Будут ли в России частные тюрьмы?

Опыт тюремного бизнеса в США

Сегодняшняя Россия занимает почётное второе место по количеству заключённых, уступая в этом лишь одному государству – Соединённым Штатам Америки. Там при численности населения в три процента от общемирового содержится четверть всех заключённых мира.

Именно в этой стране возникла практика эксплуатации тюремного труда. История этого явления достаточно длинная, и начиная фактически с момента обретения независимости практически никогда не прекращалась.

Более того – после окончания гражданской войны, в ходе которой прямое рабство оказалось запрещено во всех штатах, заключённые стали играть фактически роль тех самых рабов, работая от рассвета до заката и получая за это жалкие крохи – меньше минимальной заработной платы.

Впрочем, сегодня тюремно-промышленный комплекс США стал играть несколько иную роль. Всем, вероятно, известно что начиная с 70-х годов 20-го века происходил процесс деиндустриализации США в виде переноса промышленных предприятий в страны с гораздо более дешёвой рабочей силой. Например, в Нигерию, в Конго, в Китай или в Россию, где аборигены своими руками работают за мизерную зарплату, создавая своими руками те товары, которые затем будут покупаться по достаточно высокой цене. Сами понимаете – прекрасный бизнес.

В связи с этим, финансовые руководители стали искать выход – как же привлечь инвестиции в родную страну, конкурируя с мизерными зарплатами китайцев или русских. Выход оказался найден в создании тюремно-промышленного комплекса, где заключённые трудятся порой за несколько центов в час, производя товары на мировой рынок.

Сегодня американские тюрьмы удовлетворяют, например, львиную долю запросов армии. Тюремный труд используют такие гиганты как IBM, IT&T, Microsoft и другие. Причём, интересно отметить что речь идёт именно о бизнесе. Заключённые живут и работают(в тех случаях, когда не «сдаются в аренду») именно в частных тюрьмах. Акции, к примеру, «Коррекционной компании Америки» легко котируются на нью-йоркской фондовой бирже.

Закономерным следствием является то, что лобби подобных корпораций приводят к тому, что в тюрьму теперь можно угодить практически за что угодно. Так, например, можно угодить в тюрьму за кражу товара стоимостью более 10 долларов, причём срок будет не маленький – 5 лет. Согласитесь, это уже не шутки.

Количество арестантов и уровень переполнения тюрем достигает такого состояния, что некоторые из зеков отбывают свои наказания дома под домашним арестом, ожидая того момента, когда же наконец для них освободится место в камере. Срок пребывания под домашним арестом не учитывается в качестве времени отбывания наказания.

Впрочем, читатель может спросить: какое нам дело до того, что происходит в Штатах, как будто своих проблем мало? В действительности, нам действительно не было бы никакого дела до того, что творится в Америке, если бы не одно «но»: наша власть всерьёз предлагает использовать практику Штатов и легализовать частные тюрьмы, а следовательно и использование практически дармового труда заключённых. Причём, у арестантов не будет никаких, даже чисто формальных способов повлиять на свою жизнь. Условия содержания в российских тюрьмах итак всем известны, уровень коррумпированности российских судов вошёл в народные поговорки.

Чего нам ожидать

Итак, давайте ответим на простой вопрос: что будет, если практика частных тюрем, эксплуатации труда заключённых действительно придёт в Россию, как она уже пришла во многие другие страны. Например, в Японию.

Прежде всего, конечно, уровень населения в тюрьмах значительно увеличится. Ведь, выгодно же теперь станет давать не условные наказания за незначительные преступления, а лет 10 строгого режима.

Во-вторых, простой русский человек окажется меж двух огней. С одной стороны он будет хотеть и совершенно справедливо, между прочим, работать и получать за это хорошие деньги, а с другой стороны он не способен будет конкурировать с тюремным трудом, который является практически бесплатным. Такое положение вещей будет лишь раскручивать маховик «массовых посадок» в тюрьмы – человек лишается работы, не может найти новую, притом высокооплачиваемую, в результате его сама же власть будет толкать на те или иные виды преступлений. Хотя бы, и против самой власти. Возможно, это такая циничная логика власти – без работы никто не останется.

Кто-то может сказать, что такое и сейчас есть, только простой человек конкурирует на рынке не с заключёнными, а с гастарбайтерами. Да, отчасти это верно, но лишь отчасти. Нельзя забывать, что использование труда нелегальных мигрантов – вообще-то дело подсудное, а значит каждый, кто так или иначе использует этот труд рискует. На такого предпринимателя можно подать в суд(конечно, успех это не гарантирует, но сама возможность присутствует), мигрантам можно как-то противостоять и так далее.

В случае же с заключёнными ничего этого больше не будет. Здесь одна часть коренного населения окажется поставленной против другой её части, причём перейти из первой категорию во вторую станет очень легко.

Наконец, нельзя забывать и о том, что российские тюрьмы уже сейчас переполнены, а в случае создания частных тюрем, как следствие увеличения общего количества заключённых, колонии и исправительные лагеря окажутся не просто переполненными, а переполненными до такой степени, что в пору будет вводить в массовом порядке такую же систему домашнего ареста как и в Соединённых Штатах Америки.

Выгода

Интересно заметить, что в тех странах, где тюремно-промышленный комплекс уже сформировался он демонстрирует гигантскую прибыльность. Порой она достигает трёхсот процентов – больше, чем инвестиции в высокие технологии, сравниваясь с такими отраслями «бизнеса» как, например, торговля наркотиками. Понятно, что если на карту поставлены такие не просто даже деньги, а деньжища, заинтересованных лиц вряд ли могут остановить моральные нормы от внедрения подобной практики.

И всё же есть один важный момент. Даже самая большая выгода от использования тюремного труда не может перекрыть тот факт, что лица творческих в широком смысле слова профессий(например, инженеры или учёные или конструкторы или учителя и так далее) не смогут эффективно работать за решёткой. Уровень их производительности труда всегда будет ниже, чем на воле.

Отсюда можно заключить важный вывод: это означает, что современное российское государство вовсе не нацелено на модернизацию(что бы не понимать под этим загадочным словом), не заинтересовано в развитии тех самых технологий, а заинтересовано в том, чтобы самые примитивные операции выполняли безвольные полу-рабы, и чтобы они при этом «не вякали».

37-й год, давай, до свидания!

Итак, можно подвести определённые выводы: во-первых, политика власти направлена на то, чтобы превратить население в как можно более бесправных рабов, желательно чтобы при этом существовал полный контроль над ними. Идеальный вариант – превратить население в заключённых. Как при Сталине: половина страны сидит, а вторая половина охраняет.

Во-вторых, власть практически полностью отбрасывает все «разговоры», своеобразный идеологический контроль и переходит практически полностью к прямому силовому, превращая страну, таким образом, в одну большую зону, или если угодно, в типичную страну третьего мира, где от простого человека не только ничего не зависит(так и раньше было), но теперь и сама жизнь этого человека не принадлежит ему. Кто будет гарантировать что завтра не приедет чёрный воронок и не увезёт невиновного работать на современных промышленных плантациях?

Что делать?

Очевидно, что уровень угрозы достаточно серьёзный, а это в свою очередь означает что просто так это оставлять нельзя. Необходимо массовое движение против приватизации тюрем и приватизации правосудия, как такового, поскольку очевидно в чьих интересах будет функционировать подобная система.

Необходимо остановить этот брежневизм, плавно переходящий в сталинизм сегодня, иначе никто не даст гарантию того, что завтра он не раздавит вас, меня или нас всех.

Первое, что для этого необходимо сделать – создать тематические группы в социальных сетях, просвещать население с тем, чтобы совместными усилиями выработать общие решения.

Опорой, стержнем и сакральным центром любого авторитарного или тоталитарного режима является его карательная система. Третий Рейх непредставим без своих концлагерей, сталинский СССР – без ГУЛАГа, пиночетовское Чили — без «стадиона».

Что нового узнает о своей стране человек, услышавший о бунте заключенных в Копейской колонии, доведенных до отчаяния денежными поборами со стороны администрации?

Если он поразмыслит, то осознает немного не те вещи, которыми принято привычно возмущаться, как-то: нечеловеческие условия содержания, тотальная коррупция и высокий процент сидящих из-за судебных ошибок. А гораздо более фундаментальные и неприятные.

Итак, базовый факт: тюрьма в России – это выгодный бизнес. Если в СССР ГУЛАГ был выгоден власти своей «бесконечной» рабочей силой (точнее, моментально восполнявшейся), то сегодня тюрьма напрямую выгодна всей пенитенциарной и правоохранительной системе тем, что это самый эффективный способ выжимать из населения деньги. Фактически, все нынешние заключенные – это люди, взятые в заложники. Требования ФСИНовских «террористов» просты: если родственники не зашлют денег, то зэк до звонка может не дожить – в том числе и потому, что ему станет проще совершить самоубийство из-за невыносимых условий содержания. Но чаще все-таки умирают от туберкулеза и «удара головой об пол от падения во сне». И потому денежный поток успешно идет – и наваривают на этом все, от мелкого вертухая, до министра МВД.

Тюремная система – это и есть «вторая нефть» путинской бюрократии. Под это заточено все: законодательство, согласно которому можно посадить любого (и оно постоянно ужесточается), правоприменительная практика с ничтожным количеством оправдательных приговоров, и, наконец, само царство пыточных тюрем и лагерей. Почему так огромна армия полиции, внутренних войск, разнообразных судейских и прочих околоментовских лиц? Да потому, что этот бизнес безотказен – пусть лохи, от мелкого наркомана до Ходорковкого, зарабатывают как угодно, но рано или поздно они будут платить нам за свою свободу или возможность выйти по УДО. Карательная система РФ – это вершина пищевой цепи распределения денег в государстве.

Что из этого следует? Из этого следует то, что успешный бизнес будет расширяться: во-первых, вширь – увеличением числа заключенных, среди которых теперь пойдет новая существенная вола «политических», и, во-вторых, – вглубь, ухудшением условий содержания (хотя вроде бы уже некуда) и усилением вымогательного пресса. Фактически, все население РФ – это тот ресурс, который может успешно приносить прибыль «террористам», берущим себе жертв в заложники – одни сидят, а другие за них платят. Разумеется, ни о каких глупостях типа реальной борьбы с преступностью и соблюдением юридической справедливости и речи нет. «Сядем усе».

Есть ли у Путина и его команды возможность по своей воле (так, чисто по внезапной доброте душевной) переменить ситуацию? Да нет же! Они сами ее заложники. Если нет развитой карательной системы, то некому сдерживать народное недовольство. А если система велика и масштабна – то она прожорлива и ненасытна. Вот чтобы ее прокормить, для нее и создали жесткие условия — «дали пистолет, написали удобные законы – крутись как хочешь». Что? Просто обеспечить хорошей зарплатой из бюджета, из нефтяных и газовых денег? Так тогда нам, кооперативу «Озеро», меньше достанется. Пусть уж лучше сами, на «подножном корму» проживают, выбивая деньги из народа. Заодно так они и злее будут – чтобы граждане боялись их как чумы, чтобы стремались к отделению полиции даже на километр подходить, а не что, чтобы оттуда кого-то политического вызволять. И чтобы для вертухаев, как для замаранных кровью по уши эсэсовцев, была заведомо исключена даже мысль о том, чтобы перейти на сторону оппозиции – там таких не примут и не простят.

Теперь о совсем грустном .

Все вышеприведенные примеры тоталитарных режимов, как и множество других подобных, были сметены с исторической арены исключительно благодаря либо внешнему военному вмешательству, либо внутриэлитным переменам — а никак не народным восстанием. К сожалению, это правда: с любым народным недовольством развитая репрессивная система современного государства справляется достаточно успешно. В целом, конечно, это подтачивает само государство, но в краткосрочной перспективе, на ближайшие пару десятилетий, такая политика успешно консервирует тоталитарное положение вещей. Так что оптимисты, утверждающие, что «всех не пересажают» — несколько неправы. «Им» выгодно посадить как можно больше – у них материальная заинтересованность.

…Но, с другой стороны, становится нечего терять.

http://anvictory.org/blog/2012/12/03/tyuremno-promyshlennyj-kompleks-sovremennoj-rossii/

http://anvictory.org/blog/2012/11/30/syadem-use-zaklyuchennye-kak-vtoraya-neft-v-rf/

0 комментариев