Английская вражда к России и конспирология

Весной 2011 года, а именно 29 апреля, произошло очень знаменательное — точнее, знаковое — событие. Речь идет о бракосочетании старшего сына Наследника Британского Престола Принца Вильяма и Кейт Мидлтон. Разумеется, в любом монархическом государстве счастливое событие в Правящем доме должно быть и счастливым событием для его подданных. Но именно для его подданных. Однако на этот раз мировые СМИ представили все совершенно иначе. Бракосочетание, религиозную церемонию и государственные торжества круглые сутки непрерывно транслировали все мировые электронные СМИ — и российские в том числе — на самом деле, в нарушение суверенитета своих стран. Как будто речь шла не об одном из Владетельных домов, а о династии, правящей всем миром. О супружестве будущего мирового правителя. А буквально на следующий день в печати и Сети начала бурно распространяться информация о возможном приглашении брата Принца Вильяма Принца Гарри на Русский Престол…

Принято считать — и это стало почти поговоркой, — что "английская королева царствует, но не правит". Нет большего заблуждения. В Соединенном Королевстве отсутствует писаная конституция. И, хотя все основные политические вопросы решаются на основе прецедентного права и просто многовековых традиций, политическая роль монарха остается в Британии самой важной из всех. У него есть право вето на решения Парламента (именно это и характеризует государственное устройство как монархическое), он в любую минуту может отправить в отставку премьер-министра и любого члена кабинета. Да, эти прерогативы уже более двух веков не используются, они являются, так сказать, "дремлющими", но это только благодаря достигнутой в течении многих веков стабильности.

Именем Короля (Королевы) совершаются все международные правовые акты Великобритании, он (она) является главой совершенно самостоятельной англиканской церкви. Нестроения и конфликты внутри Королевского Дома способны потрясать нацию. Знаменитый трагический скандал с принцессой Дианой это показал наглядно. Попробуем хотя бы мысленно "вынуть" Королевский Дом из устройства британского государства и общества — и посыпется все.

Принца Вильяма и Кейт МидлтонКроме того, Британский Королевский Дом Виндзоров, являясь одной из "несущих стен" мирового глобального управления, находится в самом центре таких организаций, как "Бильдербергский клуб", "Трехсторонняя комиссия", Федеральная Резервная система США, Всемирный банк и т.д. и вполне способен стать основой — разумеется, чисто внешней — будущего "Мирового правительства", которое, безусловно, будет использовать в том числе традиционные оболочки. Необратимое движение в этом направлении началось с 1694 г., когда "протестантский король" Вильгельм Оранский подписал хартию, в результате которой был создан Банк Англии и вся центральная банковская система начала своё движение под его руководством.

Банк Англии — вначале через Ост-Индскую и Вест-Индскую Компании, а потом через созданную еще задолго до него "венецианско-амстердамскую систему" (а, точнее, одновременно и параллельно) — стал ядром того, что мы сегодня называем "Финансовым Интернационалом". Выражение "Британская корона" относится прежде всего к лондонскому Сити, включающему в себя Королевскую Семью. Только в этом смысле можно полагать Британскую монархию "ограниченной".

Именно Англия и показывает до сих пор жизнеспособность и абсолютную современность монархического устройства государства. Тем более опасна экспансия "Британской короны" для вот уже много лет находящейся в политическом и государственно-правовом тупике России. Ведь именно Англия (сегодня совместно с США) на протяжении веков была и ныне остается нашим главным геополитическим конкурентом. Более того, главным конкурентом цивилизационным. У нас не просто разные, но противоположные метаисторические "входы и исходы".

Противостояние между "Бегемотом" и "Левиафаном (Третья книга Ездры), "Сушей" и "Морем" (К.Шмитт), "Евразийством" и "Атлантизмом" (А.Г.Дугин) и т.д., наиболее очевидным проявлением которого сегодня является противостояние "двух имперских проектов" (Русского и "северо-атлантического", или "англо-американского", при полном на данный момент торжестве второго), уходит в древнейшую онтологию мировой истории. В начале тридцатых годов Рене Генон опубликовал две короткие, но, по сути, революционные статьи: "Атлантида и Гиперборея" и "Место атлантической традиции в манвантаре". Согласно Генону, от Первоначальной Традиции, которую Генон называл "полярной" или "гиперборейской", отделилась традиция, так сказать, вторичная, "атлантическая". "Этот вопрос, — указывал Генон, — связан с отклонением земной оси, которого, согласно некоторым традиционным данным, изначально не было и которое явилось результатом того, что западная традиция называет "грехопадением человека"".

"Изначальная традиция" имеет "полярное" происхождение. "Лишь в эпоху, весьма далекую от Первоначала, местопребывание Примордиальной Традиции могло перемещаться и в другие регионы — как на Восток, так и на Запад, причем в одни периоды это были западные регионы, в другие -— восточные. И во всяком случае, верно то, что в последний раз таким местопребыванием стал Восток уже задолго до времен, называемых "историческими" (поскольку только они и доступны для исследований "профанических" историков)" — указывает Генон. При этом: "Континент Гиперборея однозначно связан с Севером, в то время как континент Атлантида -— с Западом… Точка отсчета, которую можно считать нормальной и которая прямо соответствует самой Примордиальной Традиции, — это зимнее солнцестояние.

Обычай начинать год с одного из равноденствий указывает на принадлежность ко вторичной традиции, в частности, к атлантической. Атлантическая традиция, которая относится к региону, соответствующему вечеру в дневном цикле, принадлежит поэтому к одним из последних периодов современного земного человечества, а значит, является относительно недавней... Кроме того, никогда не следует упускать из виду, что в согласии с аналогией, существующей между принципиальным циклом и циклами вторичными, на которые он подразделяется, все описания определенных циклических событий могут всегда быть отнесены одновременно к различным уровням реальности". Сегодня проекцией Гипербореи является северо-восток Евразии, то есть Россия.

В своих исследованиях о первоначальной традиции ариев германский ученый Герман Вирт (1885-1981) указывал, что "атланто-нордическая раса", знаменитые племена Thuata de Dannan из ирландских мифов также вторичны по отношению к другой, более древней и сакральной расе, "арктическо-нордической". Размежевание между нордами древней Арктиды и атланто-нордами, согласно Вирту. произошло во времена праисторические, более двух миллионов лет назад. Мы не будем ни подтверждать, ни оспаривать эту хронологию — она спорна, но для нас в данном случае важно другое.

По учению Вирта, изначальной верой человечества был солнечный, полярный монотеизм Бога-Спасителя, понятого как вневременная фигура Сына Божьего, вошедшего во Время, чтобы в нем умереть и воскреснуть. Для Вирта Спаситель — это распятый на космическом кресте и ежегодно воскресающий полярно-райский нордический архетип, пришедший из доисторической Гипербореи архетип Вечного Возвращения, упраздняющий линейное время. Вирт говорит о "пра-Христианстве", и мы легко видим: именно такая метафизика воскресает в основании зрелого Православия Вселенских Соборов, Второго и Третьего Рима. Исходя из этого, легко понять пра- и метаисторическую роль также и Британских островов, о чем писал и сам Вирт. Британских островов как не- и противо- Рима.

Согласно представлениям арийской древности, Царский род — Солнечная династия, или Сурьявамша, (surya-vamsa), — един. Считается, что основатель рода, Вивасван или Вайвасвата Ману жил ( точнее, живет) с самого возникновения мира ( отсюда Законы Ману) Единство Царского рода связано с метаисторической фигурой его "основателя". Как было ( и остается) предписано Ману, цари Солнечной династии наследуют титул по праву первородства. Только старший отпрыск царя мог взойти после него на трон. В дальнейшем, уже после РХ, этот принцип получил, по имени унаследовавших его монархов салических франков, Меровингах, имя салического ("солнечного" или "солевого"), Это принцип континентальных династий, к которым также относятся иранские диннастии — Кейяниды и Ахемениды, династии "троянского корня" — кроме Меровингов, римские Юлии, Рюриковичи (кроме автора этих строк, и ранее поднимавшего данный вопрос, всё большее число исследователей сегодня подчеркивают связь трех последних родов), а также, видимо, Чингизиды (вывод о чем мы можем сделать из "Сокровенного сказания монголов").

Важно знать, что само слова царь происходит от шумерского sar, которое можно читать как sur (отсюда, кстати, англо-французское sir), или, при древнем обратном чтении, ras, ros или rus, что есть также раса и роса. Сурья или Сирия — это царская кровь, руда, русь или солнечный свет Еще в начале двадцатого века, встречая рассвет, говорили: "Пойду, на Русь погляжу". Поэтому изначально "Русь" — это "цари" — множественное число и одновременно женский род (как "елень" или "камень"), "русский" — "царский".

В Библии также упоминается Царь-священник, "Царь Салима" — Мелхиседек (др.-евр. — melkhi-tsedek, т.е. "священный царь") — "без родословия", т.е изначальный. Он предшествует Аврааму и не имеет отношения собственно к haberim Мелхиседек и арийский Ману — одна и та же метаисторическая фигура. "В полноценной картине политического устройства в традиционном обществе, — пишет в "Философии политики" А.Г.Дугин, — на вершине иерархии священный вождь или император). Эта фигура сочетает в себе две функции — жреческую, связанную со знанием, и царскую, то есть функцию управления, администрирования… Исчезновение этой высшей касты, по глухим преданиям, было связано с какой-то циклической катастрофой. После нее высшая власть разделилась на две ветви" (Дугин А.Г. Философия политики, М., 2004, с.96). Речь идет о царях (и связанной с ними воинской, кшатрийской варне) и жрецах (священниках). В дальнейшем северо-восточная (континентальная, "гиперборейская") традиция акцентирует миссию царства, западная — священства.

Иисус Христос ("Царь Мiрове и Спас душам нашим") именуется "иереом по чину Мелхиседекову". Исус Христос как Царь царем и Господь господем становится также и универсальным символом — точнее, архетипом — Рода Царей. "Фигура царя символически изображает фигуру Христа и в, связи с этим, получает некую двойственность своего семантического содержания, пишет Александр Иванов в работе "От язычества к Христианству. Путями последней Австразии" — С одной стороны, царь — это частица народа; но с другой, в универсальности своей общеимперской роли, он превышает собственный народ и неким образом становится представителем единого пранарода, еще не растратившего в энтропийном токе бытия свою связь с Творцом".

Британские острова расположены строго на границе северного полярного (пусть затонувшего, ушедшего подо льды) и западного океанического (пусть даже ушедшего под воду) миров. Две традиции: континентальная, царская, и атлантическая, жреческая, судейская, — с самого начала сталкивались на этой отделенной, вместе с окружащими островами, словно оплот Океана, от Континента. На основании раскопок археология сделала вывод, что территорию Британии человек заселил приблизительно между 10000 и 8000 годом до РХ. Разделение островов и материка (если не принимать во внимание собственно мифологию Атлантиды) и было (или совпадало) с началом выделения "атлантической традиции". "Пришельцы" переходят от кочевого образа жизни к оседлому , в то время, как "гиперборейцы" изначально оседлы, и только обстоятельства вынуждают их к перемене мест ( "месторазвитий").

Начиная приблизительно с пятого тысячелетия до Р.Х. на обширном пространстве от современных Испании и Португалии до Бретани, Ирландии, Англии, Шотландии и Скандинавии стали появляться загадочные для нас, сегодняшних, каменные строения — Нью-Грейндж в Ирландии, Маэс-Хоув на Оркнейских островах и Брин Келли-Дду близ Энглси. Их отличительная особенность — подземный коридор, потолок, стены и пол которого выложены каменными плитами; этот коридор ведет в подземную пещеру, поверх которой насыпан курган. Многие камни мегалитов, особенно в Ирландии, украшены рисунками неясного назначения. В книге М.Бреннана "Звезды и камни" доказывается, что некоторые из этих символов изображены с таким расчётом, чтобы в определенное время года на них падал луч солнца или луны. Бреннан также утверждает, что коридор, ведущий в подземелье, зачастую ориентировался таким образом, чтобы в конкретный день года луч света мог по нему проникнуть в подземную камеру. Что происходило там ?

Еще несколько лет назад считалось доказанным, что строители мегалитов двигались на север от некоей средиземноморской "колыбели цивилизаций" Европы. Но недавние исследования показали, что монументы на Атлантическом побережье Европы значительно древнее своих предполагаемых средиземноморских прототипов. Перед нами оживают считавшиеся ранее "экзотические" версии, в частности, гипотез Дж. Фостера Форбса, автора нескольких книг по истории Британии, среди которых и книга "Неописанное прошлое" (1938), где, в частности, говорится: "Эти камни воздвигались с восьмого тысячелетия до н.э., и устанавливали их люди с Запада, а именно жрецы, пережившие катастрофу Атлантиды. Они возводили свои грандиозные сооружения, дабы установить и поддерживать порядок в обществе".

Сакральное строительство "алиенов" (пришельцев) происходило на местах неолитических святилищ "автохтонов"... В свою очередь "алиены" приобретали статус "богов" и становились родоначальниками правящих династий, а также жрецами. В частности, по легенде, изложенной у Галфрида Монмутского, честь постройки Стоунхенджа принадлежит магу Мерлину. Вопреки распространенному мнению, Стоунхендж не имеет ни малейшего отношения к кельтским друидам, которые появились в Британии на полторы тысячи лет позже его возведения. Мифологемы, связанные с королем Артуром и Мерлином, как показал, в частности, Лоренс Гарднер, не имеют прямого отношения к "кельтике".

Кельты пришли в Британию около 600 года до н.э.— вот они, по всем последним данным, и были выходцами из Средиземноморья и Ближнего Востока. Вероятнее всего, вторжение кельтских племен было отнюдь не единовременным и носило протяженный характер. Вместе с языком кельты принесли в Британию свою религию — друидизм, сохранив при этом многие черты докельтского мифорелигиозного устройства страны. Друиды — жреческая каста кельтов — служили своего рода "соединительным звеном" между племенами. Их власть была выше власти любого вождя или короля. Календарь друидов, как и календарь мегалитического периода, основывался на комбинации лунного и солнечного циклов. Социальная структура кельтского общества была принципиально теократической и антимонархической, очень напоминая структуру, описанную в библейской Книге Судей.

Покорители Британии: англы, саксы и юты — имели континентальное происхождение. Царь( король, king ) нес и у них сакральные функции, которые в кельтско-атлантической" версии вменены жрецам. Древнейшая континентальная традиция ставит "царство" выше "жречества" и вменяет "царю-конунгу" сакральные функции. Континентальный пантеон возглавлял Один (Вотан, Водан), покровитель воинских дружин, бог мудрости, "верховный шаман" и покровитель инициаций; позднейшая традиция возводит к Одину происхождение королевских родов.

В определенном смысле можно сказать, что для изначальной гиперборейской традиции Царство выше "жречества" (точнее, оно включает в себя жречество), а для "атлантизма "Жречество" ("Священство") выше "Царства". Особая роль в "атлантической традиции" отдается судебной власти. Что же касается конкретно рассматриваемого нами вопроса, то в основании самой "британской идентичности" лежат две взаимно противоположные традиции — атлантическая ( изначальная для Британии, но вторичная в целом ) и континентальная ("гиперборейская") — изначальная в целом, но вторичная для самой Британии. Отсюда в дальнейшем и вырастает фундаментальная двойственность британской монархии: с одной стороны это, да, монархия, подобная континентальным, с другой — нечто совсем иное.

Отталкиваясь от всего сказанного, надо еще также напомнить — Рене Генон указывает на важнейшее обстоятельство: "еврейская традиция" (а, следовательно, "авраамические религии") является важнейшей составляющей "атлантизма": "Атлантическая традиция, которая относится к региону, соответствующему вечеру в дневном цикле, принадлежит поэтому к одним из последних периодов современного земного человечества, а значит, является относительно недавней…

Кроме того, поскольку осеннее время года соответствует вечеру в дневном цикле, мы можем увидеть прямой намек на Атлантический период в утверждении еврейской традиции (само имя которой "heber" принадлежит к числу корней, обозначающих Запад), что мир был сотворен в период осеннего равноденствия… И, видимо, библейский потоп точно соответствует тому катаклизму, в результате которого потонула Атлантида… Мы, однако, хотим подчеркнуть, что именно атлантический цикл был положен в основу еврейской традиции, какими бы путями эта преемственность ни осуществлялась -— либо через египетскую традицию (что, кстати, вполне вероятно), либо как-то иначе. Мы сделали эту последнюю оговорку относительно каких-то иных возможных путей смычки еврейской традиции с традицией атлантической, так как представляется крайне трудным определить то, каким именно образом произошла смычка потока традиции, идущего после исчезновения Антлантиды с Запада, с другим потоком, спустившимся непосредственно с Севера и проистекающим из самой Примордиальной Традиции".

На самом деле, даже сама Библия неоднократно указывает на "вторичность" "авраамической традиции" Прежде всего, когда говорит о благословении Авраама Мелхиседеком (Быт., 14, 18-20). А св. апостол Павел указывает на это совершенно недвусмысленно. "1.Ибо Мелхиседек, царь Салима, священник Бога Всевышнего, тот, который встретил Авраама и благословил его, возвращающегося после поражения царей, 2.которому и десятину отделил Авраам от всего, — во-первых, по знаменованию имени царь правды, а потом и царь Салима, то есть царь мира, 3.без отца, без матери, без родословия, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни, уподобляясь Сыну Божию, пребывает священником навсегда.

4.Видите, как велик тот, которому и Авраам патриарх дал десятину из лучших добыч своих. 5.Получающие священство из сынов Левииных имеют заповедь — брать по закону десятину с народа, то есть со своих братьев, хотя и сии произошли от чресл Авраамовых. 6.Но сей, не происходящий от рода их, получил десятину от Авраама и благословил имевшего обетования. 7.Без всякого же прекословия меньший благословляется большим" (Евр., 7, 1-7).

В ОСНОВЕ "ВТОРОЙ ТРАДИЦИИ", атланто-авраамической (получившей "благословение Мелхиседеково" для определенного исторического цикла), лежит не циклический, календарный холизм смерти и Воскресения, но "радикально-новаторская миссия", как называет ее Дугин, в свете которой "тема царства сочетается с темой греха". Речь идет об отношениях "завета", т.е. "договора" (brith), "контракта" в чисто юридическом (даже "нотариальном") смысле. Поэтому мы имеем дело с особой юридической сакральностью, где отношения между причиной и следствием регулируются "договором", а не единством. Это характерно не только для древнего Израиля, но — через него — и для всей западной цивилизации, для которой сама по себе категория права является своего рода религией.

Взаимодействие между атлантической и ея важнейшей составной частью — средиземноморской (семитской) традициями, по предположениям, осуществлялось через одно из важнейших "колен Израилевых" — колено Даново. Со слов Иакова, "Дан будет судить народ свой, как одно из колен Израиля; Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня, так что всадник его упадет назад" (Быт.49:16-17). Само слово dan на библейском иврите означает судья, и все основные исторические события, связанные с коленом Дановым, разворачиваются в Книге Судей, которая и противопоставлена Книгам Царств (являющихся для Израиля, в отличие от Гипербореи и Востока, вторичными и в известном смысле случайными ). В этом смысле еврейская ("иерейская", т.е. "священническая" ) традиция и друидизм сущностно совпадают.

Вплоть до того, что и сегодня именно это соединение, а точнее, все-таки смешение, составляет основу всей "национальной идеи" как Англии, так и США. Еще Дж. Уилсон в 1840 году опубликовал книгу "Наше израильское происхождение", в дальнейщем многие его идеи, осмысленные, разумеется, в протестантском ("освобождённом" от "языческих", "пантеистических" сторон друидизма) ключе, лягут в основу т.н. "диспенсациализма", в свою очередь также легшего в основу идеологии современных американских "неоконов". "Как и вокруг других утерянных колен, вокруг потомков Дана вырасло немало домыслов об их последующей судьбе — гласит вполне официальный источник — Так, имеются многочисленные версии (курсив наш. — В.К.), нередко ищущие подтверждение в языковых сходствах, которые прочат в данаитов датчан (курсив наш. — В.К.), корейцев, японцев или даже индейские племена... (Сведения взяты из "Древо. Открытая православная энциклопедия", http://drevo-info.ru/articles/5199.html).

Версии о "корейцах, японцах или даже индейских племенах", конечно, носят чисто экзотический характер. А вот расселение данитов по северу Европы — факт, открыто признаваемый почти всей европейской и американской историографией. К тому же и Ветхий Завет размещает колено Даново на севере (Числа 2:25). Кое-где Библия "проговаривается", что данитам принадлежали морские территории (Судей 5:17), и они не имеют удела среди колен Израилевых (Судей 18:1). Исследователи связывают эту древнюю расу именно с атлантами, распространившимися по всей земле.

Король Альфред (871-901) считается самым выдающимся британским монархом за всю историю островов. Некоторые считают, что именно эта историческая личность вдохновила Толкиена на создание образа Арагорна. В основе его Doom’s Book лежит библейское право, а сама Doom’s Book, в свою очередь, лежит в основе всего последующего английского, американского, австралийского и т.д. права, т.е. системы Common Law.

Особенно важно обратить внимание на положение 33 кодекса Короля Альфреда (всего в упомянутой статье приводится 48 положений, прямо опирающихся на текст ветхозаветно книги Исхода): "Не должно притеснять вам странников и пришедших издалека — ибо некогда давно сами вы были странниками в земле Египетской". "Эти слова прямо указывают на происхождение англосаксонского племени от древних израильтян. Такое заявление из уст фактического отца английской нации чего-то да стоит!" — утверждает русский дипломат и специалист по международному праву, выступающий в Сети под ником evolist.

Так или иначе, известно, что у колена Данова было две ветви: северная и южная. О южной ветви речь также пойдет ниже. Северная плавала на кораблях и занималась торговлей. Северная ветвь, спасаясь от ассирийцев, через Средиземное море приплыла в Ирландию. Её отождествляют с Thuata de Dannan, что, конечно, по видимости противоречит "атланто-нордической" версии, хотя на уровне "метаистории" обе версии удивительным образом совпадают.

Так или иначе, в исторических хрониках, найденных в Ирландии, есть сведения, что на ирландской территории появилось сильное население, которое называлось Thuata de Dannan, означающее "племя Дана", — прибыло на кораблях и изгнало со своих земель поселения местных жителей — ирландцев… Из Ирландии часть колена Данова переместилась в другие районы — в частности, она положила начало высшей английской власти и аристократии, о чем свидетельствует британская символика. На изображении королевского герба Великобритании присутствуют символы,олицетворяющие Дана. "Этот же дух Данов вместе с англосаксами проник и в Америку. Этот же дух ныне правит этой страной", — пишет заведующая кафедрой Академии Генерального штаба ВС РФ профессор Т.В.Грачева.

Согласно преданиям, постепенно даниты "ушли под землю, в холмы (ирл. — сиды, ши)" или, другими словами, стали частью генетического наследства семейств, сохраняющих в себе данитскую кровь. Они и стали прародителями друидического жречества и тех царских (королевских) родов, которые хранят специфическое "змеиное" наследство и несут в себе архетип "морской" цивилизации, — повторим, вторичной по отношению к гиперборейской, континентальной. Через данитов осуществляется синкретическая — не синтетическая — связь, т.е. своего рода "посредничество" — двух традиций: арийской (манифестационизм) и семитской (креационизм), и тем самым — "строительство цивилизации", со всеми вытекающими отсюда последствиями, включая её отчуждение и вырождение. Данов "Змей на пути" и есть "Князь мира" с его как физическими (гравитация, причинность), так и социальными законами. В каком-то смысле через них осуществляется и определенный компромисс ("договор", brith) также и между "царством" и "судейством".

Согласно еврейскому мидрашу, мать "машиаха" должна происходить из колена Данова (Берешит Рабба 49; 9). Соответственно, Отцы Церкви однозначно говорят о том, что из колена Данова (от матери "мнимой девы-блудницы" из этого колена) должно родиться антихристу. Пророчество Иякова о змее на дороге сопоставляются с перечислением в Откровении Иоанна Богослова ста сорока четырех тысяч девственников от всех колен Израилевых, имеющих на челе печать Божию (Откр. 7, 4), из которых колено Даново совершенно исключено. Святые Отцы отсюда делают заключение, что из колена Данова произойдет антихрист. Так святитель Андрей Кесарийский пишет: "Да явно будет и то, что колено Даново, так как из него произойдет антихрист, с прочими не упомянуто, вместо его — Левiино, как издревле священническое, в число колен не входящее" ("Слово об антихристе", 1). Также и святитель Ириней Лионский, говоря об антихристе, замечает что: "Иеремия же открыл не только его внезапное пришествие, но и колено, из которого придет, говоря: от Дана..." (Иер. 8, 16). И поэтому сие племя не считается в Апокалипсисе в числе спасаемых (Апок. 7, 5-7).

Можно принимать или не принимать распространенные сегодня идеи о прямом происхождении "мировой элиты" от "змей", "нагов" или "рептилоидов" (наиболее известен здесь американский исследователь Дэвид Айк). Согласимся с тем, что речь идёт о "истории тотема" и, соответственно, о борьбе тотемов. Присутствие змеиного генотипа в человеческой наследственности подтверждается православной святоотеческой антропологией. Св.Отцы, просвещенными Духом очами созерцая тайны падшей человеческой природы, видели "змия, который таится под самым умом, в глубине помыслов гнездится и умерщвляет человека в тайниках и хранилищах души" ((Преп.Макарий Египетский. Духовные беседы. Св.Тр.Серг. Лавра, 1904, с.155).

Важнейшим здесь является "воздействие на историю" — введение "змеиного генотипа" в наследственность правящих династий — изначально; "мировой элиты" в целом — в последние времена. Можно — и, видимо, нужно — отвергать неоспиритуалистские построения западных конспирологов (таких, как Дэвид Айк) об "инопланетных рептилоидах", но говорить о "змие мысленном", "змие под самым умом" легитимно с любой точки зрения. Применительно к царским родам речь идет о рептилизации Vamsa Surya, главным объектом каковой и является колено Даново. Собственно, "вторичность традиции" и есть "рептилизация", грехопадение. В этом смысл "рождения" новых, "данитских" родов и династий.

Русский православный исследователь Николай Козлов (Андрей Алексеевич Щедрин) высказывает важную догадку о судьбе "северной ветви": "Еще со времён странствования евреев в пустыне, полк колена Данова занимал крайнее северное положение, по замечанию исторического священнописателя: "чин полка Данова к северу с силой их" ( Числ. 2, 25). Согласно одной исторической гипотезе или догадке, подтверждаемой тем характерным умолчанием в науке, которое окружает все мало-мальски важные… тайны, один из князей колена Данова явился родоначальником древней европейской королевской династии и дал свое имя землям, лежащим на Севере Европы и в Скандинавии, которые получили название Дании, или Данемарки, страны Дана. Как считается, имя легендарного короля Дана Гордого носят и жители страны Дании — даны. Один из потомков Дана Гордого Скъольд Скевинг положил начало исторической династии датских королей Скъольдунгов (скъольд — щит )…

С другой стороны, южная ветвь колена Данова была взята в плен ассирийцами и впоследствии поселилась в районе Каспийского моря и на Кавказе. Позже они распространились на север и заняли еще районы Черного моря — как раз те земли, на которых образовался Хазарский каганат. Об этом пишет Т.В. Грачева, которая затем указывает: "Колено Даново, таким образом, стояло у истоков создания каганата. То есть предводителями хазар еще на племенной общинной стадии были евреи из этого колена, отошедшие от веры отцов… То, что первая волна переселения — это было именно колено Даново, подтверждает еще и тот факт, что хазары поклонялись змею". Северное и южное были в своем роде призваны (кем — иной вопрос) на путях наступавшей истории.

Русь — а затем Россия — прямая наследница Гипербореи, "страны царей", Британия — Атлантиды, "страны договора", brith. В языке случайностей не бывает, ибо он, по Мартину Хайдеггеру, — Дом Бытия.

"Эпоха Великих географических открытий" для британской короны — прежде всего начало "восстановления Атлантиды". "Новая Атлантида" — так и будет называться знаменитое сочинение Фрэнсиса Бэкона (1561-1626) об идеальном морском острове Бенсалем, на котором правит Дом Соломона. Атлантическая традиция, сформировав на Востоке и в Средиземноморье авраамические религии, выступает на Западе как наследие Thuata de Dannan, наследие, прежде всего, в рамках "большой геополитики" и даже "трансцендентальной геополитики" ( по выражению Жана Парвулеско). В течение XVI века, пока за Новым Светом еще не утвердилось название "Америка", эти земли, особенно в Англии, часто именовали Атлантидой. Так, известному мореплавателю Адриану Джильберту в 1583 г. было дано правительственное дозволение на освоение и установление английских порядков в "северной части Атлантиды, именуемой Новым Светом".

Само название "Новый свет" чрезвычайно характерно. 1492 год был годом окончания составленной много веков раньше Пасхалии. Это совпадало с седьмым тысячелетием "от сотворения мира" (если понимать Библию буквально, как того и требовала западная традиция). С этой датой связывали наступление апокалиптических событий и конца мира, явление "Новой земли и нового неба". Ранее, в 1453 г., после Ферраро-Флорентийской унии с католическим Западом, пала Византийская империя, почитаемая Восточным Христианством Новым Римом, последним оплотом единственно правой веры. Московский великий князь Василий Второй (Темный) из рода Рюриковичей-Даниловичей отвергает унию и вступает в духовное наследие Византии. На северо-востоке, строго в области наследия Гипербореи, зачинается Третий и последний "Рим".

Конец мира не наступил. Точнее, он наступил "прообразовательно". "Новая земля и новое небо" не "сошли с небес", но открылись в пределах земных измерений, сторого говоря, как "Великая пародия" (Р.Генон), царство которой и начинает быстро складываться именно тогда. Речь идет при этом строго о воссоздании противостоящей "новой Гиперборее" "новой Атлантиды", "империи Thuata de Dannan", "империи данитов". "Особая символическая подоплека сопровождала процесс открытия новых земель в самой северной части Нового Света — современной Гренландии, Канады и островов между ними.

Здесь многие открываемые земли вызывали реминесценции с легендарной Последней Фулой (Ultima Thule) из средневековых мифов, и потому их освоение приобретало особую идеологическую значимость. Использование символики Фулы в этом регионе сохранилось до наших дней. И сейчас американская военная база на крайнем Северо-Западе Гренландии носит название Фула" — указывает профессор МГИМО Н.А.Барабанов.

Ultima Tule ("крайний Туле", "последний Туле") — имя баснословной древней северной земли в "Георгиках" (I. 30) Вергилия. В греческом языке топоним "последнего Севера" пишется через "тету" и воспроизводится в разных языках по-разному — и как Туле (Тула), и как Фуле (Фула), О Туле( Фуле) сообщает Страбон, затем средневековые арабские авторы. Аль Кинди (ум. в 961/962 г.) писал об огромном острове Тулия и большом городе "в северном конце обитаемой земли, под северным полюсом".

В "Войне с готами" Прокопия Кесарийского (VI в.) есть рассказ: "Этот остров Фула очень большой. Полагают, что он в десять раз больше Британии (Ирландии). Он лежит от нее далеко на север. На этом острове земля по большей части пустынна, в обитаемой же части живут тринадцать племен, очень многолюдных, и у каждого племени свой царь. Здесь каждый год происходит чудесное явление. Около летнего солнцеповорота в течение приблизительно сорока дней солнце никуда не заходит, но в течение этого времени непрерывно сияет над землей. Но месяцев через шесть (не меньше) после этого, около зимнего солнцеповорота, дней сорок солнце совсем не показывается над этим островом, и он погружен в непрерывную ночь".

Самое интересное, однако, то, что космограф Димешки, развивая данные сведения, подчеркивает, что земля Тулия населена славянами. Сказанное перекликается с известиями об Острове русов арабских путешественников. А в русских средневековых "Космографиях" и прилагаемых к ним каргах территория России вплоть до XVIII в. изображалась наполовину как архипелаг, острова которого вытянуты полукругом. В карело-финских рунах Северная Страна Похъёла, где разворачиваются события "Калевалы", имеет второе, более архаичное название — Сариола. Корень этого имени понятен. Воспоминание о гиперборейской прародине звучит и в названии одного из самых старых городов на Русской равнине.

Речь идет, собственно, о самой полярной прародине. При этом Рене Генон жестко предупреждал: "Следует отличать Тулу атлантов от Тулы гипербореев, которая и в самом деле представляет собой первый и наивысший центр для совокупности человечества нынешней Манвантары; именно она была тем "священным островом" и, как говорилось выше, первоначально занимала полярное положение не только в символическом, но и в буквальном смысле слова. Все другие "священные острова", повсюду обозначаемые именами со схожими значениями, были только образами этого острова: это приложимо даже к духовному центру атлантской традиции, которая существовала в течение вторичного исторического цикла"( Генон Р. "Царь мира", пер. Ю.Н.Стефанова, в кн. Генон Р. "Символика креста", М., 2004, с.289).

Проблема первичности или вторичности традиции здесь вопиет. Если бы "атлантичекая традиция" осознавалась ее носителями как вторичная, а само их разделение как "первородный грех" истории, все могло бы быть иначе. Но желаемое не есть действительное. Захват и подмена Русского острова, а соответственно и Руси ( Царей) — вот что является метаполитической основой атлантизма как такового и, прежде всего, "британского проекта".

Оформление "новоатлантической" идеологии как таковой принадлежит знаменитому "елизаветинскому магу" Джону Ди ( 1527-1608) — эзотерику (ему приписывают занятия алхимией, однако были они, скорее всего, теоретическими, а "порошок" он получил от некоего Эдварда Келли), географу и математику. С именем Ди связывают разработку концепции, легшей в основу позднейших колониальных империй, представления об особом предназначении Нового Света, а также попытку соединить магию с мировой политикой. Джона Ди считают создателем английской разведки МИ-5. Интересно, что свои секретные сообщения королеве он подписывал псевдонимом "007". В свою очередь, в годы Второй мировой войны английская разведка в своих шифрованных сообщениях использовала "открытый Джону Ди ангелами" "енохианский язык".

Джон Ди долгое время был доверенным лицом английской королевы Елизаветы I. Именно ему принадлежат появление самого термина "Британская империя" и разработка концепции прав Англии на колониальные завоевания и доминирование в мире. В 1577-78 гг. он разрабатывал эту идею в своих трактатах. Под империей Ди понимал совокупность Британии и ее колоний. Ди подчеркивал, что Британская империя превосходит любую земную монархию со времен сотворения мира и может стать всеобщей монархией.

Эту новую, "не римскую" (что особо подчеркивалось — в противовес "римскому наследию" континента — от православных Второго и Третьего Рима до римо-католической Священной Римской империи) империю Джон Ди именовал зеленой землей . В алхимии зеленый цвет — одно из ключевых понятий. Алхимик, начавший Великое Делание, с необходимостью должен отправиться в Зеленую землю, чтобы найти там витриол, Камень Философов (начало), в котором обретают Философский Камень( конец). "Зеленая земля" Джона Ди — это и есть способ трансформации мира на пути в "Новую Атлантиду". Это "герметическая варка мировой истории". Джон Ди открыто сопоставил нарождающуюся Британскую империю и с христианским идеалом "мистического универсального града", объединяющего всю землю, и "космополитическим правительством" для управления им.

Таким образом, Ди сразу же придавал Британской империи всемирный, глобальный характер. Говорил он в этой связи и о концепции "гражданина мира", о космополитизме в рамках империи" — указывает Н.А..Барабанов. Эти выкладки Джона Ди затем заимствуют пуритане и современные протестантские фундаменталисты в США.

cecil_rhodesНепосредственным продолжателем идей Джона Ди стал уже в конце ХIX в. предприниматель и политик Сесил Родс (1853-1902). Только при всемирной империи, согласно Родсу, возможно поддержание долгосрочного мира на планете. Поэтому целью империи станет "создание, наконец, настолько могущественной державы, что она сделает войны невозможными и поможет осуществлению лучших чаяний человечества". Планируемую им всемирную британскую империю Родс объявлял преемницей всемирных империй прошлого: "Мы, люди практичные, должны завершить то, что пытались сделать Александр, Камбиз и Наполеон. Иными словами, надо объединить весь мир под одним господством. Не удалось это македонцам, персам, французам. Сделаем мы — британцы".

Символика "Последней Фулы" проецировалась им также на юг, на другой край земли, причём, использовалась там и на рубеже XIX-XX веков "Первоначальную", "арийскую" традицию в ее "атлантическом" изводе Родс, в точном соответствии с "атлантической парадигмой", дополнял "ближневосточной". Когда колонисты Родса направились на освоение будущей Родезии, их первый укрепленный форт за пределами белых поселений был назван Фулой, напоминая о легендарной "Последней Фуле" североевропейских средневековых мифов — острове на самом краю земли перед потусторонним миром.

После открытия золотоносных месторождений в Южной Африке распространилась легенда, что эти земли и являются таинственной страной Офир, откуда, согласно Библии, древнееврейский царь Соломон привозил золото для украшения Иеросалимского храма. Родс в этой связи особо подчеркивал, что именно он разрабатывает "копи царя Соломона".

Наследники Thuata-de-Dannan однозначно ориентируются на "вторичную Тулу" атлантической традиции — в противовес Туле первичной, гиперборейской.

Перед нами — прямой эзотеризм "Северо-Атлантического Союза" — против эзотеризма Северного Полюса, Руси.

Именно с середины XVII века — накануне основных разработок Джона Ди, а затем и с его участием — британская разведка начинает "работу по России". В 1553 — 1554 годах — на Руси появился британский купец Ричард Ченслор, являвшийся доверенным лицом английского двора. Он смог ознакомиться с Московским государством и даже был удостоен аудиенции у молодого Ивана IV. Вывод, который Ченслор сделал о Руси, был таков: "Если бы русские знали свою силу, то никто не мог бы соперничать с ними, но они ее не знают".

"Ричард Ченслор появился на Руси вследствие разворачивавшегося геополитического противоборства религиозно-цивилизационного характера интенсивно протестантизируемой Англии с окружавшим ее тогда остальным христианским миром, в основном католическим, — указывает исследователь истории британской разведки А.Ефремов. — Направлявшиеся им в Лондон аналитические выводы, по сути, были геополитическими. Он особо подчеркивал, что в начале своего правления Иван IV уже "затмил своих предков и могуществом и добродетелью" (к слову сказать, и другие англичане в своих донесениях в Лондон отмечали аналогичное). Пристальное внимание он уделял и тому, что Русь "имеет многих врагов и усмиряет их. Литва, Польша, Швеция, Дания, Ливония, Крым, Ногаи ужасаются русского имени…

В отношении к подданным он удивительно снисходителен, приветлив. Одним словом, нет в Европе более россиян преданных своему государю, коего они равно и страшатся и любят. Непрестанно готовый слушать жалобы и помогать Иоанн во все входит, все решит; не скучает делами и не веселится ни звериной ловлей, ни музыкой, занимаясь единственно двумя мыслями: как служить Богу и как истреблять врагов России". (http://delostalina.ru/?p=933). Ченслор пробыл в Москве восемь месяцев. После его возвращения в Англии было учреждено специальное "торговое" общество, основными пайщиками которого были члены Тайного Королевского Совета. Общество на протяжении тридцати лет было убыточным, финансировалось за счет королевской казны. Его "специальная" деятельность очевидна.

Вскоре начались вещи, остающиеся загадками до сих пор.

Эти данные уже получили широкую огласку. В 1963 году после вскрытия комиссией Министерства культуры СССР гробниц Ивана Грозного, его сыновей — Ивана Ивановича, Феодора Ивановича — и воеводы князя Михаила Скопина-Шуйского открылась страшная картина. В останках Ивана IV Грозного была обнаружена чрезмерно высокая концентрация одного из самых ядовитых для человеческого организма металлов — ртути. Причём, её содержание достигало 13 граммов в расчёте на тонну, в то время как обычно в человеке содержание ртути не превосходит 5 миллиграммов на тонну! Разница — в 2600 раз.

При этом, во время анализа не было принято во внимание то обстоятельство, что при похоронах Иван Грозный был облачен в схиму , богато расшитую золотыми нитками. Золото же является сильнейшим поглотителем ртути. Следовательно, подлинное содержание ртути в останках Ивана Грозного должно было быть значительно большим. В останках Ивана Ивановича также была зафиксирована ртуть — до нескольких граммов на тонну, что также абсолютно ненормально. А вот в останках младшего сына — Фёдора Ианновича — ртути зафиксировано не было! Простое сопоставление этих фактов приводит к единственному выводу: Ивана IV и его семью целенаправленно травили ртутью. Вот факты.

Первенец Ивана IV и Анастасии Захарьиной (Романовой-Юрьевой) — Димитрий — родился здоровым и нормальным ребёнком, а умер от обычной простуды (простудился во время поездки с отцом на богомолье), которую в те времена далеко не всегда могли вылечить даже царские лекари. Ртути в его останках не обнаружено.

Второй сын Ивана IV и Анастасии — Иван — тот самый, которого Иван Грозный в 1581 году, якобы, убил посохом (в относящихся собственно к периоду правления Ивана Грозного исторических документах нет даже намека на что-либо подобное), родился в 1554 году, когда самому Грозному было всего 24 года, и рос здоровым и сильным человеком. По документам и летописям четко видно, что царевич "преставился" в длившихся четыре дня жутких мучениях от тяжелой болезни, вызванной, как было установлено уже в ХХ веке, жестоким отравлением ртутью. Для смертельного исхода достаточно 0,18 г ртути.

Между тем, как было указано выше, количество обнаруженной в его останках ртути превышало даже смертельную дозу в несколько десятков раз! Миф об убийстве сына "изобрел" папский легат, иезуит Антоний Поссевин, прибывший в Москву в 1581 г. в качестве посредника в переговорах между русским царем и польским королем Стефаном Баторием, вторгшимся в ходе Ливонской войны в русские земли. До этого он предлагал Иоанну королевский, а затем и императорский титул от папы в обмен на организацию "крестового похода" против Османской империи и "освобождение Константинополя", в чем получил отказ. "Государства всей вселенной не хотим" — как известно, ответил тогда Русский Царь, за что и получил от Рима, по сути, ритуальное оклеветание, не снятое ни Церковью, ни историками до сего дня. Позже его версию подхватил "немец-опричник" Генрих Штаден, который впоследствии, по возвращению в Германию выдвинул один из первых проектов завоевания Московии.!

fedor_ivanА в 1560 году умирает царица Анастасия. Причём уже сам Иоанн Васильевич не сомневается в том, что её отравили. Отравление ртутью (сулемой) известно давно. В описываемые времена всей Европе, например, была известна "болезнь сумасшедшего шляпника"; она была распространена именно среди мастеров шляпного дела, которые при изготовлении модного тогда фетра использовали смертоносные ртутные соединения. Сейчас она известна как "болезнь Минамото" — впервые в XX веке была зафиксирована в Японии вследствие массового отравления ртутью, отсюда и название.

Вскоре после Ченслора, в 1870 г., в разгар Ливонской войны, в Москве появился еще один посланец Лондона — женатый на англичанке немец (скорее всего, голландец) Елисей Бомелиус (Бомелий, 1530-1579), ставший царским лейб-медиком, искуснейший в изготовлении ядов.

Влияние новоявленного лекаря и звездочета стало практически безграничным после того, как Бомелий заявил Иоанну Грозному, что на том лежат черные чары, а две его супруги были погублены придворными завистниками и чернокнижниками (характерно стремление "переложить" вину на русских бояр) По мнению некоторых историков, именно по наущению Бомелия опале подверглись такие видные и уважаемые люди того времени, как князья Михаил Воротынский, Никита Одоевский и Петр Куракин, боярин Михайло Морозов с двумя сыновьями и супругою Евдокией, окольничие Петр Зайцев и Григорий Собакин, псковский игумен Корнилий и новгородский архиепископ Леонид.

При этом вскоре сам Бомелий вступил в сговор с ненавистными Иоанну Грозному псковскими боярами и в одну из ночей, прихватив нажитое золото, бежал из Москвы, но уже через сутки на пути к Пскову Бомелий был схвачен и в цепях привезен в Первопрестольную. После жестоких пыток, во время которых звездочет выдал всех сообщников, он был казнен: опального мага вначале вздернули на дыбе, вывернули все суставы и вывихнули ноги пятками вперед (Изложено по материалам С.Кожушко. Источник: "Тайны ХХ века", 2010, №19).

"В сохранившихся до наших дней народных преданиях о неприязни русских к Бомелии присутствует геополитическая подоплека: ненавидя его и пребывая в уверенности, что злой немец Бомелия своими чарами внушил царю свирепство, они объясняли это тем, что-де немцы, то есть иностранцы вообще, путем гаданий и волхований, якобы, дознались, будто им предстоит быть разоренными дотла русским царем. И вот, дабы отклонить от себя такую участь, они и прислали на Русь своего волхва — рассказывает еще один исследователь деятельности британской разведки в России А.Б Мартиросян.

Действия молодого царя были абсолютно адекватной реакцией на резко усилившийся тогда натиск в основном католического Запада на Русь в поисках сухопутного пути на Восток, в Индию — тогда уже было известно, что он пролегает через Русь. И вовсе не случайно, что этот натиск, особенно в первый период правления Ивана IV, получал заслуженно жестокий отпор со стороны Москвы, которая к тому же стремилась возвратить себе и исторически законные выходы в Балтийское море. На арене этого жестокого геополитического противостояния католицизма и резко набиравшего силу протестантизма в очень хитроумной комбинации выступил Лондон со своими шпионами и колдунами-отравителями." (http://delostalina.ru/?p=550).

До сих пор вызывает много вопросов так называемое "английское сватовство" Царя Иоанна, широко используемое для компрометации Государя, будто бы вначале сватавшегося к британской королеве, а затем обозвавшего ее в письме "простой девкой" по причине того, что она "не самодержавна". Вот что говорит обо всем этом А.Б.Мартиросян: "Стремясь к развитию англо-русского сотрудничества, Иван IV предоставил Московской торговой компании монопольное право на торговлю с Русским государством, в результате чего британские купцы в одночасье превратились в абсолютных монополистов.

Затем компания получила право беспошлинной торговли. А в 1569 г. — еще и уникальное право беспошлинной транзитной торговли по волжскому пути со странами Востока! Этого бритты добивались целенаправленно. Известно, например, датированное 1568 г. письмо лорда Берли английскому послу-резиденту в Москве Рэндольфу, в котором он указывал на необходимость требовать от русских властей увеличения привилегий для английских купцов, в частности, на самостоятельную торговлю с Персией. Ведь главная-то задача Англии в том и состояла, чтобы любыми путями, но, минуя контроль католических стран, пробиться на Восток…

Однако безудержная алчность британцев привела к тому, что после одного из приступов свирепости Иван IV в 1570 г. лишил эту компанию всяческих льгот. То есть, всего-то через год! Уже в те времена "специальные средства" настолько превалировали в деятельности британской дипломатии, что терпение Москвы лопнуло. Совместно с дьяками Посольского приказа самодержец провел интересную акцию стратегического влияния — направил английской королеве Елизавете послание от 24 октября 1570 г., в котором без обиняков обвинил её в том, что она позволяет своему окружению руководить английским государством…

Да и в самом-то деле, ну о каких переговорах или союзах можно было говорить, если лорду Берли прекрасно было известно, что его же агент влияния травит царя и его родню с катастрофическими для династии последствиями?!" Потом это послание будут истолковывать как истерику обиженного жениха, и это попадет во все учебники истории… А как иначе?

В XIX веке "Британская корона" окончательно сливается с кланом Ротшильдов, история которых (под этим именем) формально берет свое начало в 1743 году, когда рожденный в Германии, во Франкфурте, ростовщик Майер Амшель Бауэр повесил над своей входной дверью красный шестиконечный знак, как утверждает исследовательница истории "хазарской проблемы" в контексте мирового глобализма Т.В.Грачева — символ щита колена Данова.

"Кстати, иудеи до XVIII в. не считали шестиконечную звезду символом иудаизма, — указывает Т.В.Грачева. — Из хазарских кругов данитян-каббалистов выходили люди, стремившиеся к обновлению иудаизма. Именно они и определили дальнейшую судьбу шестиконечной звезды — щита колена Данова, назвав его Маген Давид. Вначале Маген Давид становится популярным в Западной Европе, а затем — и Восточной". Таким образом, клан Ротшильдов происходит из хазар, оказавшихся в Европе и захвативших там ключевые экономические рычаги управления.

По другой линии предки Ротшильдов происходят из семьи Ханов, образовавших впоследствии одну из ветвей династии. Фамилия однозначно выдает хазарское происхождение Во Франкфурте они переселились в XVI веке. Причём, их тоже называли Ротшильдами — от "красной вывески" (какой?) — на доме, где жила семья. В 1585 году у Исаака Эльханана впервые появилось прозвище "у красной вывески", в то время как на могиле его отца написано только Эльханан. Спустя почти сто лет семья переселилась в другой дом, но имя Ротшильд осталось.

"Как считается в генеалогической науке, — разъясняет Николай Козлов, — все однофамильные имена содержат в себе указание на ту или иную степень общности происхождения, родства, свойства или землячества. В качестве примера могут быть взяты русские благородные фамилии, княжеские и боярские, владевшие однофамильными дворовыми и крепостными людьми, ведущими свое происхождение от общего предка и закрепившимися в качестве кощеевых родов. Ту же генеалогическую информацию несут в себе и некоторые еврейские фамилии".

Здесь мы должны подчеркнуть очень важную вещь.

Когда мы говорим о союзе финансовых кланов с европейской "черной аристократией" и некоторыми — узурпаторскими по своим корням — династиями, мы говорим не о еврейском народе, в том числе и прежде всего в Израиле, значительная часть которого, верная духу и букве Закона Моисеева, в конечном счете должна, по предсказанию одного из духоносных православных старцев прошлого века, преподобного Лаврентия Черниговского, отвергнуть ставленника этого союза из колена Данова, которое само по себе "не имеет части в Израиле", является абсолютно "гетеродоксальным" по отношению к религии Книги и справляющим свои самостоятельные, не разглашаемые, культы, имеющие искаженное отношение к древнейшим "приношениям Вааловым".

Майера Амшеля Ротшильда связывали тесные и доверительные отношения с наследным принцем Вильгельмом, ставшим Вильгельмом IX ландграфом и гессенским курфюрстом Вильгельмом I. Его состояние оценивалось в 20-60 млн. талеров и заложило основу развития дома Ротшильдов. Старший сын его, Амшель Майер, родился в 1773 г. и в 1793 г. женился на некоей Еве Ганау (тот же корень "Хан"). В каких отношениях состояла эта особа к владетельному двору Гессенского княжества?

Толком этого не разъясняет никто. Однако, как пишет историк семьи Генрих Шнее, именно со службой при дворе наследного принца Вильгельма Гессен-Кассельского, в 1764 году принявшего титул князя Ганау,… связано начало банкирской карьеры и династического возвышения семьи Ротшильдов. Свою карьеру Майер Амшель Ротшильд начал поставщиком денег и драгоценных металлов и стал придворным фактором, а затем главным придворным агентом. Его сыновья Амшель Майер и Соломон были назначены военными казначеями". И далее: "Тесные взаимоотношения Амшеля с гессенским двором выражались еще и в том, что он взял на себя заботу о княгине Ганау, морганатической супруге курфюрста Фридриха Вильгельма I и ее детях.

Ротшильд был вместе с Вильгельмом в его эмиграции. В 1808 году Ротшильд уже настолько продвинулся, что все излишние и случайные деньги курфюрста регулярно направлялись в банк дома Ротшильда. В 1815 году пять братьев Ротшильдов работают над тем, чтобы обеспечить поставки золота армии Веллингтона (через Натана в Англии) и наполеоновской армии (через Якоба во Франции), и начинают свою политику финансирования обеих сторон в войнах. Это повторяется в каждой войне, включая гражданскую войну в США, где они финансировали одновременно армии Юга и Севера, Гражданскую войну в России, когда они финансировали и белых, и красных, и Вторую мировую войну.

Решающим обстоятельством "соединения" "Британской короны" и Ротшильдов стала битва при Ватерлоо. После поражения Наполеона Ротшильды, скупив огромное количество британских облигаций, ставят под полный контроль британскую экономику и заставляют правительство Англии учредить Банк Англии под контролем все тех же Ротшильдов. После того, как, вслед за Конгрессом в Вене (сентябрь-июнь 1814 года), созванном по поводу планов Ротшильдов сформировать мировое правительство, русский царь Александр I сорвал эти планы, Натан Мейер Ротшильд, по всем полагающимся в таких случаях оперативным правилам, проклял его и поклялся, что он сам или кто-нибудь из его потомков уничтожат весь род царя, вплоть до самого последнего члена царской династии. Объединение "Британской Короны" и Ротшильдов против России становится реальной силой мировой политики.

Кто бы ни стоял за сменой династии в России, кто бы ни строил в связи с этим те или иные планы, но Романовы с самого начала стремились из-под внешнего контроля выйти. Находясь с Рюриковичами в свойстве (через первую жену Иоанна Грозного Царицу Анастасию), они понимали необходимость "восполнения", "воссоединения" с первой и основной Русской династией — ради восстановления полноты государственности. Первый Романов, Царь Михаил Феодорович, женился (совершенно очевидно, что его женили) на Марье Владимировне Долгоруковой, из рода Рюриковичей. Однако она тяжело заболела чуть ли не в день свадьбы, а через пять месяцев умерла. Летописи — кто их писал? — многозначительно называют эту смерть "карой Божией". Тогда же появляется анонимное "пророчество" о том, что всякий Романов, женившийся на Долгоруковой, должен умереть страшной смертью, или умрёт она.

Почему неожиданно умирает царица Марья? Об "Артемии Ивановиче Диеве" мы уже говорили. Не будем "поклепствовать". Доказать сегодня что-либо уже вряд ли возможно. "Но обратите внимание на то, в какое время его направили "лекарствовать" на Руси, — пишет Арсен Мартиросян. — Ведь это был период не только начала правления новой династии Романовых, но и то самое время, когда едва ли не одновременно с восшествием Михаила Федоровича на престол Русь оказалась втянута в печально знаменитую, по европейской истории, Тридцатилетнюю войну. Эта, основанная на противоборстве двух течений в христианстве, война велась за контроль над миром между постепенно ослабевавшим, но все еще достаточно могучим католицизмом и день ото дня набиравшим силу протестантизмом. И Россия, вопреки всем своим национальным интересам, требовавшим в целом оставаться нейтральной, вступила в этот многолетний ожесточенно кровавый конфликт на стороне антигабсбургской, т.е. протестантской коалиции.

Причем, не просто на стороне антикатолической антигабсбургской протестантской коалиции, но именно как "Третий Рим" против Священной Римской империи германской нации (так называлась империя Габсбургов, (наследовавшая в этом смысле империи Гогенштауфенов. — В.К.)... Кончилось всё это весьма плачевно для России: в тексте завершившего этот тридцатилетний общеевропейский конфликт Вестфальского мира 1648 г. имя московского государя стояло на предпоследнем месте — ниже его был захудалый трансильванский князь.

А до этого — в 1634 г. — унизительный Поляновский мир, после — в 1648 г. — до сих пор отравляющий историческую память России и Польши Андрусовский мирный договор, далее — в 1661 г. — унизительный Кардисский договор и еще много такого, что открыто задевало честь и достоинство допетровской Руси. И уж вовсе не удивительно, что всего за два года до рождения Петра I появился первый в истории Европы общеевропейский геополитический план колонизации и закабаления России!" Петровская "форсированная модернизация" была совершенно необходима. А всё её "негативное сопровождение", включая антицерковную составляющую, следует целиком отнести на счет середины прошедшего века. "Виною Петр!" — говорили славянофилы. Они ошибались. Виною Никон! Но это уже иная тема…

А Московская торговая компания все еще действовала — окончательно ее выгнали из Московии только в 1649 г. при царе Алексее Михайловиче — как демарш против революции.

Уже в начале XVIII века, когда Россия Петра I выходила в Балтику и в Каспий, а английская секретная служба в лице своего петербургского резидента Джеффериса вышла к королю Георгу I с официальным предложением о проведении в 1719 г. разведывательно-диверсионной операции под чужим флагом по захвату и физической ликвидации участников Аландского мирного конгресса. Операция подгадывалась под приезд Петра Первого. А в самом начале следующего столетия, в ночь на 12 марта 1801 г., в результате заговора был убит император Павел I. Это произошло после того, как он достиг соглашения с Наполеоном Бонапартом о "континентальном союзе", направленном против Англии. В связи с этим Павел планировал начать освобождение Индии (где он предполагал установить дружественную России местную монархию) силами казаков-старообрядцев. За кулисами заговора стоял английский посол Уитворт, одновременно выполнявший и функции резидента британской разведки.

Еще один важнейший эпизод в истории Дома Романовых. На 19 января 1730 года была намечена свадьба императора Петра Второго и Екатерины Алексеевны Долгоруковой. В начале января 1730 года произошла тайная встреча Петра с Остерманом, одним из "птенцов гнезда Петрова", на которой последний пытался отговорить императора от брака. В праздник Богоявления, 6 января 1730 года, несмотря на жесточайший мороз, Пётр II вместе с фельдмаршалом Минихом и Остерманом принимал парад, посвящённый водоосвящению на Москве-реке. Когда Пётр вернулся домой, у него начался жар, вызванный оспой(?).

В первом часу ночи с 18 на 19 (30) января 1730 г. 14-летний государь пришёл в себя, но через несколько минут скончался, не оставив ни потомков, ни назначенного наследника. На нём дом Романовых пресёкся в мужском колене. "Воссоединение" двух царских родов так и не состоялось. Более того, в известном смысле можно говорить и о конце собственно Романовых, и воцарении Голштин-Готторпской династии. Шансов на возвращение Рюриковичей стало ещё меньше. Этот исторический эпизод еще ждет своего исследователя.

Немалую роль как в уничтожении императора Павла, так и вообще в навязывании России губительной для нее проанглийской политики, сыграло масонство. В 1717 году выходят так называемые "Конституции Андерсона", реформировавшие масонское движение и приведшие его к тому виду, в каком оно существует сегодня. Английское "регулярное масонство" возобладало как над французским "гульярдизмом" (хотя и сумело направить его на свержение Капетингов—Бурбонов), так и над германским натурфилософским розенкрейцерством. Русские масоны (прежде всего "елагинских лож") получали "английское посвящение". Как мы знаем, русские масоны, ориентировавшиеся на Англию, всячески старались толкнуть Александра Первого на войну с Наполеоном. Англия, родина европейского масонства, сначала была заинтересована в поражении Наполеона, превратившего революционную республику, созданную трудами французского масонства, в империю. Сильная имперская Франция во главе с Наполеоном не устраивала английское масонство.

План английского масонства заключался в следующем: сначала столкнуть Наполеона с Россией и добиться поражения или ослабления Наполеона. Когда Наполеон будет свергнут, обратить усилия масонства на уничтожение монархии в России. После "проклятия Натана Ротшильда" цели финансистов, масонства и "Британской короны" совпали окончательно.

Когда Александр I стал инициатором создания Священного Союза и фактическим главой его, и он сам, и Россия автоматически стали главными врагами масонства, хотя сами масоны отдавали себе ясный отчет в хрупкости нравственного фундамента Священного Союза, в основании которого лежали сразу две противоположные концепции: христианская (с определенным пиетистским уклоном), которой придерживался Александр Первый, которую он имел возможность навязывать на правах победителя Наполеона и которая нашла отражение в декларациях Конгресса о Христе как Верховном Государе всех европейских государей; и вторая, ротшильдовская: о мировом правительстве, которая оставалась под спудом, как отвергнутая, но "системообразующая" идея.

Как только Александр I приступил к созданию Священного Союза для борьбы против врагов христианства и монархического строя, западные государства пытались его "нейтрализовать". Уже 3 января 1815 года между Англией, Австрией и посаженным на французский престол Людовиком XVIII был заключен секретный договор против России. Этот договор нашел в кабинете бежавшего Людовика XVIII вернувшийся с Эльбы Наполеон и прислал его копию Александру I в Вену.

В дальнейшем австрийский император подписал, например, "трактат братского христианского союза" только после того, как канцлер Меттерних успокоил его, что не надо "звучный пустой документ" принимать за серьёзное политическое обязательство, что трактат не может принести Австрии какого-нибудь вреда.

Рюриковичей целенаправленно травили. Это можно считать установленным фактом. Для чего? Олег Фомин в своём исследовании под названием "Позолоченный аптекарь, или Отравленная кровь Пеликана" (http://www.arthania.ru/node/560) пытается развивать идею об "английском следе" в установлении династии Романовых. В частности, о геральдических изображениях льва и единорога, совпадавших у Британского Дома и новой династии. Многие утверждения Фомина могли бы выглядеть "натяжкой". Если бы… не всё тот же "фактор Джона Ди".

Как известно, Джона Ди, весьма популярного в Европе, в частности, при дворе "императора-алхимика Рудольфа Второго, звал себе на службу последний царствовавший Рюрикович, Царь Феодор Иоаннович. Впрочем, звал ли? Или это были слухи, которые уже тогда умела распространять британская разведка (вспомним про "британский брак" Иоанна Грозного — ради чего всё было затеяно, кто выиграл и кто проиграл?). Но, так или иначе, после окончания Смуты, при новой династии, действительно, оказывается — правда не сам Джон Ди, а его сын Артур (sic!), по-русски, "Артемий Иванович Диев", который становится — ни больше ни меньше — главным придворным медиком нового Царя (до этого он был ассистентом в королевской лаборатории Рудольфа II).

Известный советский химик и историк химии академик Н.А.Фигуровский написал о нем исследование под названием "Алхимик и врач Артур Ди (Артемий Иванович Дий)", изданное только по-английски и изъятое (sic!) из всех советских библиотек, кроме библиотеки Института истории естествознания, где его и прочитал Фомин. Фигуровский рассказывает о многочисленных благодеяниях, оказанных Артуру Ди, лишь единожды, в 1627 году, покинувшему Москву, служившему при Аптекарском приказе и написавшему известный алхимический трактат "Fasciculus Chemicus" с описанием "режимов Камня".

Фомин, убедительно доказавший алхимическое содержание иконографии Ипатьевского монастыря, в связи с этим утверждает: "Не вызывает никаких сомнений, что Ди часто сопровождал Государя. Вероятно, и в его паломничествах в Ипатьевский монастырь. Другими причинами объяснить появление определенного рода построек, уже упомянутых выше, а также изразцов Царских Палат Ипатьевского монастыря в Костроме довольно трудно". И далее: "Но вот, что остается загадкой. Если герметические изразцы Царских Палат Ипатьевского монастыря, а также конспирологические клейма въездных ворот собора Воскресения на Дебри явно английского происхождения, то сами-то золоченые врата изготовлены были только в XVI в.!

Значит, и до приезда Ди в Московию Ипатьевский монастырь представлял собой некий центр передачи эзотерической Традиции. А стало быть, появление Ди в Ипатьевском монастыре — знак оккультной войны атлантистского Левиафана против континентального Бегемота. Ди приехал в каком-то смысле "наводить порчу", "метить территорию".

Высказывания Олега Фомина небезспорны. Но то, что в дальнейшем новая династия будет всячески утверждать свою и своей страны независимость перед лицом именно Англии, в том числе и собственных английских родственников, когда эти родственные связи будут установлены, хорошо известно. Тем более, хорошо известно и то, чем всё закончилось в 1917 году. Но об этом речь пойдет немного впереди.

Здесь мы вынуждены вернуться к упоминавшемуся ранее Дэвиду Айку. Повторить: уславливаемся, что с нашей точки зрения речь идет о "новомифологическом" восприятии реальности, которое мы вправе истолковывать именно как новый миф, опирающийся на древние тотемы.

Всё то, что Дэвид Айк пишет в своих многочисленных книгах и статьях, прежде всего в книге The Biggest Secret, в которой 550 страниц и 60 документальных иллюстраций, он кратко рассказал в интервью украинскому журналу "Досье секретных служб" (2001, №1). Он называет Великобританию современным центром "империи Вавилонского Братства", в центре которой — "рептильная раса" "змей-людей-змей-богов". Дэвид Айк оговаривает: "Я не отношусь к рептильному генетическому потоку как к негативному самому по себе — совсем наоборот. Разговор идёт только об этой конкретной группе внутри расы".

И далее: "Примерно в 2200 году до н.э. в Египте образовалось нечто, называющееся Королевским Двором Дракона. Он всё ещё имеет довольно большую силу сегодня, 4000 лет спустя и находится в Англии, которая, по моему мнению, является эпицентром всемирного контроля — эпицентром сети, которая управляет миром. Эпицентр находится в том месте, которое мы называем Сити — в финансовом районе, а также в прилегающих к нему районах.

В этом районе расположен Лондонский Банк.… Гибриды, которые были правителями древнего Ближнего и Среднего Востока, стали аристократией Европы и королевскими семьями Европы. На самом деле, существует только одна королевская семья — просто она существует под разными именами. Виндзоры являются одной из этих линий. Основным временным пунктом экспансии, для того, чтобы эти родовые линии, действительно, смогли захватить планету, является 1689 год, когда одна из этих родовых линий под именем Вильям Оранжский (по-русски принято именование "Вильгельм Оранский"), с которым связаны родственными узами каждая ныне живущая королевская фамилия в Европе) был посажен на трон Англии, придя из Голландии. С 1689 года эти линии крови, которые стали известны под именем Иллюминати, сделали район Лондона Сити своим эпицентром". В связи с этим напомним еще раз: сама по себе фигура Змея в этом случае имеет онтологическую природу и не несет моральной окраски.

Здесь мы можем вернуться к предыдущему. В историческом плане для нас важно то, что формирование планов Океанической империи (как "нововавилонской" или "не-Римской") и устранение Рюриковичей-Даниловичей совпадает по времени, но по времени же предшествует тем событиям второй половины XVII в, в связи с которыми мы цитировали Дэвида Айка. Так или иначе, окончательныо формируются кланы, известные как "Венецианская чёрная аристократия", которая тесно (в том числе родственно) сплетается с Британской монархией и одновременно активно претендует также на наследие Thuata de Dannan. Это и можно понимать (буквально или "анагогически") как соединение северной и южной ветвей колена Данова.

В своей ставшей знаменитой книге "Тринадцатое колено" (СПб, 2001) Артур Кестлер, автор "хазарской теории" происхождения "европейского еврейства", указывает, что, потерпев поражение от русского Великого князя Святослава (прямого внука Рюрика), хазарское государство, тем не менее, не исчезло полностью, а в очень сжатых границах существовало до середины ХII и, быть может, даже до середины ХIII в. В то же время именно хазары, в большом количестве бежавшие в Европу, дали начало так называемому "европейскому еврейству" (ashkenazim), этнически никак не связанному с древним (ветхозаветным) Израилем (хотя верхушка каганата, как мы указывали раньше, была прямо связана с коленом Дановым, о чем Кестлер не знает или умалчивает).

Эти же беглецы, по мнению некоторых исследователей, породили и значительную часть европейской аристократии, пополнив её ряды в ХI-ХII веках: разница лишь в вероисповедании и, соответственно, в социальном статусе. Уже цитированный Дэвид Айк указывает, в частности, что Ротшильды, хорошо известные в средневековой Германии как Бауэры, происходят не собственно из израильских колен, а с Кавказа, и принадлежат к хазарской аристократии, обращенной в иудаизм в VIII веке. Сама же хазарская аристократия, по мнению Дэвида Айка, как мы уже указывали, происходит от магов Вавилона — это бывшие халдеи (khld), этимологически родственные кельтам (klt), c их культами, основанными на человеческих жертвоприношениях. Здесь ключ к пониманию "кельтской проблемы", которой мы уже касались.

Но еще до своего соединения с буржуазией "кельтско"-хазарская "черная аристократия" — "чёрная" не столько в современном моральном, сколько в средневековом герметическом смысле — имевшая в Европе свои центры в Венеции и Амстердаме, породила в XI и XII веках целый ряд знатных и королевских семейств, в частности, Сен-Клеров (Синклеров), Медичи, Заксен — предков таких династий, как Кобургская, Оранская, Глюксбургская (Датская) и Ганноверская. Нынешние банкирские семейства, такие, как Дюпоны, Рокфеллеры, те же Ротшильды, Варбурги, Аньелли и многие другие: как считающиеся еврейскими, так и не считающиеся, — происходят из того же гнезда.

К "Вавилонскому кругу" относились и финикийцы (как известно, это изначально венедский, но сильно семитизированный народ — В.К.), населившие Шотландию еще задолго до Рождества Христова. К периоду правления Давида I и Малькольма IV (1124-1165) складываются аристократические семейства Стюартов, Сетонов, Гамильтонов, Монтгомери и т.д.; все — "выходцы из Шумера, Вавилона, Малой Азии и Кавказа)… Нынешняя британская королевская семья, Виндзоры, несёт в себе кровь Роберта Брюса, шотландской, ирландской и валлийской элит, — так же, как и некоторых, как их называет Дэвид Айк, "рептильных" родов Германии".

Официально же Виндзоры восходят к Ганноверской династии и Вильгельму Оранскому. Все эти роды и посвященные в их тайны лица до сих пор, по сути, независимы от своего официального вероисповедания (иудейского, католического или протестантского) и сохраняют верность пронесенным сквозь века культам, практикуемым, в отличие от официальной религии, на уровне "внутреннего круга". Вот эта самая "третья сила", геополитические начертания власти которой составил "елизаветинский маг" Джон Ди, и ополчается против Рюриковичей, а затем и Романовых, даже если и пришедших к власти при поддержке этой "третьей силы", затем старавшихся всячески обойти её им начертания.

В 1694 году создается Английский банк, а в 1702 году, незадолго до смерти, Вильгельм Оранский одобрил создание объединённой Ост-Индской компании, ставшей главным орудием мировой экспансии по плану Дж.Ди. Революционный переворот, в результате которого Вильгельм Оранский свергнул с престола католика Якова в 1688 году, ознаменовал, как и другая европейская революция большого масштаба — Французская 1789 года, — переход от одной эпохи к другой. Восшествие на английский трон принца Оранского означало для Англии не только окончательное установление иной веры, но и объединение с финансовыми кланами.

С XVI века принцы Оранские — влиятельная олигархическая семья Республики Соединённых Провинций, из которой избирались её статхаудеры. Династический цвет — оранжевый (sic!). Именно в XVI-XVII вв. Амстердам становится "второй Венецией", туда (как и в Лондон) стекается вся "финансовая элита" Средиземноморья, представляющая "южную ветвь". Создание этого банка стало возможным только при протестантском правителе, поскольку протестантизм (как и иудаизм), в отличие от православия, римо-католицизма и ислама) не воспрещает "финансового креационизма", создания капитала "из ничто" (проценты). Британская финансовая олигархия видит себя наследницей венецианской олигархии, которая внедрилась в Британию, подчинила её себе в период 1509-1715 гг. и установила новую, более жизнеспособную ветвь олигархической системы .

Важнейшим обстоятельством стало соединение этой системы с древней "линией мажордомов", положившее начало т.н. Ганноверской династии, от которой происходят и нынешние Виндзоры. Ганноверская династия — династия королей Великобритании с 1714 по 1901 годы, ветвь древнего германского рода Вельфов, возводивших свое происхождение к Эга (ум. 646), мажордому Нейстрии при короле Дагоберте I. Именно клан мажордомов совместно с Римским епикопатом уничтожил древнейшую, евразийско-троянского, Русьского корня, династию Меровингов.

В эпоху "папской революции" Вельфы (гвельфы) — противники гибеллинов (Вайблингов) — главная опора папского престола в противостоянии империи, прежде всего Гогенштауфенам. Собственно, гвельфы, опирающиеся на духовенство и города (буржуазию) — продолжатели дела цареубийц Пипинидов, вышедших из клана мажордомов. Передача им (совместно с банкирами) власти в Англии закономерно, несмотря на отход собственно от католицизма, уже теперь "слишком традиционного", "слишком магического", даже, в известном смысле, "языческого". Механизм, в свое время "запущенный" европейским епископатом, начал бить по нему самому — отсюда Французская революция 1789-1793 гг.

Направление же внешней политике Меттерниху указывал проживавший в Вене один из Ротшильдов. "Гарденберг и Меттерних, — сообщает Г. Чемберлен, — попадают на Венском конгрессе в сети банкирского дома Ротшильдов и являются, вопреки голосам всех остальных союзных представителей, защитниками выгод евреев против интересов Германии; в конце концов, они добиваются своего, и оба наиконсервативнейших государства, представителями которых они были, оказались первыми, пожаловавшими потомственное дворянство тем членам "чуждого азиатского народа", которые в годы всеобщей нужды и народного бедствия приобрели нечистыми путями несметные богатства…"

Тогда же начинается и действие "проклятия Ротшильдов". Романовы (которых правильнее было бы теперь называть Павловичами, поскольку преемство их по мужской линии было утрачено, а император Павел указом о престолонаследии и императорской фамилии упорядочил наследование престола в этой ветви) оказываются призваны разделить историческую судьбу последних Меровингов и последних Рюриковичей.

К сожалению, некоторые обстоятельства истории династии оказали здесь трагическое действие. Вместо совершенно необходимого "воссоединения" с Рюриковичами после Петра Первого был "заведен" обычай (закрепленный затем именным указом Александра Первого о "равнородных браках" от 1821 г.) вступать членам императорской фамилии в брак с представителями европейских владетельных родов (реально это были только германские князья, причем… в основном из Дома Гессен-Ганау), привязавший Дом Романовых исключительно к "европейскому концерту" и, по сути, отрезавший ее и от русской аристократии, и от русского народа (на самом деле этот отрыв был неотменимым следствием церковного раскола XVII века).

С его разделением народа в целом и последовавшей "европеизацией" высших классов. Это в конечном счете вернуло Романовых (или уже "Павловичей") в объятия Британии и… проклявших их Ротшильдов. Княжеская фамилия Ганау-Гессен-Кассель роднится одновременно с Британским королевским домом, домом Романовы и… Ротшильдами ( пусть в боковых линиях) На Гессенских принцессах были женаты Павел Первый — первым браком, до воцарения, детей от этого брака не было; и Александр Второй — тоже первым браком. Первая супруга императора Александра Второго, не имевшего в себе, как и Александр Первый и Николай Первый, гессенской крови, императрица Мария Александровна (1824-1880), первая жена Александра Второго, была Гессен-Дармштадтской принцессой Максимиллианой Вильгельминой Августой-Софией-Марией. Она же стала и первой гессенской принцессой, уже имевшей в России детей — легитимных наследников императорского престола.

Владетельный ландграф Вильгельм Ганау-Гессен-Кассель, тот самый, который по совершенно неведомой для непосвященных причине доверил управление своей казной никому не известному Майеру Амшелю, на самом деле отпрыску семейства Ханов-Ганау, был женат на дочери принца Фредерика Датского (из династии Скьольдунгов) Луизе Шарлотте, от брака дочери которых — Луизы Вильгельмины Гессен-Кассельской с королем Дании Христианом Девятым родилась принцесса Дагмара, ставшая впоследствии императрицей Марией Феодоровной — супругой российского императора Александра Третьего.

Именно через гессенский дом начинается прямое проникновение международного банковского капитала в Россию. После битвы при Ватерлоо все основные банки дома Ротшильдов размещаются в Лондоне, и Ротшильды получают возможность прямо руководить политикой Великобритании, а через Гессенский дом — и Романовых. При этом целью банкиров является поэтапное устранение европейских монархий (кроме английской) и создание предпосылок для утверждения единой мировой власти. То, что не удалось "нахрапом" сделать на Венском конгрессе ( по "вине" русского царя), стало более долговременной целью. Император Николай Первый, женатый не на гессенской, а на вюртенбергской принцессе, был для Ротшильдов малодоступен, более того, он тормозил их стремления создать в России опорную основу их банков.

С этим во многом была связана и международная дискредитация государя ("жандарм Европы"), и внутрироссийская ("Николай Палкин"). Именно тогда начинается широкое финансирование русской революционной оппозиции, начиная с переселившегося в Лондон А.И.Герцена, прямо проживавшего на денежный пансион барона Джеймса Ротшильда. Однако это была только одна рука, а второй рукой оставался — через гессенских принцесс — сам российский императорский дом, в свою очередь через который не только Ротшильды, но и, фактически, вся руководимая ими Европа, стремились навязать России "европеизацию", а к середине XIX века под ней уже понималось насаждение капитализма, причем прежде всего капитализма финансового, банковского.

Характерно, что Карл Маркс основной огонь своей критики капитализма направлял на производственный капитал — на промышленников и фабрикантов — а не на банкиров. Немудрено — сам он, как и Герцен, находился на том же британском пенсионе, и именно с этим был связан решительный антимарксизм основателя русского анархизма Михаила Бакунина ( пожалуй, единственного до конца "русского по духу" среди российских социалистов). Но Николай Первый за свою "непокладистость" получил не только создание центра всех "властителей дум" русской интеллигенции в Лондоне, но и Крымскую войну, в которой Россия потерпела поражение.

Александр Второй, сам не имея гессенской родословной, все же женился на гессенской принцессе быстро и неожиданно, после его путешествия в Европу, причём, известно что отец был против этого брака. Первый период его правления был периодом интенсивных капиталистических реформ (хотя освобождение крестьян, по сути, закрепощенных только указом Петра III о вольности дворянства 1762 года, началось фактически уже указом Павла Первого о трехдневной барщине), разрешения деятельности коммерческих банков и предоставления иностранному капиталу железнодорожных концессий. Это — факты, их не выбросишь.

Однако это был только первый, более видимый слой истории. У императора созревает проект использовать те же самые реформы — прежде всего освобождения крестьян от личной зависимости — для построения государства по образцу старой Московской Руси — в духе славянофилов, которым он предоставляет полную свободу выступлений в печати, на основе их идеи "Царю — неограниченное правление, народу — неограниченная сила мнения".

Построения государства не на европейских, а на старорусских началах, с царём и всесословным Земским собором. Русская, по крайней мере, имеющая русские корни часть революционного движения, оказывалась готова на такое развитие событий. Возникает даже своеобразный "анархомонархизм" — ведь, и в Московской Руси, монархически и централизованно организованной, действовала, с согласия царя, мощная "вольница" — казачество, Ермак, ушкуйники — неотъемлемо, как и царство, присущая русской жизни. Бакунин в знаменитой статье "Романов, Пугачев или Пестель?" говорит о том, что целью всего русского народа является возвращение на новой основе к старой Руси и что лучше всего будет, если это движение возглавит сам царь.

Но для этого необходимо не только освобождение народа, но и освобождение самого царя, который под видом либеральных реформ (а их бюрократия была готова осуществлять) начинает демонтаж того, что позднее основатель евразийства князь Н.С.Трубецкой назовет "романо-германским игом". Трагедия была в том, что под игом оказывался сам Зимний дворец. "Прогрессивная" польская шляхта, восторженно смотревшая на Европу, но поднявшая бунт против российского императора тогда, когда он росчерком пера отнял у неё крепостных малороссов и русинов и поддерживающее ее же "прогрессивное русское общество", созданное самим же царем, открыли ему глаза. Это совпало с началом его трагической любви к юной княжне Екатерине Михайловне Долгоруковой(1847-1922), его будущей второй жене светлейшей княгине Юрьевской.

В сентябре-октябре 1863 года к берегам Североамериканских Соединенных Штатов подошли две русские эскадры. Одна, под командованием контр-адмирала Лисовского, стала на рейде у Нью-Йорка, вторая — под командованием контр-адмирала Попова — у Сан-Франциско. Это была военная помощь императора Александра Второго, только что освободившего крестьян, президенту Аврааму Линкольну (1809 — 1865), боровшемуся против рабовладения и работорговли в Западном полушарии, где шла в это время гражданская война. Вдохновителями идеи раздела Америки был банкирский дом Ротшильдов, которые как раз в это время открывали в САСШ его филиал и стремились взять под контроль их территорию, противопоставив католиков Юга и протестантов Севера, и одновременно создать уже и на Юге негритянскую республику наподобие Гаити под собственным контролем.

В качестве ударной силы банкиры использовали Англию и Францию. Обо всем этом знал рейхсканцлер Германии Бисмарк, знал и Александр Второй, которые совместно и сообщили Линкольну о сговоре банкиров. Англия и Франция через русских послов в Лондоне и Париже получили от царя предупреждение о том, что их вмешательство в военные действия на стороне конфедератов против Севера будет рассматриваться как объявление войны России. При этом русским адмиралам был дан приказ сражаться с любой силой, морской или сухопутной, которая выступит на стороне рабовладельческого Юга.

Линкольн одержал победу, благодаря русскому царю и русскому флоту, о чем сегодня не принято вспоминать в Америке. Однако вскоре после окончания войны он погибнет от руки наемного убийцы Ротшильдов, нашедшего прибежище в Англии. А в Париже совершается покушение на Александра Второго во время его поездки в Булонский лес вместе с Наполеоном Третьим. Стрелял поляк Березовский — якобы это было местью за подавление Варшавского восстания, — стрелял дважды, но неудачно — кто-то из свиты заслонил царя своей лошадью.

В 1865 г. в своем обращении к конгрессу Линкольн заявил: "Я имею двух главных врагов — армию Юга передо мной и финансовый институт в тылу. Из этих двоих тот, что в тылу — мой самый главный противник". Позже, в том же году, президент Линкольн был убит.

Здесь надо иметь в виду, что польское восстание 1863 года было, прежде всего, восстанием шляхты, которую лишили владения собственными крестьянами, поскольку манифест 1862 года распространился на всю территорию империи. Начинает оформляться союз банкиров и крепостников. А о ситуации с Америкой надо сказать так. Продажа Александром Вторым Аляски в этом свете выглядит как попытка утверждения антибанкирского союза России и САСШ, возможность установления которого рухнула только в 1913 году, когда Ротшильды, Варбурги и другие крупнейшие банкирские семейства (допустив в свою среду англосаксонских протестантов Рокфеллеров), создали Федеральную резервную систему, позже также финансировавшую Троцкого и троцкистов, равно как и Гитлера.

Именно в 1867 году, в Париже, после выстрела Березовского царь принимает решение уже окончательно связать свою судьбу с Екатериной Долгоруковой, скрепив тем самым историческое единство Романовых и Рюриковичей и начав освобождение от "романо-германского плена". Тогда же начинается и охота на коронованного зверя (так её называют сами революционеры). Но эту охоту уже открыто поддерживает британская корона. Еще с 1850 года лорд Пальмерстон прилагает усилия к созданию Всемирной империи с центром в Лондоне.

Его первый союзник — барон Джеймс Ротшильд. Ставка делается на все без исключения революционные силы, прежде всего, на "Молодую Италию" Джузеппе Мадзини. Герцен, вступив в связь с Ротшильдом, создает прообраз "Молодой Италии". После окончания Крымской войны он начинает — в Лондоне — издавать "Полярную звезду" и "Колокол", специализирующийся на разглашении государственных тайн России. Однако вскоре Герцен, поддержав польское восстание 1863 года, начинает терять поддержку читателей в России и становится готов к компромиссу с самодержавием. Позже он вообще глубоко разочаровывается в Западе. Ставка Британии меняется. Ею станет "Народная воля".

Фактически, Александр Второй принимает решение — через собственную судьбу — соединить — самым глубинным, брачным образом — Российскую империю и старую Русь: княжна прямо происходила от Рюрика, Святослава и Владимира Мономаха. Речь на высшем государственном уровне шла о возвращении к русской старине — при одновременной модернизации государства и общества. Не просто о браке, а о воссоздании Старой Руси и о суверенитете государства, поставлении его вне и над "европейским концертом". Не случайно активно работавший над созданием единой мировой финансовой системы в начале ХХ века "человек Ротшильдов в России" граф Сергей Юльевич Витте(1849 — 1915), был одним из главных врагов княгини Юрьевской: его знаменитые "Воспоминания" буквально переполнены открытой к ней ненавистью. Именно со слов графа Витте историческая литература переполнена ехидными рассказами о взятках светлейшей княгине, через которые различные сомнительные лица достигали карьерных и коммерческих выгод.

Вот поистине вопиющие строки "Воспоминаний" Витте, приоткрывающие глубины происходившего в Петербурге и Лондоне. Витте, оставляя крайне многозначительный намек, рассказывает о том, как он, будучи еще совсем молодым начальником Одесской железной дороги, получил телеграмму о том, что на обратном пути из Ялты в Петербург будет ехать одна высокопоставленная дама, на которую надо обратить особое внимание. Она должна прибыть в порт с пароходом. Пароход опоздал. "На нем приехала дама, которую я ожидал, и еще кто-то с нею был", — пишет Витте.

Это была княгиня Долгорукова, и он поехал с нею. "Между тем, — пишет далее Витте, — по неисправности начальник станции Одессы, не дожидаясь моего поезда, вероятно думая, что я не приеду, пустил другой поезд, который шел раньше того поезда, на котором я должен был везти княгиню Долгорукую, и таким образом, въезжая на станцию, мы еле-еле не столкнулись с этим поездом. Сколько раз после я думал: ну а если бы произошла ошибка и наш поезд меньше даже, чем на одну минуту, опоздал бы? Ведь тогда произошло бы крушение, и от вагона, в котором ехала княгиня Юрьевская, остались бы одни щепки, и какое бы это имело влияние на всю будущую судьбу России, не исключая, может быть, и 1 марта?"( Витте С.Ю. Воспоминания, М, 1991, с.60-61)

Обвинения Витте княгине Долгоруковой в том, что уже в бытность свою "конкубиной", а затем и супругой императора брала подношения с железнодорожных концессионеров еврейского происхождения, прежде всего, клана Поляковых (об одном из них император пишет ей: "Твой еврей очень занятен"), находят неожиданное и совершенно естественное объяснение: она, по сути, обложила данью потомков хазарской знати на правах прямой наследницы Святослава, освободившего Русь от хазарской дани, а затем и уничтожившего со своей дружиной каганат в одну ночь, и, тем самым, став каганом. Тем самым Александр Второй показывал всем "имевшим очи", что новая русская династия не будет подчиняться складывающемуся мировому финансовому царству, но подчинит его себе, сразу же обложив данью.

Министр финансов граф Витте С. Ю.Именно Витте, будучи еще совсем молодым человеком, стоял у истоков поразительно странной организации под названием "Священная дружина", которая считается тайной монархической организацией, организацией именно по охране монархии. Однако так ли все просто?

"Священная дружина" была создана в марте 1881 года, сразу же после убийства Александра Второго. Витте, тогда служивший, казалось бы, по совсем не имевшему отношения к петербургскому двору ведомству — он был начальником отделения эксплуатации в правлении Юго-Западной железной дороги — сам предложил "Дружине" свои услуги, а некоторые считают, что сам ее и создал. Впрочем, вряд ли то, и вряд ли другое — такого рода организации не создаются в одночасье — их история обычно уходит в века. Но напомним важнейшее обстоятельство: в это время Витте был тесно связан с банкирским домом "Рафалович и Ко", созданным в Одессе еще в 1833 году и, в свою очередь, принадлежавшем к финансовой группе Ротшильдов.

В своем письме к Константину Петровичу Победоносцеву Витте предлагал "организовать крестовый поход против врагов порядка". Что такое "крестовый поход"? Кто такие "враги" и какого "порядка"? В этом самый главный вопрос.

Впервые нечто подобное "Священной дружине" мы встречаем в Европе ХI века, в пору так называемой "папской революции". Это "Священные легаты" — организация, созданная папой Римским Григорием VII Гильдебрантом, направленная на то, чтобы усмирять непокорных ему князей, королей и даже императоров. В составе организации ведущую роль играли ассасины — члены особого ордена "крайнего действия", профессиональные "ликвидаторы". "Священным легатам" принадлежит основная заслуга в борьбе пап с Гогенштауфенами — германскими императорами, взбунтовавшимися против тогдашнего мирового порядка после "папской революции". Напомним: именно Григорию Гильдебранту принадлежит идея о том, что церковная власть это "солнце", а империя — "луна", светящая отраженным светом.

Само название "Священная дружина" принадлежит обер-прокурору Священного Синода Константину Петровичу Победоносцеву по аналогии именно со "Священными легатами": как раз в это время Победоносцев занимается переводом знаменитого католического трактата XIV века "De imitato Cristi" ("О подражании Христу" — на самом деле следовало бы переводить точно — "Об имитации Христа"), принадлежавшего католическому теологу Фоме Кемпийскому. Был ли на самом деле Константин Петрович монархистом, каким его часто представляют, или его политический идеал лежал в иной плоскости? Воздержимся от окончательных суждений.

Кто же вошел в "Священную дружину", предложенную к созданию молодым Витте и названную так Победоносцевым? Формальными организаторами были великие князья Владимир и Алексей Александровичи, родные братья Александра Третьего, граф Петр Павлович Шувалов, Петр Андреевич Шувалов, граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков, генерал Ростислав Андреевич Фадеев — родной дядя С.Ю.Витте, обер-прокурор Синода Константин Петрович Победоносцев и ряд других руководящих лиц Империи. Обратим внимание на то, что предки Шуваловых и Воронцовых-Дашковых окружали Екатерину Вторую и входили в масонские ложи "елагинского согласия", в которых в свое время формировалась вся высшая бюрократия. В свою очередь "елагинские ложи", как мы уже говорили, получили легитимацию в Англии.

"Священная дружина" появилась (точнее, про-явилась) сразу же после гибели Александра Второго. Все эти лица составляли и ранее так называемый "ближний круг наследника", будущего императора Александра Третьего. В последний год царствования Александра Второго двор разделился на "партию наследника" и "партию Юрьевской", которую возглавлял назначенный "диктатором" граф Михаил Тариэлович Лорис-Меликов. При этом Лорис-Меликов, действительно, стремился к "конституции" европейского типа. Еще раньше он вел двойную игру: с одной стороны, "организовывал" обеспечение и поддержку будущей коронации светлейшей княгини, с другой — в качестве чуть ли не "вознаграждения" самому себе за эти "услуги" предлагал один за другим проекты ограничения верховной власти.

В конце концов император остановился на казавшемся компромиссным, а на самом деле очень радикальном, но вовсе не в смысле западного парламентаризма, варианте — законосовещательном собрании по типу старомосковских Земских соборов при Государственном совете. Вместе с таким Земским собором он и предполагал решить вопрос о новой, коренной русской, как он сам подчеркивал, династии, юридически преемствующей Романовым без нарушения присяги Собора 1613 года. Это и означало бы освобождение государства вместо освобождения от государства, чего на словах — только на словах — добивались революционеры.

Освобождение от "романо-германского плена" и восстановление преемственности от Московского царства и Киевской Руси. Но переход к монархии с Земским собором был неразрывно связан с династическими переменами. Только прямой потомок разбившего Хазарский каганат и изгнавшего его верхушку с Русской земли Великого князя Святослава мог бы, как власть имущий, продиктовать свою волю мировой "финансовой аристократии" и британскому двору, и обеспечить России подлинную свободу и независимость. В противном случае, Земский собор неизбежно выродился бы в парламент, начал диктовать власти волю партий (частей) и привел бы к распаду империи. Только через воссоединение Домов Романовых и Рюриковичей могло прийти освобождение

Иными словами, земская, "народная" (если говорить словами Ивана Солоневича) монархия без Рюриковичей невозможна. Именно это и имел в виду император Александр Второй, когда говорил, что сыну своему Георгию Александровичу Юрьевскому (1872-1913), прямому потомку Святослава, русские люди скажут: "Этот — наш".

Вышло иначе. Потребовалась искупительная жертва. Принесены были царь-мученик Николай Второй, царица-мученица Александра Феодоровна (принцесса Алиса Гессенская) и их августейшие дети. Царство "ушло на небо".

Но в этом случае возникает и такой вопрос: быть может, и брак с княжной Долгоруковой (тоже, кстати, Екатериной) Петра Второго, прерванный ее быстрой смертью, и первый брак первого Романова, Михаила Феодоровича, с Марьей Владимировной Долгоруковой, которая странным образом заболела через несколько дней после свадьбы, а через пять месяцев умерла, летопись крайне многозначительно называет эту смерть карой Божьей (чьей, на самом деле, карой?) — стоял на чьем-то пути к некоей власти — возможно, мировой — или, по крайней мере, угрожал некоему порядку (вспомним слова Витте)?

Итак, кара Божья. Не больше и ни меньше. Но кара — какого Бога?

Перефразируя?, спросим: какая историческая сила выносила решение покарать русских царей? И за что ?

Что же до "монархической" "Священной дружины", то она выпускала в Женеве газету "Правда", в которой царь — Александр Третий, верховный покровитель — или только как бы покровитель — "Дружины" именовался "коронованным тромбонистом", а главный редактор "Правды", некто Иван Климов (не сам ли Сергей Юльевич Витте?), в своих передовицах писал: "Говорят, что Александр Третий последнее время особенно занят разучением на тромбоне похоронного марша. Уж не инстинктивное ли это предчувствие?" (см. Б.В.Ананьич, Р.Ш.Ганелин "Сергей Юльевич Витте и его время", СПб, 1999).

Они писали от имени революционеров, компрометируя последних в глазах так называемой публики, или все же для революционеров? Вот вопрос.

Только через три года после восшествия Александра Третьего на престол состоялось венчание его на царство — случай совершенно не виданный в истории не только России Романовых, но и вообще монархических государств. Это может означать только одно: по каким-то причинам новый император боялся — или просто не хотел — принимать венец и державу. А когда принял — не процарствовал (хотя царствовал на редкость успешно, почти триумфально) и десяти лет.

Агентом "Священной дружины", который приезжал в Женеву наблюдать за работой прессы, был человек под кличкой "Антихрист". Это был сам Сергей Юльевич Витте, значившийся в "Дружине" "братом №113" (см. Б.В.Ананьич, Р.Ш.Ганелин, Указ.соч, сс.17-36).

Роль Витте в разрушении Российской империи уже в XX веке хорошо известна. Именно он был фактическим автором гибельного "Манифеста 17 октября", содержавшего в себе вопиющую государственно-правовую неопределенность в виде положения о том, что "Император законодательствует вместе с Государственной Думой", что, по сути, подвесило Россию в состояние "между монархией и республикой". Государь попытался исправить это положение "третьеиюньской системой", но было уже поздно. "Раскачка", усугубленная войной — против континентальной Германии, в союзе с Англией, которая в это же время через своего посла в Петербурге Дж.Бьюкенена готовила Февральскую революцию, пошла. Всё это уже хорошо, слишком хорошо известно.

Недавно ушедший от нас выдающийся французский писатель и геополитик, друг России Жан Парвулеско (1929-2010) говорит о Первой мировой войне и последовавшей за ней череде революций как о "специальной буре с особыми целями" по уничтожению европейских монархий: Российской, Германской и Австро-Венгерской. При этом он задает вопрос, и сам же на него отвечает: "Почему тогда не была побеждена той же самой "специальной бурей" Британская Империя? Конечно, и её час пробьет, и уже скоро, но удар — "специальная буря" — прежде всего был призван уничтожить те европейские монархии, которые были особым образом основаны на божественном праве, иными словами, наследовавшие через Священную Римскую Империю германской нации собственно Римской империи (в данном случае историософия Жана Парвулеско несколько отличается от нашей, но не непримиримым образом. — В.К.).

Британская же империя оставалась, как и старое Британское королевство, извращённым, тотально отчужденным образованием, наделенным особой миссией — миссией предательства и преступления, субверсии и вероломства… Все наши, то есть принадлежащие к противостоящему "тайне беззакония" стану, прекрасно знают об адской игре "двора святого Иакова", развязавшего так называемую французскую революцию, безчестно потопившую в ее собственной крови французскую ветвь Бурбонов, которых именно Лондон подталкивал к последнему порогу, дабы низвергнуть в поглотившее их круговращение тьмы.

Точно таким же образом прямая ответственность за уничтожение последних Романовых лежит на либеральной мрази вроде Ллойд Джорджа (1863-1945), мастера адской интриги, стряпчего Версальского договора, аннулировавшего для Романовых право политического убежища, о котором вел переговоры Керенский (здесь Парвулеско ошибается: Керенский лично передал все "права" на узников Ленину и Троцкому — В.К.), право, открывавшее для будущих жертв екатеринбургской бойни путь из Советской России к свободе и просто к жизни. Все так и есть. Разве депутат Джеймс Рамсей Макдональд, такая же гнусная мразь, не позволял себе публично называть Николая II "замаранным кровью созданием" и даже "преступником в соответствии с естественным правом"?" (Парвулеско, Жан. "Путин и Евразийская Империя", СПб, 2006, с.с. 146-149).

И далее: "Великая Имперская тайна Николая Второго, как мне кажется, заключается в в безусловной и неразрывной связи с великоконтинентальной евразийской миссией России… Находясь непосредственно на жертвеннике, Россия непрестанно созидает — или хотя бы пытается это сделать — последнее имперское единство герметически выражаемых орлом Дома Романовых двух ликов — европейского и азиатского — живого тела Третьего, Иного, Евразии, Великого континента, обретающего свою древнюю историческую идентичность в установлении Евразийской империи конца. Тайный геополитический взор Николая II — сегодня это совершенно очевидно — был направлен в сторону Великой Азии и к планетарному выходу в Тихий океан…

Вильгельм II, считавший себя "Императором Атлантическим", называл Николая II "Императором Тихоокеанским". Сам же Николай II всю жизнь и стремился стать Императором Тихоокеанским, но от имени Европы, имея Европу за за собой, Европу "от Атлантического океана до Тихого" (вменяя в ничто "острова", удел "Дана с кораблями". — В.К.). Секретные имперские контрстратегические службы Николая II, безусловно, изучали отдаленные великоконтинентальные пространства в перспективе "имперской миссии" России. Они преуспели и в прямой конспирологической разведке. В начале 1917 года планы русского вхождения в Тибет и взятия его под имперский протекторат были полностью готовы." (там же, сс. 173-174).

Это было прямым и непосредственным продолжением геополитики Рюриковичей, прежде всего царя Иоанна Васильевича Грозного, а также и творца "новых Романовых" ("Павловичей"), императора Павла. Кто бы ни стоял у истоков династии (пусть даже и Джон Ди), Романовы "пошли поперек" всей "атлантической ветви", поперек наследников Thuata de Dannan, восстанавливая полярные, гиперборейские линии Vamsa Surya. За что и расплатились мученической кровью. Были ли спецслужбы "Британской короны" (Сити плюс Виндзоры) самостоятельны в своих действиях? "Ликвидация Российской Императорской семьи, — пишет Парвулеско. — как в лице её непосредственных представителей, так и в лице некоторых кровных линий, прямых или имеющих очевидную значимость, было исполнением неких обязательств, тайных обязательств. Кого перед кем? Если мы найдём ответ на этот вопрос, то он полностью изменит угол зрения на залитые кровью — по ту сторону пространства и времени — стены таинственного дома Ипатьева в Екатеринбурге" (там же, с. 151).

Ротшильды приказали находившимся под их контролем большевикам казнить Царя Николая II и всю его семью в России. Это месть Ротшильдов за то, что Царь Александр II объединился с Президентом Авраамом Линкольном в 1864. Для них особенно важно уничтожить всю семью, включая женщин и детей, с целью показать миру, что с вами случится, если вы попытаетесь пойти против Ротшильдов".

В определенной "рифмовке" со всем сказанным бытуют устойчивые слухи, о том, что Русский Царь, будто бы "предупрежденный духовными лицами" о революции сделал огромный вклад в созданную Ротшильдами (вместе с Варбургами, Морганами, Лазарами, Шиффами, другими банкирами той же идентичности, а также Рокфеллерами и при участии Британской королевской семьи) в 1913 г. Федеральную резервную систему (частное предприятие, заменившее Государственный банк США и фактически создавшее всю современную "виртуальную экономику" на основе бумажных долларов) — чуть ли не до 50% её активов, что послужило основой разнообразных афер вплоть до т.н. "дела Анастасии".

Можно согласиться с серьезностью этих недоумений, на протяжении многих лет то появляющихся, то исчезающих. Конечно, для окончательно суждения нужны неопровержимые факты. Однако на этот счет есть и иные сведения, не ставящие под угрозу репутацию государя, в разрушении которой более всего заинтересованы Ротшильды и Виндзоры. Личное имущество императорской семьи до 1917 года находилось в ведении Министерства императорского двора и уделов. Это ведомство подчинялось непосредственно императору и больше ни перед кем не отчитывалось.

Основную часть этого имущества составляли фабрики, дворцы, имения и прочая недвижимость (Эрмитаж, Академия художеств, Беловежская пуща, Абрау-Дюрсо, Массандра и т.д.). Далеко не все приносили доход. Часть удельных лесов сдавалась в аренду. С 1797 по 1897 год на "общие надобности" императорской семьи выделили 236 миллионов рублей.

Общая площадь удельных земель составляла около 8 миллионов десятин (до 90 тысяч квадратных километров, больше Чехии). Никакие вклады в иностранных банках не могли сравниться с этим богатством. Тем не менее, когда в 1905 году возникла угроза потери трона, Николай II перевел в берлинский банк Мендельсона около 4 миллионов рублей в виде "процентных бумаг". В 1913 году почти все ценные бумаги вернули в Россию (курсив наш. — В.К.). В Берлине, по-видимому, остались только немецкие облигации, за которые уцелевшие Романовы в 1938 году получили около 25 тысяч фунтов на всех. Счета императорской семьи в британских банках были закрыты к 1900 году.

Министерство Императорского двора было упразднено в 1917 году, а отдельные его учреждения перешли к разным ведомствам.

Америка сама по себе — это мы должны понять и осознать — не является "центром глобализма". Это лишь временная "перевалочная база", "территория", освоенная "мировым островом" — блуждающим. В самих Соединенных Штатах говорят так: "Америка стала государством-банкротом, которое полностью перешло в собственность к кредиторам. Они владеют Конгрессом, они владеют исполнительной властью, они владеют властью судебной. Им принадлежат все структуры государственного управления. У вас есть свидетельство о рождении? Оно тоже принадлежит им". Во времена Александра Второго и Авраама Линкольна это еще можно было предотвратить (хотя, конечно, государство, построенное на месте тотального уничтожения коренного населения, всё равно не устоит…).

Но и это не главное. Речь шла не об экономической, и даже не о политической, а о генетической мести. Тем, кто из последних сил нес на себе бремя древнейшего, изначального и единственного.

Николай Козлов цитирует важнейший текст, опубликованный американским журналом American Mercury ("Убийство Царя и уничтожение Рюриковичей — акт расовой мести", 1968): "Затем большевики начали погоню за Рюриковичами из династии Рюрика и Олега, убивая всех мужчин, женщин и детей, которых они могли захватить: Барятинских и Белосельских, Долгоруковых и Друтских, Щербатовых и Шаховских, Вяземских и Волконских, а также и многочисленных Оболенских. Их выслеживали, мучили и убивали. Даже тех Шаховских, кооторые открылись в Саратовской губернии, живших как простые деревенские люди, и тех уничтожили: отца, мать и ребенка" ( Цит. по Николай Козлов, Указ.соч, с.27)

Русский Престол опустел. Если бы не "большевистская остановка истории", а затем сталинская (в точности по Константину Леонтьеву) "подморозка России", он был бы захвачен и присвоен немедленно.

Но "Британская корона", разумеется, не оставляла и не оставляет своих начертаний о "зеленой земле". В этом же ключе она рассматривала и Вторую мировую войну. Современный русский историк и публицист Александр Елисеев пишет о Второй мировой войне как о "глобальной революции, при помощи которой транснациональная олигархия планировала объединить мир под своей "железной пятой". "Ведь в чем заключался расчет мировой плутократии? — задает вопрос Елисеев и отвечает: — Она желала разгрома как России, так и Германии.

«Ведь в чём заключался расчет мировой плутократии? — задает вопрос Елисеев и отвечает: она желала разгрома как России, так и Германии. В этом случае на континенте утвердилось бы тотальное владычество Англии, которая и так владела несметными территориями, разбросанными по всему земному шару. Францию она, скорее всего, поглотила бы (вспомним про реваншистские планы Лондона). И Штаты тоже могли бы попасть под власть Англии. А там уже, на базе Британской империи, возникло бы всемирное псевдогосударство, отрицающее национальную государственность...

В 1945 году Россия выиграла войну и получила в награду всю Восточную Европу. Германия же, хоть и была разделена, но не потеряла субъектность.

Система национальных государств была сохранена, и создание всемирного „государства“ пришлось отложить в долгий ящик. А на роль мирового лидера транснациональная олигархия подобрала новую страну — США. Британия не справилась с главной задачей, возложенной на нее, хотя и сумела расстроить советско-германский союз, смертельно опасный для мировой плутократии».

Сегодня, когда Соединенные Штаты начинают «вползать» в системный кризис, шансы «Британской короны» в рамках глобального управления вновь повышаются. При этом главным объектом захвата вновь становится «Белая Индия».

Сити и Виндзорский дворец готовы использовать реально сложившуюся ситуацию. После распада СССР, крушения коммунизма и самодискредитации демократии вопрос о полноценном восстановлении исторической Русской государственности действительно стоит на повестке дня. В известном смысле мы находимся в ситуации накануне 1613 года. Совершенно очевидно и в каком-то смысле даже естественно, что «британская корона» (в истинном, широком смысле) стремится «дозахватить» то, что по разным причинам не было захвачено ни в 1613-м, ни в 1917-м. Британские спецслужбы в Феврале стремились не к установлению демократии в России, а к превращению подданных российской короны в подданных британской короны. Следует понять, что сегодня, усилиями тех, кто не сумел (да и не хотел) восстановить Россию после 1991 и 1993 гг., созданы все условия. Вначале подспудно, а сегодня уже вполне открыто ведется работа по передаче пустующего Российского престола «британскому кандидату».

На сегодняшний момент их два.

Первый — Майкл, принц Кентский (р. 1942), действительно, имеющий — в условиях перерыва всех прямых легитимных линий — некоторые права на Российский престол (при условии перехода в Православие).

Прапраправнук Николая I, двоюродный брат королевы Великобритании Елизаветы II. По линии своей бабки Елены Владимировны — праправнук русского императора Александра II. Он окончил Военную академию в Сэндхерсте, где выучил русский язык, получив диплом военного переводчика, затем служил в штабе военной разведки. В 1992 году впервые посетил Россию, после чего посещает ее постоянно. Масон, великий мастер британской Великой ложи Востока. В английском престолонаследовании занимал первоначально 8-е место, но, женившись на католичке, утратил права на британский престол — согласно закону 1701 г. Жена — ранее разведенная австрийская баронесса Мария Кристина фон Рейбниц.

Австрийский тесть состоял в нацистской партии, дослужился до звания штурмбанфюрера СС.

Легко видеть, что принца Майкла уже с юности готовили как специалиста по России, причем в элитных учебных заведениях британской разведки.

«Бывших разведчиков», как известно, не бывает, как и «бывших масонов».

Принц Майкл является великим мастером Великой ложи, которая объединяет примерно треть масонов в Британии Кроме того, он — шеф Российско-Британской торговой палаты (РБТП)/Russo-British Chamber of Commerce (RBCC). Характерно, что РБТБ была создана как раз тогда, когда британская разведка и британское посольство в Петрограде уже приступили к спецоперации по устранению государя Николая II от власти...

Принц Майкл Кентский широко использует для своих долгосрочных планов «масонский ресурс» ( кто в конечном счете здесь использует кого, и не использует ли всех «третья сила», в данном случае не так уж важно). При этом одним из «опорных пунктов» всё более становится Украина.

В 2007 г. киевская журналистка Наталья Приходько опубликовала «Интервью со многими неизвестными» с анонимным сотрудником киевских спецслужб.

Характерно, что ранее, в 2006 г., в связи с работой над этим материалом киевский Институт проблем управления им. Горшенина составил заключение о «психическом заболевании» автора, «поддающемся лечению в условиях стационара». Собеседник Натальи Приходько, много рассказав об участии масонства в перипетиях политической борьбы на Украине, в частности, в «деле Гонгадзе», поведал о том, что в 1992 — 1993 годах на Украине появился один из высших иерархов масонского движения, профессор Джулиано ди Бернардо — специальный уполномоченный принца Майкла Кентского как «неформального лидера мирового масонского движения».

Принц «считает себя одним из претендентов на российскую корону и рассматривает масонство как возможный мощный объединительный фактор для своей будущей империи, в которую он не прочь вернуться». Уточняется: сам он уже стар, но рассчитывает передать будущую Российскую корону кому-то из своих племянников — Виндзоров. «С этой целью его привлекает развитие масонского движения на всей территории бывшего Союза — и тесная координация действий между масонскими организациями». Более того, «масонство для принца — средство для возрождения Великой Империи». В этом всё дело: какой именно империи, Российской, Британской или вообще Атлантической, или даже всемирной, не уточняется.

Почему тогда Украина? «Майкла Кентского убедили, что возрождение Великой Руси должно начаться из Киева. И не только Великой Руси — сейчас очень актуальна тема „Единой Европы от Атлантики до Владивостока“ — масонская тема. Кроме того, путём своих геометрических и математических исследований масоны решили, что Чернобыль — это не зло, а величайшее благо для человечества. Мол, на этих землях должна появиться новая раса белых людей — более стойкая, более способная к продолжению человеческого рода, не подверженная острым болезням современности, не испорченная морально и духовно... Масоны именно здесь, у нас, хотят создать некую фабрику по воспроизводству расы. А ещё масонов очень интересуют наша энергетика и наши плодородные земли». А началось все с того, что «ещё в шестнадцатом веке Мишель Нострадамус пророчествовал, что на берегах Борисфена, то есть Днепра, будет установлен новый порядок». Всё это рассказал Наталье Приходько её собеседник.

Еще один важный документ. Редакции интернет-портала «Русская народная линия» была передана аналитическая записка, посвященная проекту создания в России псевдомонархии. В ней, в частности, говорится: «Анализ политических событий последнего десятилетия позволяет предположить что одна из британских спецслужб, а именно Штаб военной разведки (Defence Intelligence Staff/DIS), разработала и реализует проект изменения конституционного строя в Российской Федерации — превращение России в конституционную колониальную монархию и проведение на должность главы Российского государства сотрудника DIS, гражданина Великобритании принца Майкла Кентского... Лицами, заинтересованными в реставрации монархии в России и проведении своего кандидата на роль Государя Императора, являются:

1. Британская королевская семья (British Royal Family) — дом Виндзоров, преследующий своекорыстные цели.2. Министерство обороны Великобритании (Ministry of Defence) и Штаб военной разведки (DIS) как структурное подразделение Министерства, решающее задачи расширения НАТО на Восток.3. Российско-Британская торговая палата (RBCC) и входящие в нее монополии, преследующие цели получения сверхприбылей. Членом всех трех вышеперечисленных групп является Майкл Кентский.

Далее авторы записки указывают на то, что «в Государственной думе ФС РФ депутаты 5-го созыва (2008-2011 гг.) уровня председателей комитетов между собой открыто обсуждают кандидатуру Майкла Кентского как вероятного главы Российского государства. При этом эксплуатируются ассоциации с легендой о призвании варягов — „придите и володейте нами“ — и имя первого русского царя из династии Романовых — Михаила — тезоименитого Майклу Кентскому.» Приводятся также слова близкого к нынешнему Кремлю политолога Станислава Белковского: «Русскому человеку нужен инородец в качестве руководителя, иначе он не почитает его, не верит. Вот нам рекомендуют монархию». «Восстановление монархии, формальной или неформальной, является единственным выходом для России, потому что это — единственный способ восстановления сакральности центральной власти». («К барьеру» Kreml.org http://www.kreml.org/ other/82246730).

Вот, кстати, как ведется агитация в пользу Майкла Кентского на сайте Белковского АПН.РУ: «Что касается имени последнего русского царя, которого Бог непременно дарует возродившейся Руси, то у святых отцов и старцев нет ясных указаний на это. Вещий монах Авель говорит, что это имя известно в истории Руси дважды, но не как царское, а княжеское. Если учитывать только прославленных в лике святых Церкви, то можем назвать немного святых князей с одинаковым именем. Например, с именем Михаил (ближайшим к имени Майкл) известен св. князь Михаил Тверской и св. князь-мученик Михаил Черниговский.

На имя Михаила указывает и св. пророк Даниил. Известно, что св. царь-мученик Николай Александрович отрекся от престола в пользу князя Михаила. Это имя как бы закрепилось за престолом, ибо отречение князя Михаила в пользу временного правительства не может быть действительным. Вполне допустимо, что имя последнего русского царя будет Михаил. Старцы полагают, что будущий царь родится с одним именем (например, Майкл), а вступит на престол с другим (скажем, Михаил), сменив имя повелением Божиим, как это было с Аврамом (ставшим Авраамом) и Иаковом (который стал Израилем). Будем же терпеливы и прозорливы в ожидании нового Царя!»

Ну а сам Майкл Кентский, посетив два года назад Кострому, подарил Ипатьевскому монастырю (sic!) колокол «Царь Михаил».

В 1996 году близкий к спецслужбам английский писатель Фредерик Форсайт написал роман «Икона» (Frederick Forsyth, Icon), где агенты ЦРУ и СИС в результате активных мероприятий в РФ реализуют проект колониальной монархии и делают главой Российского государства Майкла Кентского. В России книгу быстро перевели и издали большим тиражом. В 2005 г. она была экранизирована в США. Картина была дублирована на русский язык и показана по российскому телевидению. Сам «британский кандидат» регулярно появляется в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Костроме.

Вот что довелось автору этих строк писать о «проекте Майкл Кентский» еще в 2006 г.: «То, к чему иезуиты склоняли решительно отвергших их последних Рюриковичей, — бороться ценой русского народного моря с океаном Востока — теперь сделают англо-американцы с помощью «исконно русской» Царской власти. Причём, при современных средствах стратегического и финансового контроля рассчитывать на потенциальный выход новой «Кентской династии» из-под контроля её истинных хозяев и её постепенную «русификацию» невозможно. Такая «попытка независимости» уже была оплачена падением Романовых, а что можно ожидать от пародии на них?..

Участие Британского королевского дома в заговоре думских и правительственных кругов и интеллигенции против последнего российского императора — доказанный факт, как и отказ от предоставления царской семье убежища весной 1917 года по просьбе А.Ф.Керенского (насколько искренней — вопрос иной). Британская корона не только способствовала свержению династии Романовых, когда-то, быть может, и «посаженных» ею в России, но и обрекла царскую семью на неизбежную смерть. Хотели ли они ехать в Англию — это так же, как в случае с Керенским, — вопрос иной. Важен сам факт отказа, факт обречения на смерть. Что означает неотменимое воспрещение когда-либо призывать кого-либо из Виндзорской династии на русский престол. Но даже если допустить (на минуту), что в планах Запада нет и намека на ведение войны с Востоком русскими руками, то остаются и другие, более приземленные аргументы.

Так, принц Майкл уже сейчас является крупнейшим акционером мировых нефтяных компаний, что делает его объективно заинтересованным в России как в нефтяной трубе для «золотого миллиарда» и заставляет вспомнить о другой британской звезде — Маргарет Тэтчер с ее тезисом о 15 млн. человек как оптимуме русского населения. Такой контекст реставрационного проекта — действительно, совершенно «оккупацион- ный» — навсегда подорвёт саму идею восстановления Русского Царства. А имя будущего «царя» — Михаил — станет поистине сатанинской пародией на Книгу пророка Даниила, Откровение Мефодия Патарского, исполнением — наизнанку! — предсказаний русских святых и подвижников: «Михаилом началось — Михаилом кончится!» — пародийное воплощение этой крылатой, издревле известной фразы станет плевком в сердце русской истории. Коронация Майкла Кентского будет означать неудачу тысячелетней России, провал всего. Бездну" (http://pravaya.ru/leftright/472/2365).

Вторая предполагаемая «британская фигура» — Принц Гарри (Генри) Уэльский (р. 1984) — младший сын принца Уэльского Чарльза и его первой жены, ныне покойной принцессы Дианы, внук королевы Великобритании Елизаветы II, праправнук королевы эллинов Ольги Константиновны, через которую состоит в родстве с Российским домом Романовых. В сентябре 1998 года поступил в Итонский колледж, который окончил в июне 2003 года. Находясь затем в академическом отпуске в течение года, поехал в Австралию, затем несколько месяцев провёл в Африке. В январе 2005 года появился на костюмированной вечеринке в подобии формы Африканского корпуса вермахта со свастикой на рукаве. Был вынужден принести официальные извинения.

В том же году был принят в Королевскую военную академию в Сэндхёрсте и в апреле 2006 в звании второго лейтенанта был отправлен в Королевскую конную гвардию. В конце апреля 2007 было объявлено, что принц будет направлен на службу в Ирак, однако уже в мае было решено направить принца в Афганистан. В декабре 2007—феврале 2008 гг. нёс службу в провинции Гильменд в качестве авиационного наводчика. 16 апреля 2011 года ему было присвоено звание капитана Армейского воздушного корпуса. Как члену Королевской семьи, на восемнадцати- летие ему был пожалован личный герб, основанный на гербе монарха Соединенного Королевства. С ноября 2010 года российские СМИ публикуют неофициальные предложения о том, что Гарри мог бы занять Российский престол в случае его реставрации. Еще ранее, в Рунете, был создан рад cообществ (www.tsar harry.ru и др.), пропагандирующих идею «приглашения» принца Гарри на русский престол.

«Надо дать Англии шанс» — так многозначительно называется статья Татьяны Москвиной («Аргументы недели», 2 ноября 2010). Автор в очередной раз говорит о государственно-политическом и правовом тупике, постигшем Россию после краха СССР и восклицает: «Выход из лабиринта подсказала дата — 4 ноября. Этот день, объявленный общенациональным праздником, символизирует окончание великой Смуты и изгнание из Москвы польских захватчиков. После чего Земский боярский собор (он был, конечно, как раз не „боярским“, а всесословным, — В.К.) избрал (не „избрал“, конечно, а определил. — В.К.) в 1613 году на русский престол Михаила Федоровича Романова. Династия правила 300 лет, и Россия достигла неслыханного расцвета».

И далее: «Самый очевидный способ — пригласить на русский трон младшего сына принца Чарльза и принцессы Дианы — принца Гарри (Генри). Ему сейчас 26 лет. Этот толковый и симпатичный малый — третий в списке престолонаследия. Учитывая долгожительство английских престолодержателей, он вряд ли имеет в ближайшие 50 лет реальные шансы на королевскую работу. Принц Гарри состоит в родстве с царским домом Романовых. Как известно, наша императрица Александра Федоровна была внучкой английской королевы Виктории. Выучив русский, приняв Православие и женившись на русской девушке, он может и должен стать долгожданным, заветным русским царем. И переменить всю геополитическую карту мира».

Далее начинается обоснование. Оно крайне характерно (и вскользь, но весьма внятно касается многих вопросов, о которых шла речь в нашей работе): «В какой-то степени это долг Англии перед Россией — отдать нам принца Гарри. Ведь мы перед Островом ни в чем не повинны — а список английских козней против России занял бы тома. Не говоря уже про то, что в свое время именно Англия не спасла внучку королевы Виктории и ее семью от ужасной кончины — а могла бы. Нам очень нужен свежий человек, новая сила, возлюбленный и долгожданный пришелец (в точности по Белковскому! — В.К.), способный вынести всю тяжесть общественных упований».

Татьяна Москвина предлагает (точнее, «озвучивает предложение»): «Конкретные шаги: провести общенародный референдум по вопросу о восстановлении царского дома и получить согласие Великобритании на отправку принца Гарри в Россию. После этого именно он будет в качестве последней инстанции утверждать законы и кабинет министров. А также „давать добро“ на губернаторов. Именно в ведении царя будут находиться вопросы о правах человека. С таким объемом работы может справиться только крепкий английский парень, поэтому не надо откладывать дело в долгий ящик». Ну и, конечно, заканчивает с пафосом: «Вернётся в Россию царь — вернётся и благословение Божие!»

Чьи же предложения «озвучивает» газета через своего корреспондента? Цитированная выше «аналитическая записка» внятно отвечает на этот вопрос. Можно расшифровывать и дальше: именно ради такого, пусть запоздалого почти на столетие «предложения» и делалась Февральская революция, а потом и была расстреляна «вышедшая из-под контроля» царская семья. И теперь всё это выдается за благодеяние.

В этом же году в последовавшие за свадьбой принца Вильяма дни кампания российской печати в пользу принца Гарри возобновилась.

Экс-дипломат, а ныне журналист Александр Баунов тут же предлагает «радикально сменить форму правления в России и вернуться к самодержавию, посадив на российский престол британского принца Гарри и дав ему имя Игорь I. В России на это шутливое предложение практически не отреагировали, а вот в Великобритании некоторые обратили на него внимание» (http://www.newsru.com/russia/04may2011/prince.html)

Статья «бывшего дипломата» так и называется: «О свадьбе Принца Уильяма и необходимости монархии в России». Конечно, обращает на себя внимание тон «капээсэсной передовицы» (поручение, видимо, есть поручение!), но дальше автора начинает «нести», скорее, в духе нынешней «желтой прессы»: «Пусть (принц Гарри) принимает парады, наносит визиты, дает обеды и выступает с новогодними поздравлениями... У нас не бывает королевских свадеб, и я в этом не вижу ничего хорошего. Вся наша придворная жизнь вращается вокруг депутатов с избыточным весом, бездарных певцов и бывших участников телевизионных реалити-шоу.

При виде свадьбы (принца Уильяма и Кейт Миддлтон) и приготовлений к ней, мне думается, что было бы хорошо восстановить у нас монархию... Там, где короля нет, население начинает обожать, чтить и направлять свои инстинктивные рыцарские чувства на действующего главу исполнительной власти. Который, признаться, для этого не особенно предназначен, ибо является лицом, во-первых, в силу должностных обязанностей предназначенным для критики, во-вторых — временным, обреченным на уход. Отсутствие предмета обожания для народа выливается, по его мнению, в то, что «глава исполнительной ветви превращается в национального лидера, отца родного, батьку, дуче, команданте, лидера джамахирии».

Между тем Баунов отмечает, что в настоящее время «бесспорных претендентов» на романовский трон нет, но принц Гарри не просто случайная фигура. Его прапрабабушкой была великая княжна Ольга Константиновна, внучка Николая I и кузина Александра III, а царю Николаю II он приходится «дальним племянником». Кроме того, убежден бывший сотрудник МИДа, для Гарри легко было бы найти «симпатичную русскую невесту». Физик Никита Говорун также поддержал эту идею: «У них (британцев) еще свободен принц Гарри. Может, женить его на какой-нибудь русской Золушке, присягнуть ему на верность, и мы заживем счастливо, как они там, в Англии? И пусть он будет не Генри или Гарри, а Игорь Первый».

Российское агентство новостей комментирует: «Это предложение перестает казаться настолько курьезным на фоне результатов недавнего интернет-опроса, который показал, что более трети россиян хотели бы жить в России с конституционной монархией. За это проголосовали 39% опрошенных. Нынешний строй поддерживают только 24%, а 12% хотели бы жить при коммунизме... С помощью принца можно избавить российскую политическую элиту от лишних придворных интриг и позволить правящему тандему заняться исключительно управлением государством, цитирует газета The Daily Mail ироничные замечания Баунова».

И еще очень важное. Все тот же Баунов продолжает: «В последние годы высказывалось предложение отдать царство принцу Майклу Кентскому, который также связан «сильными кровными узами» с последним русским царем и, к тому же, настолько на него похож, что «при встрече с двойником Романова во время его частых наездов в Россию пожилые женщины падали на колени».
Вот это последнее как раз и важно: двойником.

Не будем забывать, что Британский королевский дом, происходя от Вельфов — мажордомов, с самого начала выступал как двойник истинного Царского рода. Это и имел в виду Жан Парвулеско, когда писал о «извращенном, тотально отчужденном образовании, наделенном особой миссией — миссией предательства, субверсии и вероломства».

Заменить Романовых на их «двойника», чтобы сделать окончательно невозможным полное восстановление всего — династическое воссоединение Руси — Царского рода (то есть, воссоединения Романовых с Рюриковичами) и России как великой державы — вот цель «Британской короны» (включающей в себя мировую банкократию).

Как справедливо сказано в цитированной выше аналитической записке, «Проект „Конституционная монархия“ является пародией на завершение русской Смуты № 2, он приведет к потере Россией своего суверенитета. Отечественные политики, органы законодательной, исполнительной и судебной власти должны проявить волю и государственный иммунитет, чтобы не сделать Родину колонией иностранного государства».

Категорическим императивом Русской истории является восстановление Государства Российского во всей его полноте и иерархической завершенности. И, конечно же, воссоединение Великой, Малой и Белой Руси. Нужно думать и о единстве Великого Континента, и совершенно не как о «масонской теме» — иначе. Но всё это — без Виндзорского дворца. «Давать Англии шанс» мы не будем.

http://zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/11/928/42.html

0 комментариев




%d такие блоггеры, как: