла осечка в лучших традициях реформ ВС РФ. Реформы начали, объяснить по-человечески забыли.

Зачем было устраивать публичное обсуждение закона, чтобы затем перекраивать в Думе такие ключевые вопросы без объяснений? Есть же профильные сайты комитетов ГД, есть любые доступные трибуны и понимание ключевых для населения моментов.

И вот тут Юлия Майорова права. Каждого волнует вопрос – кто будет контролировать цену, назначенную местными властями? Но нет ни ответа, ни даже банальной таблички с перечнем того, за что будут платить граждане, а за что – государство с Нового года, и кто будет это контролировать. Значение процедуры обсуждения выхолащивается, а вместе с ним и доверие граждан к новации.

А давайте вы вернёте "бывшие детсады" детям?

По словам того же депутата Смолина, в первом чтении законопроект был «вычищен» МинФином. Затем некоторые поправки удалось отвоевать, но эти успехи на заседании Комитета были погублены несмотря на заверения главы Комитета Александра Дегтярева о том, что он «отстоит эту норму перед МинФином России».

Не отстоял.

Заметим, что этот законопроект принимается на фоне Меморандума главы государства, в котором, как заметил Михаил Леонтьев, содержится мягкое требование МинФину прекратить заниматься оголтелым либерализмом и взять на себя ответственность за экономическое развитие. Вместо этого некое либеральное лобби внутри власти продолжает – уже не руками МинФина, а голосами большинства в Комитете по образованию – убирать ключевые социальные поправки из принципиального для страны закона. Если век назад ключевым для общества являлся закон о земле, то сегодня именно закон об образовании способен  вызвать наибольший всплеск возмущения. И на сей раз это будут уже не «марш #^@%$-х шуб», а реальные граждане, причем уже не столько в Москве, сколько по всей России.

Поэтому следующим знаковым событием в ситуации вокруг этого закона будет реакция главы государства на действия законодателей, очевидно идущие вразрез с его декларируемыми планами.

Проблема здесь еще и не только в том, что детских садов не хватает. На самом деле проблема в том, что «здание бывшего детского сада» стало топонимом.

Началось-то это еще в 90е, когда подавляющее большинство детских садов было не муниципальным, а ведомственным. Одновременно с тем, как останавливались производства, приходили в негодность и «непрофильные активы» предприятий. Если раньше учреждение могло позволить себе иметь на балансе и детский сад, и пионерлагерь, и дом отдыха, то теперь ему приходилось избавляться от них как от обузы. Фактически, либо продавать на сторону, либо передавать городу. В итоге на баланс местных муниципалитетов попало огромное количество детских садов, для которых у муниципалитета тоже ни денег, ни людей особенно не было. Как это происходило, легко вспомнить на примере города Твери. Падение желто-полосатого и рост зеленого столбца на схеме по ссылке – это как раз переход детских садов обанкротившихся предприятий городу.

В итоге муниципалитеты часть садов тоже выставили на продажу или в аренду, часть все-таки продолжила работу на новых началах, а часть чиновники решили использовать сами. Поднимите руку, в чьем районе нет бывшего детского сада, в котором находится какое-нибудь муниципальное управление?

Уверен, рук практически не будет. Почему нет? Строения-то удобные, просторные, одноэтажные. С чем-то вроде мини-парка вокруг. Огорожены. Для учреждения, которое не любит излишний шум, лучше не придумаешь. Тем более на тот момент сооружения фактически бесхозные. Только дурак бы не въехал.

И это подсознательно озлобляет людей. Бывший детский сад означает, что детский сад был. А потом его не стало – значит, кто-то украл. У них, у людей украл, у кого же еще. Для обывателя что завод обанкротился и его кому-то отдали, что детский сад закрылся и его тоже кому-то отдали – явления одного процесса. Даже хуже, потому что завод в телевизоре, а детский сад во дворе, и теперь в нем каждый день сидит кто-то чужой.

И все эти управы районов, отделения полиции, паспортные столы, дирекции единого заказчика и ЕИРЦ – все они никогда не уберут ровную плитку с типовых панелей, не закрасят на стенах картины с зайчиками и не уберут деревянные стульчики из длинных несуразных коридоров. Потому что люди продолжают их там видеть.

Поэтому, особенно в наше огнеопасное время, я бы хотел подчеркнуть следующее. Организовывать благоприятные условия для бизнеса – это хорошо. Но медленно. И еще это очень легко неверно понять, а проблема не просто острая, она больная до синевы. Одно неверное нажатие--  и болит у всего общества. Поэтому мало создавать условия и ждать, пока кривая вывезет – а уж тем более нельзя выбивать все остальные подпорки и полагаться на Рынок. Мы это уже проходили, и урок должен был быть усвоен.

Многие со мной согласятся, что в нашей общественно-политической жизни, построенной на сигналах, было бы замечательно однажды увидеть, как все государственные учреждения, двадцать лет назад заселившие «почти виллы» с палисадниками, напоказ, торжественно освободили бы их и вернули детям. Благо, офисных помещений хватает теперь везде, даже в тех самых обанкротившихся заводах, которые так и не смогли спасти себя продажей детского сада.

Конечно, хватает и всяческих фитнесов, парикмахерских, магазинов, институтов и Бог ведает чего еще в помещениях тех же бывших детских садов. Однако это учреждения уже частные, и их владельцы в большинстве своем – добросовестные приобретатели, которые свои деньги вложили в этот бизнес. Некоторые из них даже умудряются приносить своему району больше пользы, чем приносил старый детский сад – так, однажды фитнес-клуб в таком помещении вырос до районной детско-юношеской спортивной школы Олимпийского резерва. Несмотря на то, что такие случаи редки, проблема с частным бизнесом в бывших детских садах достаточно сложна и ее нельзя быстро разрешить одним волевым решением.

Другое дело, что каждый раз, когда родители идут на работу мимо государственной организации в бывшем детском саду, они думают в адрес такого государства нехорошее слово. Такое слово, которое как снаряд на полигоне – годами копится, зато потом как лопнет – и на полсотни километров ни одного целого сарая. Задача утилизировать накопившийся за двадцать лет словесно-эмоциональный боеприпас – это задача первостепенной важности, и нет никаких гарантий, что бизнес успеет вовремя снять людское напряжение. Этой конкретной проблеме власти нужно бы уделить все усилия – и отдать все, что есть из ресурсов, начиная с времени, внимания и заканчивая квадратными метрами.

P.S.

К моменту публикации статьи на тему законопроекта успело высказаться Правовое управление ГД:

Обращаем внимание, что в предлагаемой редакции законопроекта в перечне полномочий органов государственной власти и органов местного самоуправления отсутствует полномочие по организации предоставления общедоступного и бесплатного дошкольного, начального общего, основного общего, среднего общего образования для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья, включая детей-инвалидов, для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, для детей, нуждающихся, в длительном лечении, для обучающихся в специальных учебно-воспитательных учреждениях открытого и закрытого типа.

Думаю, говорить о том, что закон будет принят в людоедской редакции, пока рано.

Впрочем, и гарантий, что людоедские нюансы будут удалены -- нет. Поэтому за темой продолжим следить, и крайне внимательно.

http://www.odnako.org/blogs/show_22627/

0 комментариев




Еще нет комментариев.

Оставить ответ

%d такие блоггеры, как: